Banner

Только для своих

Кажущееся единство какой-то группы людей, бессмысленное по самой сути, с точки зрения божьего промысла, классический пример того, что Боконон назвал «гранфаллон». Курт Воннегут «Колыбель для кошки»

«Поселок для людей одного круга» – это достаточно распространенная концепция среди продавцов коттеджных поселков в Москве, а теперь и в Тюмени. (Краткое отступление не к месту: от слова «концепция» меня уже начало передергивать так же, как от словосочетания «экологически чистый»). Попробуем разобраться, в чем прелести и ловушки современной сегрегации и до какой степени она возможна сегодня в коттежном строительстве в лучшем городе Земли.

Запрос общества

Нельзя сказать, что стремление жить среди близких по духу и социальному статусу свойственно исключительно покупателям домов в коттеджных поселках. Любой биологический вид стремится к обособлению и защите территории своего прайда. Кто-то делает палисадники у подъезда, кто-то заваливает дворовые проезды бетонным блоками для защиты от набегов карет скорой помощи и пожарных машин, кто-то ставит шлагбаум поперек двора. Таким образом мы, высшие приматы, демонстрируем окружающим свой ареал обитания. Впрочем, у нас на КПД я наблюдал среди людей и более архаичные формы разграничивания территории, более свойственные четвероногим, когда самец оставляет метки мочой на корнях деревьев.

В определенный момент времени человек понимает, что сложившийся в микрорайоне жизненный уклад не в полной мере отвечает его культурным запросам. Об обособленном проживании с близкими по духу горожанин начинает задумываться после заливистой матерщины у подъезда в три часа ночи, стычки с соседом, не донесшим мусорный пакет до мусоропровода и пьяных воплей студентов, снимающих двушку на четверых через стенку в соседнем подъезде. Подобно отцам-пилигримам люди стремятся за город, чтобы там найти счастье и новое отечество. «Там, вдали от городского шума, мы создадим общество равных среди равных, где добродетель и просвещение наконец-то восторжествует».

Примерно таким образом рассуждали религиозные диссиденты из пуритан, высадившиеся в 17-м веке у мыса Код в Массачусетсе. В первую зиму половина из них умерли, зато теперь в их честь празднуют день Благодарения. Судьба обособленных поселений рядом с Тюменью менее трагична, но и праздновать пока нечего.

Исторический опыт

В домаректинговую эпоху сегрегация чаще всего была насильственной или вынужденной. Бантустаны в ЮАР, черта оседлости в России и гетто в Италии не были добровольным выбором их жителей. Борьба с сегрегацией на Юге США принесла Мартину Лютеру Кингу Нобелевскую премию мира 1964-м и пулю в Мемфисе 1968-м году. Человек, вырвавшийся из черных гетто в Нью-Йорке и из фавел Буэнос-Айреса – это герой литературы конца XX-го века.

Однако с развитием различных движений за гражданские права, свободы, равенства и братства стало нарастать и предложение в сегменте «чистых мест». Подстриженные газоны, вежливые соседи, одинаковые занавески на окнах – это не только мультфильм «Over the Hedge» (в нашем прокате «Лесная братва»), но и реальность многих заграничных девелоперских проектов. Эмигранты свидетельствовали, что даже в самый разгар кризиса недвижимости 2000-х во многих местных комьюнити США латиносам, русским и неграм жилье не продавали ни за какие деньги. Мало того, теперь дискриминация есть не только по расовому и имущественному признаку, но и по возрастному. Например, в США получили большую популярность проекты, в которых недвижимость нельзя покупать людям младше 50 лет.

