Banner

Дело на четыре километра

На прошлой неделе закончилась внеочередная аттестация сотрудников МВД. Из более чем восьми тысяч тюменских милиционеров в ряды полицейских не приняли только 65 человек. Если перевести в проценты, то результат впечатляет – менее одного процента сотрудников были не аттестованы. Что ж, остается порадоваться, видимо, в тюменской, теперь уже полиции, действительно работают профессиональные, честные, грамотные люди. И их большинство.

Не покидает надежда, что и на дорогу выйдут такие же честные, неподкупные, профессиональные, а главное – юридически подкованные инспекторы ГИБДД, тем более что на недавней пресс-конференции начальник региональной Госавтоинспекции Геннадий Лоточкин заявил, что все его сотрудники, кто проходил аттестацию, сдали экзамен на знание нормативно-правовых актов.

Однако еще до официальной сдачи экзаменов своеобразное знание этих самых нормативно-правовых актов показал на деле инспектор Самоловов, который составил административный протокол на водителя Кирякова. Забегая вперед, справедливости ради отметим, что, вполне вероятно, инспектор потом вооружился таки разными учебниками, подтянул все свои "хвосты" и с экзаменом справился не хуже других. Мы того доподлинно не знаем. Но на момент описываемых событий список допущенных гаишником нарушений и несоответствий в решении суда занял три листа убористого текста. Впрочем, эта история показывает всю парадоксальность судопроизводства по административным делам в отношении водителей.

Подкинул мне ее знакомый автоюрист, представлявший интересы водителя в суде, сказав, что в его практике впервые такой случай, с таким количеством ляпов. А ситуация в общем-то банальна и в ней мог оказаться любой, кто не мыслит своей жизни без автомобиля.

Ну, сами посудите, едете вы себе вечером, часу в десятом, по трассе. Скорость не превышаете, строго выдерживаете 90 километров в час, и вдруг перед вами возникает груженая фура или, допустим, грузовичок, тихо и неспешно поднимающий пыль на скорости не выше 70-80. И кто знает, куда это транспортное средство едет. Может, до самой столицы. Не тащиться же за ним (а разница в скорости, даже в 10 километров, весьма ощущается на дороге), и бьет по темечку мысль – обогнать, чтобы не вдыхать выхлопные газы этого «пылесоса». Примерно о том же думал и водитель Киряков, двигаясь на своем автомобиле «Мерседес» из Ханты-Мансийска в Тюмень. На 377-м километре трассы в Уватском районе он обогнал "МАЗ". А через некоторое время был остановлен нарядом ДПС и привлечен к ответственности за обгон в зоне действия знака 3.20 «Обгон запрещен». Как все было на самом деле, сейчас уже тайна, покрытая мраком. Но факт остается фактом: в своем объяснении автолюбитель указал, что Правил дорожного движения не нарушал, поскольку в момент обгона ни запрещающих этот маневр знаков, ни сплошной разметки не было.

А дальше начинается самое интересное. В материалах дела появляются показания свидетеля Самоловова (того самого инспектора, составившего протокол (!), который предоставил схемы организации движения на дороге. Причем схемы никак не обозначены, не заверены печатью выдавшей их организации, на них не указано, участок какой дороги изображен, а кроме того, они не соответствовали схеме нарушения ПДД, составленной самими сотрудниками Госавтоинспекции. Так, на схеме нарушения ПДД отсутствует разделительная полоса, указано наличие знаков за 800 метров до километрового столба 377 км, при этом завершение обгона автомашиной Кирякова обозначено за 90 метров до километрового столба 373 км, как будто обгон совершался на протяжении 4 (!) километров. Ширина дороги указана 8 метров. На схеме же организации дорожного движения ширина дороги не указана, расположение знаков и нанесенная разметка не соответствует схеме, составленной инспекторами ДПС. Далее в деле появились замеры машин, но почему-то «Ниссана» и «КамАЗа», а не тех, что фигурируют в протоколе и обозначены на схеме нарушения ПДД. Путался инспектор-свидетель Самоловов и в собственных показаниях. На суде он указал, что автомобиль «Мерседес» был остановлен в конце 373-го км, а в протоколе - на 374-м км.

Не внесли ясности и показания водителя "МАЗа", который сообщил, что легковой автомобиль обогнал его на 377-м км, а остановили «Мерседес» на 374-м. При этом в показаниях водителя грузовика вообще отсутствуют данные о том, имелся ли запрет на обгон на этом участке дороги, где он был совершен, какие и где установлены знаки и т. д. Можно перечислять и дальше, но в заключение несколько, казалось бы, малозначительных нарушений.

