Banner

Как я стала стюардессой

«Ты кем хотела быть в детстве?» – спросил меня кавалер на недавнем первом свидании. Я замешкалась. Смешного или вдохновляющего ответа у меня не было. Честно говоря, я просто не помню каких-то особенных ранних детских мечтаний, связанных с будущей карьерой.

Пришлось спросить маму. Оказалось, она тоже не помнит, но зато сохранила мою первую сказку, которую я написала в четвертом классе.

Мне всегда нравились слова. Я помню чувство гордости от побед в состязаниях на скорость чтения в начальной школе. Как местная газета в Боровом впервые напечатала мои стихи. Я единственная в школе решила писать сочинение вместо диктанта в выпускном классе.

Кажется, примерно в средней школе я поняла, что у меня получается писать и другим людям почему-то интересно эту писанину читать. И приняла это как знак судьбы – быть мне журналистом.

Мое будущее было мне понятно – я перееду в Санкт-Петербург (прости, поселок Боровский, я всегда мечтала уехать), буду жить в красивой квартире с видом на Неву (понятия о стоимости жилья у меня тогда не было совсем) и писать прекрасные статьи обо всем на свете. Такой русский «Секс в большом городе» с петербургским акцентом.

У моего отца была на этот счет другая идея. В шестнадцать лет, когда мы начали говорить об университете, он сказал, что мне нужен хороший муж, и обязательно романтик. Сам выпускник Киевского авиационного института, он был уверен, что последние романтики все в авиации. «А на журфаке ну какого ты мужика найдешь? Нет, ты будешь инженером!» – сказал мне папа.

Спорить с его логикой было сложно.

Мы с мамой начали плести интриги. Я пошла на подготовительные курсы в ТюмГУ, но отцу мы врали, что я хожу на математику, а вовсе не на русский и литературу.

Он умер от рака, не успев узнать, что дочь поступила на журфак.

Я выучилась, прошла все этапы становления начинающего журналиста – стажировки, первые интервью со звездами, заседания дум и поездки с губернатором по городам и весям. Квартиры на Неве не случилось, но жить с видом на Мельникайтевский мост мне тоже нравилось.

А потом я переехала в Америку.

Привыкнуть к новой реальности было сложно. Пять лет на журфаке и сотни отредактированных пресс-релизов не только обостряют грамматическую интуицию, но и создают ощущение интеллектуального превосходства над любым человеком, который пишет или говорит с ошибками. В этой новой стране я говорила по-английски, но теперь уже меня исправляли, иногда со смешком. Принять эту горькую пилюлю, которой я так часто потчевала других, было непросто.

Где-то глубоко в сознании жил страх, что я не смогу работать в Штатах по своей профессии – прилично писать на английском я тогда не могла. Но времени всерьез об этом беспокоиться я себе не дала – мне нужно было адаптироваться, совершенствовать язык и найти работу.

Я начала работать в ресторане. Мне было стыдно в этом признаться, – как же так, гуманитарий! Моей маме тоже было стыдно, и она врала родственникам, что я менеджер, а не официантка. Мне от этого было грустно, но я могу ее понять. Мама тосковала по временам, когда она могла вырезать мои статьи из газет и гордиться дочкой. Потребовалось пара лет, чтобы понять, что я никому ничего не должна, что стыдных работ не бывает, и что гордиться можно и без газетных вырезок.

В Америку меня привела страсть к путешествиям. Мне всегда хотелось увидеть как можно больше новых мест, пройти как можно больше новых дорог.

На протяжении нескольких лет я работала – много и тяжело, копила и тратила все на путешествия. Ресторанный бизнес с его расслабленным графиком и возможностью заработать много и быстро был самым подходящим вариантом для этого стиля жизни. Но в то же время я поняла, что все еще не знаю, кем хочу быть, когда «вырасту». Я с удивлением осознала, что больше не пишу и мое сердце не разбито. Работа в ресторане всегда была временным вариантом, но я не понимала, куда двигаться дальше.

В американской журналистике нужно пройти тот же путь от неоплачиваемых стажировок до важных знакомств, узнаваемости и хорошей работы. Взбираться по этой лестнице во второй раз мне не хотелось. Я начала думать о том, как же мне найти свое призвание, и журналистика больше не казалась идеальным ответом. Если мне не хочется писать каждый день, то это, наверное, все же не дело моей жизни? Мне казалось, что работа по призванию должна приносить только счастье. Открыл глаза утром понедельника, и мысль о том, что нужно на работу, вызывает на лице улыбку. Фантастика? Но ведь везет же некоторым людям!

