Banner

Записки помбура: Город маленький, бедный и опасный

Буяны люди благородные

Если кто-то подумает, что, приехав в Кызыл, мы сразу же по уши забурились в работу, то это будет глубоким заблуждением. Больше недели, пока руководство в виде первых пробивных ласточек подготавливало, что называется, почву для работ, мы сутками нежились в одном из лучших отелей города, который носит имя национального героя Буяна Бадыргы. Имя Буян меня слегка насторожило. «Так вот почему нам следует опасаться тувинцев, они, оказывается, любят буянить», – выпорхнула первая догадка. Хотя, как выяснится позже, многие тувинцы и действительно много буянят, но если у нас буян – развязный неугомонный человек, то у тувинцев с точностью до наоборот: Буян, значит сильный и благородный.

Пока устраивались в гостинице, присматривался к молодому человеку с чудной фамилией Лебедкин. С ним я попал в один номер, с ним же мне и предстояло работать в одной бригаде. Вася Лебедкин водитель КамАЗа, на котором установлена наша буровая установка. Простой деревенский парень, на голову выше меня, который, кажется, одним ударом кулака может запросто очень сильно огорчить породистого быка. Дома у него остались жена, дети, сельхозтехника, не один десяток голов всякой живности. Василий с любовью всем этим занимался. Однако и его – молодого крепкого мужика, нужда заставила податься на иные, нежели сельскохозяйственные, заработки. Он признается: в деревне с каждым годом жить становится труднее. Не курит, не пьет, за все время работы я ни разу (!) не слышал от него матерка. А как он по телефону воркует со своей женушкой… На небесах, кажется, колокольчики звенят – радуются за них.

В холле гостиницы Вася по простоте душевной из недр своих одеяний достал толстенную пачку командировочных денег, перетянутых резинкой, и стал отсчитывать сумму, требуемую за жилье. У Валеры глаза чуть не выскочили из орбит, губы превратились в шипящую змею:

– Ты офигел?! Спрячь счас же! В деревне у себя не видел таких денег, так, видимо, опьянел. Потрясти перед всеми хочется. Тебя вон уже пасут, чтоб потом по горлышку ножиком.

В углу на диванчике сидели двое подозрительных тувинцев. Вася изменился в лице и быстрехонько упрятал банкноты опять в свои недра.

В гостинице красные дорожки, часы со временем Нью-Йорка, Токио, Новосибирска, Кызыла, Улан-Батора. В последних часах, почему-то, почувствовалось некое невидимое преклонение тувинцев перед монголами.

Маленький, бедный и злой город

В нашем номере пахло хлоркой. Хотя подумалось: «Зачем здесь хлорировать что-то. Горный воздух, верховья Енисея, никаких предприятий, чтобы загрязнять воду». В подтверждении этому вода, что налил в ванну, была небесно голубого цвета. В ванной комнате ждали нас в упаковках зубные щеточки, бритвенные станочки, шампуни – офигеть. Белоснежные полотенца пахли черемухой. За полторы недели в гостинице я постепенно оплывал жирком, щеки круглели, и вскоре я сам был почти что тувинец, такой же круглолицый с узкими глазками. Если доводилось от скуки или по питательной нужде выползать наружу, то я и там, как мне кажется, принимал облик представителя коренного населения: интуитивно делал ноги колесиком и семенил словно Ванька-встанька. В кызыльской мгле, издалека, как мне самому думалось, очень сходил за тувинца, посему и надеялся, что в таком моем виде никто ко мне не будет приставать.

Однажды мы поперлись за ряженкой, Вася, похоже, без нее жить не может. Пока шли до магазина, кажется, пол-Кызыла исколесили. По дороге встретили «нашу», то есть славянской внешности, пожилую женщину, разговорились. С ее слов стало понятным, что живет она здесь, потому что родилась и уезжать некуда, родители еще до войны переселились сюда; работы, как и везде по России, нет. И не только для русских; вечером ходить страшновато – могут пристать пьяные; за клиента в маршрутку водители друг другу могут морду разбить; конокрадство до сих пор процветает; национальный вопрос остро стоит – местные тувинцы с монгольскими тувинцами дерутся, ну и наш брат тоже под горячую руку попадает. Подвела итог своему рассказу женщина и вовсе печально: «Город маленький, бедный и опасный».

Неподалеку от гостиницы до наших с Васей ушей долетело:

– Эй, славяне, дай спичку.

Оглянувшись, я слегка обомлел: это были те двое, что сидели в холле. Но Вася не растерялся и с деревенским спокойствием молвил:

– Не курим мы и в зубах не ковыряемся, так что спичек у нас нет.