Во-первых, в копии протокола об административном правонарушении в графе об ознакомлении водителя с протоколом его подпись отсутствует, в то время как в оригинале стоит подпись, авторство которой Киряков отрицал. Во-вторых, нет подписи водителя и в графе о разъяснении прав лицу, привлекаемому к ответственности. Что означает, что инспекторы их не разъяснили. Об этом стоило бы сказать отдельно. Хоть по прежним законам, которыми руководствовались сотрудники милиции, хоть по новому закону о полиции стражи порядка должны разъяснять права тем, кто привлекается к ответственности. Доказательством того, что права были разъяснены, служит подпись привлекаемого к ответственности в соответствующей графе. Как правило, сотрудники ГИБДД этим себя не утруждают, а водители автоматически подписываются там, где инспектор поставил галочку.

И в-третьих, инспектор Самоловов даже название КоАПа РФ написал с ошибкой – «Кодекс об административных нарушениях» (вместо "правонарушениях").

Поводов усомниться в виновности водителя предостаточно. Тем не менее мировой судья судебного участка №4 Калининского округа Тюмени вынес постановление о привлечении Кирякова к административной ответственности и лишил его права управления транспортным средством на четыре месяца. При этом судья в своем постановлении умудрился указать неверный адрес проживания водителя.

В юридической среде давно ведутся дискуссии о необходимости разработки и принятия Административно-процессуального кодекса, в котором бы по аналогии с процессуальными кодексами в уголовном, гражданском, арбитражном праве детально расписывалась процедура судебного производства по административным делам. Однако единого мнения среди юристов на этот счет нет. Одни полагают, что такой кодекс нужен, другие ссылаются на то, что административное право является разновидность гражданского и судопроизводство по таким делам может вестись на основе Гражданско-процессуального кодекса. Но отсутствие четкой процедуры приводит к парадоксам, например, таким, как привлечение инспекторов ГИБДД в качестве свидетелей по делам в отношении водителей.

Если проводить аналогию с уголовным правом, то это все равно что следователя, проводившего расследование по делу, привлекать в качестве свидетеля. Что недопустимо, поскольку он - лицо, заинтересованное в наказании преступника. В административном производстве это в порядке вещей. Даже появилось устойчивое выражение, которое обычно сокращают до аббревиатуры «НОНД» (нет оснований не доверять сотруднику милиции/полиции). Показания одного гаишника в суде могут перевесить десяток свидетелей со стороны водителя. По сути, в административном процессе по делам в отношении водителей, нарушивших ПДД, нет стороны обвинения, вернее, эти функции отчасти берет на себя мировой судья. Ни о какой презумпции невиновности и речи быть не может. Не суд доказывает вину водителя, а он вынужден доказывать свою невиновность. Еще один парадокс.

Из всего этого напрашивается вывод: либо инспекторы ДПС действительно не знают нормативно-правовые акты, которыми должны руководствоваться при привлечении к ответственности водителя, нарушившего ПДД, либо настолько уверены в том, что автолюбителю не избежать наказания, что не утруждают себя правильным составлением доказательной базы.

У нашей же истории все-таки счастливый конец. Уже федеральный судья Калининского районного суда отменил постановление мирового судьи, прекратил производство по делу и обязал ГИБДД вернуть Кирякову водительское удостоверение. В своем решении судья сослался на статью 1.5 КоАП РФ, которая гласит, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу.

И еще один нюанс. Водитель, чья вина не была доказана, понес определенные моральные и материальные издержки (оплатил услуги защитника) и вправе предъявить иск по их возмещению. Такое право ему дает гражданское законодательство. И судебные прецеденты в ряде субъектов России уже есть. В общих чертах это выглядит так: поскольку инспектор ГИБДД состоит на службе государства, то иск предъявляется к государству в лице Министерства финансов либо финансовых органов субъекта Федерации. А они уже в свою очередь могут взыскать компенсацию материального и морального ущерба непосредственно с сотрудника ГИБДД. Возможно, отвечай гаишник за каждый «пяткой» составленный протокол из собственного кармана, то и подобных дел заметно поубавилось бы. Вот только это не всегда работает. А почему? Об этом в другой раз.

Комментарии

Колонки этого автора

Госуслуги в электронном виде одна профанация?
0
Верной дорогой идете...
0
Кто последний в очереди за памятником?
7
PR бесплатным не бывает
19
Да здравствует «тотальная безграмотность»!
0
Теорема Пифагора
0
Закодированные
1
Спасибо … за наше счастливое детство
0
В страховой выплате отказать
0
О социальной ответственности бизнеса
3
Дубликат бесценного груза
0
Как гаишники «примостились» на Ялуторовском тракте
1