Эти внутренние метания меня изматывали. Ресторан шесть лет спустя казался адом. И тут у меня появился друг-пилот. Он подал мне идею о том, чтобы стать стюардессой.

Меня она не вдохновила. Мне не хотелось быть официанткой в небе. Друга такое мнение о профессии возмутило. Он начал объяснять, что стюарды на борту самолета в первую очередь затем, чтобы обеспечить безопасность пассажиров и помочь при эвакуации, если она необходима. Я подумала, что ощущение важности своей работы это, возможно, то, чего мне не хватает.

Но по-настоящему влюбляться в профессию я начала на первом интервью с Норвежскими авиалиниями. Одна из американских баз компании расположена в моем жарком флоридском городе, и в прошлом августе я оказалась в бассейне, вместе с толпой других соискателей. Оказалось, что первым требованием к будущим стюардессам является умение плавать. Если самолет совершит посадку на воду, как же я спасу других, если сама буду тонуть?

С мокрыми волосами, на краю бассейна я успешно прошла свое первое интервью.

Мне сразу понравилась атмосфера, которую создали тогда на этой первой встрече мои будущие начальники. Они гордились своей работой и были рады принять нас в свою большую норвежскую семью.

Американские авиалинии работают по системе стажа – новички не имеют ни прав, ни привилегий. А ветераны могут и не стараться работать лучше – их долгий стаж и так дает им все преимущества. Тренинги знамениты тем, что соискателей заставляют активно соревноваться друг с другом. Без сомнений, в этих компаниях тоже отлично работать, везде есть свои плюсы и минусы. Но Норвежские авиалинии основывают свою оценку сотрудников на работе, а не на стаже. Повышение является результатом труда, а не количества лет, проведенных в хвосте самолета.

Мне захотелось стать частью этой компании.

На последнем решающем интервью я рассказала норвежцам историю про мечту моего отца о моей карьере (и счастливой личной жизни) в авиации. Они посмеялись и сказали: «Кажется, теперь его мечта наконец-то станет реальностью!»

Через несколько дней я получила ответ – меня взяли!

left

За последние полгода я побывала в пяти новых странах и каждый месяц пересекаю Атлантический океан десятки раз.

На этой неделе я танцевала в центре Стокгольма, гуляла по пригороду Лондона, проехала весь мост Золотые Ворота в Сан-Франциско на велосипеде и теперь пишу эту колонку в маленьком отеле в заснеженном норвежском лесу.

Я знаю, как оказать первую помощь, сделать массаж сердца и эвакуировать триста человек из самолета за 60 секунд. Очень надеюсь, что эти навыки никогда мне не пригодятся.

Мой поиск призвания все еще не закончен. И я уверена, что я его найду. Ну а пока, как говорят в Норвежских авиалиниях, “Come fly with me!”.

center

Комментарии

Колонки этого автора

Бонусы для стюардессы: бессонные ночи и новые города
0
Догнать Санта Клауса!
0
Про любовь и авиацию
1
Про секс, самолеты и снова про красную помаду
0
Давайте не бояться вместе: почему самолет безопаснее велосипеда
0
Как пережить долгий полет: секреты стюардесс
0
Про доктора Дао и вонючие ноги: за что выгоняют из самолета
0
Когда Америка мерзнет
1
Почти пропущенный день индейки
9
Круги на воде
1
Лето в Бостоне
2
Худая Америка
4
Толстая Америка
9
The Americans: русские шпионы стали героями американского телевидения
0
Я стар, я супер-стар
0
Право на маскарад
0
Спасибо вам за все
2
До свадьбы заживет
5
Как Пасхальный кролик прятал яйца в траве
0
Скажи платью да!
7
Сколько нужно времени, чтобы в кого-то влюбиться? Пара часов
0
Что русскому человеку делать в Америке
0
It's begining to look a lot like Christmas
0
Нью-Йорк
10
«Бананы Фостер» – когда нельзя, но очень хочется
1
Ураган «Айрин» глазами очевидца
0
Что русскому человеку делать в Америке и как туда попасть
11
Печенье для Кеннеди
3
Я выхожу замуж за американца
12