Метаморфозы кызыльской маршрутки

В оплату за номер входит завтрак. В буфете нас обслуживала неотразимая тувиночка с личиком Нефертити. Завтрак как завтрак, культурно-интеллигентный. Такой, чтоб не обожраться, но и не протянуть ноги. Первой строкой более-менее существенное блюдо, а затем какие-либо лакомства по убывающей. К примеру, парочка сосисок размером с Васин мизинец, с горсточкой рожек, баночка йогурта, пара печенюшек и кофе. Можно выбирать лишь один из нескольких комплексов. Содержимое комплексов написано на бумажке, которая лежит перед носом на барной стойке. В первый наш утренний заход Вася без тени сомнения опять же с душевной простотой заказал себе завтрак, ткнув пальцем в первые строчки каждого из комплексов.

Нефертити слегка откинувшись лучезарным взором, некоторое время пыталась уловить нить пожеланий необычного клиента, способного скушать за один присест половину трехлетнего бычка. Потом тихо, будто извиняясь, прошелестела губами: «У нас так не делают». Вася слегка понегодовал в душе, а через некоторое время мы снова поперлись за ряженкой. В общественные столовые пока побаивались заглядывать, над мозгом довлела информация о том, что Тува занимает одно из первых мест в России по заболеваемости туберкулезом. Про гостиницу хотелось бы еще вот что сказать. В буфете обратила на себя внимание местная водка под названием «Монгулек». Нет, не в том смысле обратила, что нам от тоски и печали захотелось наклюкаться. Монгулек – это священная гора у тувинцев. Тому, кто это придумал – назвать водку священным именем, думаю, тувинцы с удовольствием устроили бы аутодафе. Даже в Москве трудно представить водку с названием, к примеру, «Поклонная гора» или «Храм Христа-Спасителя». Хотя, кто его знает.

Туберкулёз туберкулёзом, но из общественного транспорта в Кызыле одни лишь маршрутки. А знаете, какова в них плотность? Ни за что не догадаетесь, сколько одновременно тувинцев и нас с Васей может поместиться в одной кызыльской маршрутке. Собственными глазами считал и не верил собственным глазам: двадцать шесть пассажиров однажды выползло из нее. Причем, в каждой маршрутной «газельке» свой кондуктор, который ногой открывает и закрывает двери за нижнюю скобу. Сидят эти пассажиры в салоне и стоя, и лежа, и буквой «зю», и по две попы в мое лицо, и сразу по три маленьких тувинок на одном Васином колене. Однажды в щель сквозь груду тел удалось разглядеть, как в маршрутку втиснулся очередной пассажир, и за ним впритирку захлопнулась дверь. Лицо у пассажира было взрослое, но рост его, это чувствовалось по всему, был детсадовский. «Вот, человек без ног, – с сожалением подумал я, – а тоже надо ехать». Каково же было мое удивление, когда этот «безногий» на своей остановке вывалился из такси, выдвинул из себя конечности, словно расправил треногу для геодезических приборов или телекамер, и пошел восвояси. Куда он складывал свои ноги во время езды, оставалось только догадываться.

Комментарии

Колонки этого автора

Деревеньки под Питером бедные, но земля дорогая
1
Записки помбура: фирма трещину дала
0
Записки помбура: На лицо ужасные, добрые внутри...
1
Записки помбура: О, Петербург! О! Дивный сон...
0
Не было бы счастья, да несчастье помогло
0
Записки помбура: омский след
0
Записки помбура: в тувинских песнях – горный ветер
0
Записки помбура: город-сад
0
Записки помбура: Здесь президент кувалдою махал
0
Записки помбура: Русский тувинец
0
Записки помбура: Это содрогнулась земля
0
Записки помбура: судьба меня связала с Примадонной
0
Записки помбура: вот так я стал артиллеристом
0
Записки помбура: Васю чуть не убило
0
Записки помбура: стая матерых волков
2
Записки помбура: Михалыч
0
Записки помбура: От такой жизни петь хочется
0
Записки помбура: Мне снились круглые гробы
0
Записки помбура: Тува – это маленькая Италия
0
Записки помбура: в ожидании первой командировки
0
Записки помбура
3
За капустой в космос, или Как во мне проснулся студент
4
Новогодние выкрутасы
8
Бог мой
7
Тоска сродни пустынному ветру…
4
Как я «таджиком» работал
11
Как Лариса Ивановна с Лилией Николаевной бодались
0
Может, мы обидели кого-то зря?
12