Не мешайте суп сапожной ложкой

Следующие несколько абзацев будут не про супы. И не про сапоги. Про фотографию. Не спешите закрывать колонку и плеваться в журналиста, написавшего про псевдоискусство, которым сейчас способен заниматься любой школьник и даже воспитанник детского сада. В конце я дам совет, который сэкономит восприимчивому читателю очень много денег.

Для начала – о фотографии. Сейчас заканчивается голосование жюри конкурса фотографии The Best of Russia 2017. Без лишней скромности они называют работы своих участников «лучшими фотографиями России». Честно скажу – просмотреть все тысячи поданных на конкурс работ я оказался не в силах. Если вы зайдете на сайт thebestofrussia, вы тоже не сможете это сделать, я лишь надеюсь, что жюри достаточно платят за эту титаническую работу.

Как ни сортируй фотографии, жемчуг теряется среди, так скажем, всего остального. Если знаете имя интересного вам фотографа – отлично. Иначе – визуальный ад. Номинаций две: «Люди, события, повседневная жизнь» и «Юбилеи». «Юбилеи», Карл!!!

В этой, последней (я надеюсь, последней в истории конкурса) номинации свалено все: семейные фото родственников на торжествах, реконструкции исторических сражений, почему-то Сергей Шнуров на концерте и даже первоклашки. Подчас возникает ощущение, что это парад слепых фотографов. Ну, или не знающих смысла слова «юбилей».

Если открыть эту номинацию «по популярности», то можно наткнуться на лидерство снимка «Тургеневские девушки» (лидеры меняются, возможно, вам не повезет так, как мне). На фотокарточке три очень милых юных леди застыли в неестественных позах в ожидании своего выхода во время праздника в честь двухсотлетия со дня рождения писателя. По сравнению с другими лидерами зрительского голосования, на этом снимке хотя бы есть красивые девушки.

Кто рискнул отправить на конкурс лучших фотографий России снимок гениального Петра Мамонова с перекошенной рожей, снятый в лучших любительских традициях, я не берусь судить. Но он там тоже есть.

Мне неизвестно, кто в этом году победит в конкурсе The best of Russiа. Весьма вероятно, это будет умная и красивая фотография. Тем более среди участников масса сильных профессионалов, есть и, как минимум, несколько достойных тюменских фотографов. Вот только едва ли не все они, как один, показали «гламур». И их коллеги из других регионов показали гламур. В стране, которая в течение года боролась с санкциями, где сажали министра и снимали пачками губернаторов, в регионе, который боролся с небывалым паводком. А в результате мы видим девочек на празднике Тургенева. Зато все красиво и позитивно, ага.

Проблема не в том, что на конкурсе нет чернухи. Ее и не нужно. Но зрительский отбор конкурса говорит об одном: люди не хотят видеть негатив. Им нужны конфеты.

Вот только задача фотографии и фотографа с момента возникновения этого ремесла или искусства, как хотите называйте, – рассказывать о чужих достижениях и чужой боли. Прежде всего о боли. Потому что фотография – способ показать правду. Можно по-разному интерпретировать слова или даже документы, как это отлично умеют делать многие журналисты, но картинка непреложна. Уж как «личник» Навального ни умеет изображать на снимках огромные сборища оппозиционеров, а картинка с квадрокоптера разоблачает эти манипуляции.

Но на конкурсе мы не видим «проблемных» картинок. Есть праздник. Причем я уверен – причина субъективна. Боль не нужна не только зрителю. Она не нужна фотографам современной формации, выучившимся за родительские деньги в мириадах фотошкол, и старающимся отбить цену учебы и фототехники. Ведь боль не только неприятно снимать – она не покупается и не продается.

А ведь самая лучшая, самая фантастическая фотография – она так или иначе о боли. Себастио Сальгадо, Юрий Козырев, Дмитрий Бальтерманц, даже тенденциозный Уиджи тому примером. Как и литература. Вспомните Некрасова, Толстого, Достоевского, Диккенса, Гюго, да хоть Овидия. В любом сюжете важны драма и надрыв, трагедия и преодоление. А их на фото все меньше.

Фотографы вынуждены подстраиваться под конъюнктуру рынка и кормить потребителя «розовыми соплями» с торжеств, ведь фотографу тоже надо кушать и кормить детей. Срок жизни этих соплей – максимум год-два. Можно повесить перефотошопленные фото со свадьбы на стенку, но, как мне кажется, это уже перебор. Парафин же с лиц на фото потечет.

К чему все это? А вот к практическому совету. Если ваш ребенок захотел стать фотографом, попросил ему помочь – купить приличную камеру, оплатить обучение в фотошколе – обнимите его и лучше потратьте эти деньги на поездку в какой-нибудь музей визуального искусства, где ему объяснят, почему Перов и Васнецов – это хорошо, а вот Шилов – ну, как бы так повежливее, не Перов, в общем.

Не покупайте дитяте камеру, не слушайте лжецов, которые говорят, что фотографией можно легко и комфортно заработать и прославиться. Это не так.

Пусть дитятя снимает на мобильник. Пусть на старый и с плохой камерой. Если талант есть, такие снимки тоже продадутся. Да, бывают чудеса. Такие же редкие, как и талант. Но, зато вы не заразите ребенка мыслью, что он может стать действительно успешным фотографом, который войдет в историю. Ведь эта мысль разрушит чаду жизнь. Потому что не войдет, если станет коммерчески успешным. Или, если войдет, будет всю жизнь думать, как заработать себе на кусок хлеба.

У меня есть два друга. Оба – феноменально талантливые фотографы. Один длительное время снимал в России для крупнейшего международного агентства Getty Images, а сейчас работает в фастфуде в Алабаме, зарабатывает на продолжение путешествия по Америке. Никто из его коллег на этой работе не говорит нормально по-английски, начальник, то ли мексиканец, то ли китаец, нашего фотографа откровенно бесит. Парень снимает фотоисторию про Америку глазами русского, но никто ему не оплачивает накладные расходы, вот и приходится вкалывать.

Второй пару лет назад выиграл едва ли не все приличные фотоконкурсы в России, включая конкурс памяти Андрея Стенина (это тот фотограф РИА, что погиб на востоке Украины). Он снимает свои проекты за свои же деньги. Иногда ему оплачивают командировки, иногда он едет на собственной машине даже без компенсации за бензин. Он делает прекрасные снимки, побеждает в конкурсах, но у него не на что починить машину.

Вот и думайте, не лучше ли отправить ребенка учиться на сварщика. Попытка сейчас всерьез заняться фотографией – как попытка помешать суп сапожной ложкой. И ложку испачкаете, и суп испортите. Если только, конечно, вы не настоящий талант. Тогда вперед, фастфуд и ненависть к начальнику-китайцу ждут вас.

Комментарии

Колонки этого автора

Кнопка «Шедевр», или Почему я не пользуюсь Инстаграмом?
12