Право на маскарад

Мой первый Хэллоуин запомнится мне надолго. В тот год как раз в конце октября я собиралась лететь в Россию. В ночь перед моим рейсом мы гуляли по Нью-Йорку. Я смотрела на разряженных горожан и думала: как много же я пропущу, – и ругала себя за то, что не запланировала свой вылет хотя бы на пару дней позже. Мне особенно запомнилась пара нью-йоркцев, ловивших рядом с нами такси: девушка в костюме Клеопатры и ее спутник в полном облачении гладиатора, включающем высокие кожаные сандалии. Это были вестники праздника, который я упускала. В следующем году я твердо решила взять свое.

К Хэллоуину, как и к любому большому празднику, американцы начинают готовиться сильно заранее. Костюмы начинают продавать уже в августе, а в середине сентября «жуткая» черно-оранжевая атрибутика заполняет полки магазинов окончательно. В начале октября все украшают дома – внутри появляется множество тыкв, настоящих и искусственных, пауки, фигурки ведьм и пугал. Фасады и газоны внезапно оказываются оккупированными зомби, привидениями и прочими странными фигурами, обреченными мокнуть под дождем четыре недели.

Мы живем на улице, когда-то носившей название «Дорога старых королей». Ее ширина не изменилась с тех времен, когда разъехаться на ней могли только две конные повозки. По обеим сторонам улицы на мили и мили тянутся симпатичные капитанские домики, где когда-то жили моряки всех портов Кейп-Кода и их семьи. Каждый вечер, возвращаясь домой, мы как будто проезжаем через бесконечную Хэллоуин-инсталляцию – желтые листья, зеленые газоны, тыквы со светильниками внутри, стоящие на крылечках, паутина на окнах и пугала, пугала, пугала.

Отмечать канун Дня всех святых начали еще древние кельты. Правда, конфеты тогда требовали в обмен на молитву об усопших, а «светильник Джека» делали из репки. Вырезать страшные рожицы на тыквах начали уже американцы – тыква мягче, чем репа, и она была не только более дешевым вариантом, но и куда более удобным. Первоначальное значение ритуала вряд ли кого-то уже интересует – раньше изготовление самодельного оранжевого фонаря с устрашающей ухмылкой должно было охранять дом от злых духов, разгуливающих по свету в ночь Хэллоуина. Сейчас наборы для вырезания можно купить в любом магазине, а сюжеты претерпели серьезные изменения – мне лично в этом сезоне довелось увидеть тыкву – спанч боба квадратные штаны, тыквы – Майкла Джексона, Обаму и Митта Ромни.

Когда я спросила нескольких знакомых американцево том, что самое главное в этом празднике, слаженный хор ответил мне: «Конфеты!» Первоначально в Европе так называемый «гайзинг» предполагал, что дети, ходящие от дома к дому, должны спеть песню или рассказать страшную историю в обмен на угощение. Очень похоже на наши колядки. В Америке традицию называют “trick-or-treat”, что можно перевести как «проказа или угощение». Впервые этот термин начали использовать только в 1930-х. Предполагается, что если хозяин дома не одарит детей конфетами, маленькие монстры обязательно напакостят в ответ. На деле такое случается достаточно редко.

Зато для шалостей отвели отдельную ночь – в канун Хэллоуина отмечается Mischief night, когда подростки официально выходят на улицы, чтобы проучить соседей и послать им сигнал: «конфет лучше не жалеть». По словам Стива, в тройке самых популярных проказ – закидывание машин яйцами, обматывание деревьев вокруг домов туалетной бумагой и «на десерт» – собачьи какашки в бумажном пакетике, оставленные гореть на чужом крыльце.

Американцы сетуют, что времена изменились. Раньше детей отпускали в конфетные рейды одних. Теперь с многочисленными историями о похищениях и педофилах такое сложно себе представить. Национальная программа регистрации людей, уличенных в нездоровом внимании к детям, позволяет родителям прямо на их смартфонах видеть карту своего района с красными точками – местами проживания sex offenders. Эта информация добавляет поводов для паники.

Кроме того, мамы и папы проверяют все сладости, добытые их чадами, прежде чем позволить им их есть. Один из традиционных американских осенних десертов – яблоки в карамели – был когда-то популярным угощением для trick-or-treat. Пока газеты не начали писать об иголках и бритвенных лезвиях, найденных в яблоках, розданных детям на Хэллоуин. Быть родителем в Америке – это все равно что ежедневно обороняться от враждебного мира, едва успевая менять патроны.

Изменились и костюмы. Все реже их делают самостоятельно, все чаще покупают. Правда, я в ночь на Хэллоуин в прошлом году все же засекла огромного желтого трансформера Бамблби, мастерски сделанного из коробок. В этом году за своим костюмом я пошла в “Nelly's Suits you” – самый популярный на Кейпе магазин праздничной атрибутики. Его владелица Нелли Чихэн рассказала мне, что самыми популярными нарядами в этом сезоне стали персонажи айфонной игры Angry Birds, костюм женщины-павлина и супергерои – Капитан Америка, Wander Woman и Бэтмэн в особенности. Каждый год неизменными бестселлерами остаются французские горничные, полицейские, секси-спецназовцы и секси-пираты. Кстати о секси. Если мужские костюмы еще хоть как-то соответствуют приличиям, то все женские наряды явно становятся короче с каждым годом. Больше половины ассортимента маскарадного магазина я бы смело отнесла к категории «носить только в спальне с закрытыми ставнями и приглушенным светом». Для многих Хэллоуин – это законный повод одеться вызывающе.