Здесь и сейчас

Есть ли шанс развиться поселкам «только для своих» в Тюмени? На мой взгляд, и да, и нет. В Тюмени сегодня сложно выбрать устойчивую социальную страту, целевую аудиторию, под которую можно было бы заточить проект. Социальная структура города, при всей его внешней инертности и неторопливости, динамична до чрезвычайности. Вчера человек был водителем у кого надо, сегодня бизнесмен, завтра госслужащий, послезавтра в международном розыске. В том же Патрушево несколько домов дожидаются выхода на свободу своих хозяев – десятилетье прошло как сон, жизнь и потребности радикально изменились. Обладатели заветных 6–10 миллионов рублей существенно отличаются и по возрасту, и по социальному происхождению, и по роду занятий. Северные пенсионеры сейчас все менее падки на рекламные посулы и весьма прижимисты по цене.

Молодые профессионалы нефтегазовой отрасли еще более мобильны. Полевой инженер Лукойла может оказаться в любой точке планеты от Ганы до Северного моря. После полученного жизненного опыта ненавязчивый сибирский сервис местных девелоперов вряд ли будет стимулом для покупки домика под Тюменью. Не только я отмечаю постоянный рост требований со стороны покупателей загородных домов. Из-за нарастающей глобализации, еще не родившийся тюменский загородный рынок поселков «для своих» уже испытывает давление со стороны развитых проектов не только Краснодарского края, Московской и Ленинградской областей, но и далеких территориально, но близких по цене Черногории, Испании и Болгарии.

Что, кроме эфемерной «концепции» может привлечь людей в «замкнутый» загородный проект? Качественно построенное жилье (десяток красиво вычерченных 3-D рендеров в «европейском стиле» не помогут, проверено). Реальный сервис, разумная цена, прозрачное самоуправление территорией. Четкое понимание того кто будет убирать дороги, возить в город, обслуживать септики, торговать в магазине, стричь газоны, чинить крыши, раздавать Wi-Fi, сидеть с детьми, травить клещей, регистрировать по месту жительства, возить саженцы, чинить стиральные машины и оформлять завещания. Только и всего.

Что люди ценят более всего? Внимание к себе любимым. Сегодняшние девелоперы делают ставку на лозунг столетней давности «землю – крестьянам». Однако покупают земельные участки далеко не крестьяне. Картошку не садят, коров не пасут. Поэтому единственная возможность продать сегодня загородный поселок как престижное место – обеспечить городской комфорт в пригороде.

Комментарии

0
Picture?type=square
Виктор Колодин 15 августа 2013, в 14:00

В прошлые века на развитие городов оказало существенное влияние объединение ремесленников в корпорации, этот период общественного развития получил название – цеховой строй. Появлялись улицы, слободы, районы, на которых проживали работники одного цеха, гильдии, корпорации.

Позже многие советские города росли по похожему принципу, организовывались предприятия, строились рабочие посёлки и микрорайоны, населённые людьми, занятыми одним делом.

Думаю, что и сегодня организация хоть загородных посёлков, хоть микрорайонов с жителями, связанными между собой по такому цеховому принципу, имела бы хорошие перспективы.

Только представь: посёлок риэлторов, бульвар дизайнеров, тупик маркетологов :) Классно же!

Ответить
0
Small 6d68c730 2d85 436d a397 f3f470b88fd8
Аюр Ербактанов 15 августа 2013, в 15:02

пройду по мерчендайзерной
сверну на финансисткую
и на юристов улице
услуги оплачу
торгпредсткая, таксистсткая
ментовско-прокурорская
дома на этих улочках
увы, не по плечу

Ответить
0
Picture?type=square
Виктор Колодин 15 августа 2013, в 16:26

Вот и Цой всё время спрашивал: “В городе мне жить или на выселках?”

Ответить

Все комментарии

Колонки этого автора

Участки купят воспитанные и культурные люди
0
Пять самых распространенных недоделок загородного дома
0
Топ-5 крепостей и замков Тюмени
8
Где в Тюмени продают участки для индивидуального строительства
2
Про окологию
4
Где в Тюмени дорого продают дома
2
Автомобиль – друг или враг?
26
Дом мечты
20
Как жить детям за городом
28
Без центра
4
Новый урбанизм и Тюмень
27