Дети несуществующей Спарты

Одна знакомая девочка сорока лет внезапно и тяжело заболела. И пожаловалась: «Вот блин, теперь жизнь будет уже не та. Надо выполнять предписания врачей, под них все подстраивать!»

Предписания были действительно те еще: отдыхать (ну, в смысле, проводить за компом не 20 часов в сутки, а чуть поменьше), есть качественную и вкусную еду в нормальных количествах, чаще гулять, делать что-то хорошее своему телу (массаж, гимнастика), общаться с друзьями, ездить на море, в общем, как-то себя радовать хоть немного. То есть действительно ужас.

Врачи рекомендовали девочке просто жить нормальной жизнью. Но для определенной разновидности девочек и мальчиков все эти «отдыхморерадость» не то чтобы тяжелая ноша, но очень непонятная ерунда, к которой надо себя слегка принуждать.

Девочка в начале статьи – не я. Хотя я ее понимаю. Потому что тоже «из этих» – не умеющих жить нормально. Из странного числа взрослых детей, которых растили будто для некой Спарты – сражайся, будь достойным, работай, заслужи любовь и уважение только путем мучительного и долгого труда (по-другому не бывает). Иначе – сбросят со скалы. Мир жесток. Такие правила.

Этих детей (нас) не научили одному – радости. Потому что часто наши родители и сами радоваться не очень-то умели. К тому же радость означала праздность. А праздность – это гибель. Голод и холод. То есть нас таким образом спасали. Потому что в этом мире выжить можно только так – работая без конца.

Кстати, работодатели таких спартанцев любят. Сначала. Потому что спартанцы входят на новую работу, как победивший Капитан Америка в спасенный мир – с автоматом через плечо и пламенем в глазах. Где завалы, которые надо разгребать? Города, которые будем восстанавливать? Ну, на худой конец, заточенные в башнях принцессы? Всех спасем и все разрулим. Спартанцы принимаются за работу с небывалым энтузиазмом и за очень небольшие деньги, потому что счастье не в них, а в том, чтобы ощущать себя незаменимым. Убиваться на работе, не зная, по-большому счету, ничего кроме нее, – их конкурентное преимущество, которое обеспечивает им любовь и принятие: все это можно заслужить, только убившись в процессе, вы помните, да?

Замертво мы падаем черед год-два, в зависимости от индивидуальных ресурсов организма. Работодатели пожимают плечами недоуменно. Их задача была ровно обратная: чтобы такой ценный ресурс работал как можно дольше, поддерживая себя в нормальном рабочем состоянии (то есть отдыхая, переключаясь и т. д.). А теперь они же еще и виноваты: довели человека!

Что касается мирной жизни, то в ней спартанцы чувствуют себя как герой Ричарда Олдингтона из «Смерти героя», вернувшийся с Первой мировой в Англию с ее бытовыми заботами. Среди праздных друзей оффлайн или ленты Фейсбука в котиках, дачных флоксах и курортных пейзажах спартанец слегка дезориентирован: он не может въехать в правила, по которой работает эта система, не понимает, чему и зачем радуются все эти люди, и при чем тут вообще какие-то удовольствия, ведь реально есть вещи важнее.

Спартанцу, взращенному чаще всего на сложном сочетании пионерских идеалов, приключенческой литературы и соответствующих семейных сценариев, нужен подвиг, причем, по возможности, бескорыстный – ради Мира на Земле. Жизнь Просто Так, без восстановленных городов и больших проектов, сделанных на адреналине за две-три бессонные ночи, кажется ему пресной. В общем, «если путь прорубая отцовским мечом, ты соленые слезы на ус намотал». И никак иначе. Потому что ты читал в детстве нужные книги, да. В отличие от этих всех.

На личном фронте спартанец тоже совершает бесконечные подвиги. Особых высот достигают в этом спартанские девочки – тут их подстегивает еще и патриархальная культура, которая сама по себе требует от женщины каждодневного служения. В итоге бесконечное «все для тебя» и «все ради тебя».

Но самое страшное для спартанца то, что он все-таки ждет награды. Не денег, нет, он на них не заточен. Он ждет признания своей нужности. Именно это для него – средство выживания. Но мир существует, к сожалению, по другим законам, и в нем очень мало кто способен действительно оценить подвиг ценой в жизнь. Его – начнем с этого – никто не просил. И бедный спартанец стоит среди самолично построенных садов Семирамиды, а его огибают веселые прохожие, спешащие по своим делам. Разве что кто-то хлопнет по плечу: «Ты сделал? Сам? Зачем? А… Ну молодец».

Несколько лет назад я спросила у своего психотерапевта, как это вообще – жить для себя? Этому можно научиться? Тот ответил: «Да». Но предупредил: «Долго, очень долго это будет исключительно результатом неких мыслительных усилий». То есть то, что для других естественно и легко, я буду принимать по плану, как лекарство. Иногда – через силу. Пока не войдет в привычку. Пока когда-нибудь лет через много вот это «любить себя» не станет нормальным естественным состоянием, и не наступит вожделенное ощущение самоценности. Надежда есть.