В прошлом году я была эскимосской девочкой – Стив нашел костюм в последний момент, блуждая по магазину между жуткими резиновыми мордами и гроздьями париков. Плюшевый, окантованный белым мехом наряд шел в комплекте с варежками и искусственным мороженным. Решение было принято быстро. Мой саркастичный будущий муж сказал мне тогда: «Ну знаешь, ты все же из Сибири, так что в этом во всем есть определенный смысл». Все бы хорошо, но в этой «шубке» было очень жарко, и идея была не вполне очевидна для окружающих. Меня то и дело спрашивали, в кого это я вырядилась.

В этом году я решила подойти к вопросу серьезно и после долгих поисков выбрала наряд Алисы из Страны чудес – милое бело-голубое платье с пышной юбкой. Блондинистый парик и зеленые контактные линзы должны завершить образ. Но когда Нелли сказала, что ее магазин продал небывалое количество костюмов Алисы и Червовой Королевы в этом сезоне, я решила добавить к наряду вампирские клыки. Шансы встретить еще одну Алису-вампира, надеюсь, невелики.

Хэллоуин в этом году приходится на среду, поэтому костюмированные вечеринки, уже начавшиеся, растянулись на несколько дней. На выходных мы отправились в бар неподалеку. Стоило нам войти внутрь, как меня посетило чувство дежа вю – все было совсем как на новогодних утренниках в моем детском саду. Мне, кстати, по неведомым причинам пришлось три года подряд быть лисичкой.

Разряженные люди внимательно оглядывали каждого вновь прибывшего, вежливо обходили персонажей с объемными костюмами и самоотверженно танцевали. Пожилой клоун позволял всем дергать его за красный нос-дуделку и даже разрешил мне сфотографировать их с женой, наряженной в оранжевый дорожный конус. Женщина-павлин предложила мне поменяться костюмами в следующем году. Певец группы, выступавшей в тот вечер, весьма профессионально нарядился гейшей. Все как будто вернулись в детство – и так дружелюбные по большей части американцы просто исходили весельем и задором, хлопали друг друга по плечу и не ленились идти через всю комнату, чтобы похвалить чей-то костюм. На вечеринке оказались сразу две Дороти из Волшебника страны Оз в коротеньких голубых платьях и с косичками. Тотошка бы не вынес этого зрелища – его маленькая хозяйка явно выросла.

На следующих выходных мы собираемся еще и на большую «домашнюю» вечеринку к одному из наших знакомых – владельцу тату-салона и победителю местного реалити-шоу о молодоженах. Местные магазины продают все необходимое для превращения обычного дома в ужасную обитель зла: дымные машины, рулоны паутины, движущихся и говорящих монстров и маленьких зомби-младенцев.

Хэллоуин – это время страшных фильмов и тыквенных угощений. Все ТВ-каналы устраивают многодневные хоррор-марафоны, а рестораны и магазины предлагают тучу изделий со вкусом тыквы. Бары продают тыквенное пиво с корицей и коричневым сахаром, а кондитерские – тыквенные маффины, чизкейки и леденцы.

Кажется, что американцы тратят значительно больше времени на подготовку к празднику, чем на само празднование. Но и в этом процессе они находят много интересного. Хэллоуин дает детям право шалить и не быть за это наказанными, а взрослым дарит шанс вернуться на ночь в детство, нарядиться белочкой и подурачиться всласть.

Комментарии

Колонки этого автора

Догнать Санта Клауса!
0
Про любовь и авиацию
1
Про секс, самолеты и снова про красную помаду
0
Давайте не бояться вместе: почему самолет безопаснее велосипеда
0
Как пережить долгий полет: секреты стюардесс
0
Про доктора Дао и вонючие ноги: за что выгоняют из самолета
0
Как я стала стюардессой
0
Когда Америка мерзнет
1
Почти пропущенный день индейки
9
Круги на воде
1
Лето в Бостоне
2
Худая Америка
4
Толстая Америка
9
The Americans: русские шпионы стали героями американского телевидения
0
Я стар, я супер-стар
0
Спасибо вам за все
2
До свадьбы заживет
5
Как Пасхальный кролик прятал яйца в траве
0
Скажи платью да!
7
Сколько нужно времени, чтобы в кого-то влюбиться? Пара часов
0
Что русскому человеку делать в Америке
0
It's begining to look a lot like Christmas
0
Нью-Йорк
10
«Бананы Фостер» – когда нельзя, но очень хочется
1
Ураган «Айрин» глазами очевидца
0
Что русскому человеку делать в Америке и как туда попасть
11
Печенье для Кеннеди
3
Я выхожу замуж за американца
12