И это еще самое лучшее развитие ситуации – когда ты возвращаешься с несуществующей войны, идешь по странно солнечным улицам, в руке каска, и все вокруг не то и не так, и непонятно, есть ли жизнь после подвига. И тогда тело, уставшее всю жизнь посылать сигналы о том, что оно этот подвиг видало в гробу, даст понять это еще раз, и так явно, что игнорировать его уже не получится. И добрый доктор скажет сочувственно: «Вам прописана нормальная счастливая жизнь. Вот рецепт. Принимайте».

Комментарии

0
Hr9dt69n1uy
Казимир Вальшанский 30 августа, в 9:29

Спасибо, Наталья. Очень понравилась статья по одной, самой главной причине – Вам удалось очень точно описать основные мотивы “спартанца”, так мне понятные и знакомые. В этом смысле я полностью солидарен с Вами, но хочу добавить, что излечиться от этого состояния, в которое человек сам себя поместил, гораздо сложнее. По многим причинам… Например, потребуется признать, что идеалы которым ты был предан долгое время (может быть всю жизнь) оказались ложными. Ждать от людей признания так же глупо, как и их оценки твоего экзальтированного внутреннего состояния самоотверженной самоотреченности ради…Ради чего? Вот тут и придется признать, что ради того, что на самом деле только твой собственный фетиш, которому поклонялся только ты сам…

Ответить
0
Mt04pfr2e5w
Наталья Фоминцева 30 августа, в 12:23

Да, безусловно это очень сложно. Практически невозможно без квалифицированной помощи со стороны. Потому что вот это осознание, что вообще-то все было зря, оно может шарахнуть довольно сильно.

Ответить
0
Camera 50
Виктор Лебедев 02 сентября, в 20:25

Извините, а как вы отличаете ложный идеал или фетиш от настоящего идеала? По наличию признания?

Ответить
0
Camera 50
Виктор Лебедев 23 августа, в 21:22

Я что-то не совсем уловил суть. Тот, кого вы описали как “спартанца”, ищет скорее смысл, а не признание (хотя оно тоже может быть частью искомого). А смысл это самая важная, витальная, потребность человека, Виктор Франкл достаточно много написал по этому поводу. И что вообще для вас значит “жить просто так”? Поел, попил, поспал, что-нибудь родил и лёг в гроб? Если ещё есть люди ищущие подвига, “спартанцы”, как вы их называете, то это значит что общество всё ещё не хочет умирать, оно хочет быть здоровым. А вы пишете что-то о несуществующей войне, неужели вы всерьёз во всё это верите?

Ответить
0
Mt04pfr2e5w
Наталья Фоминцева 24 августа, в 14:18

Спартанец в этом тексте – человек, который работает ради работы, и не обращает внимания на себя и свою собственную жизнь. Что приводит к эмоциональному выгоранию и болезням.

Смысл спартанец может себе придумать. Но на самом деле он вкалывает ради того, чтобы его похвалили (часто это недолюбленные в детстве люди).
Жизнь Просто Так – это жизнь не для подвига, а для радости и смысла (в том числе и радости от любимой работы). Понятно, что это радость не 24 часа в сутки 12 месяцев в году, радость – это, скажем так, основное направление этой жизни.

Подвиг можно искать по разным причинам. Вообще обществу спартанцы, которые ради этого подвига прыгнут выше головы, очень полезны. Но такое положение дел сильно не полезно для самих спартанцев (см. 1 абзац данного комментария).

Ответить
0
Camera 50
Виктор Лебедев 25 августа, в 0:28

Хорошо, значит вы описали некоего невротика, который то ли работает ради работы, то ли ради того чтобы его похвалили. Но почему-то при этом в качестве симптомов вы перечисляете абсолютно здравые качества: “Спартанцу, взращенному чаще всего на сложном сочетании пионерских идеалов, приключенческой литературы и соответствующих семейных сценариев, нужен подвиг, причем, по возможности, бескорыстный – ради Мира на Земле. Жизнь Просто Так, без восстановленных городов и больших проектов, сделанных на адреналине за две-три бессонные ночи, кажется ему пресной. В общем, «если путь прорубая отцовским мечом, ты соленые слезы на ус намотал». И никак иначе. Потому что ты читал в детстве нужные книги, да.” Вы говорите: “Жизнь Просто Так – это жизнь не для подвига, а для радости и смысла”, то есть вы считаете что радость и смысл противоположны подвигу? Как-то очень двусмысленно всё получается.

Ответить

Все комментарии

Колонки этого автора

«Арт-вышивка», или Культура по-тюменски
0
По следам Питера Пэна
0
А вы из какого фэндома?
2
Новогодние картинки
0
Девочки и Святки
0
План Спасения
14
Музей как повод
0