Торпедный катер "Комсомолец":
сделано в Тюмени
70 лет спустя рассказы о выпускаемых в Тюмени быстроходных торпедных катерах типа 123 «Комсомолец», которые наводили ужас на врага, нам, сибирякам, живущим вдалеке от моря, кажутся мифом. Кроме небольшого кораблика на барельефе у Вечного огня и «школьного» макета в краеведческом музее, большинству горожан и показать-то нечего. Мы нашли в Тюмени тех людей, которые ещё помнят об этом оружии.
К началу военных действий советский москитный флот располагал торпедными катерами двух основных типов. Судоверфи Тюмени и Рыбинска продолжали спускать на воду катера типа Г-5, а катера типа Д-3 строили заводы в Ленинграде и Сосновке (Вятско-Полянский район Кировской области). По своим функциям эти корабли удачно дополняли друг друга. Малые Г-5 из кольчугалюминия являлись катерами прибрежного действия. Мореходные Д-3 с корпусом, изготовленным из дерева, могли действовать в удаленных районах, на расстоянии до 240 миль (445 км) от базы.
Чертежная схема "Комсомольца"
Этот 23-тонный дюралевый корабль во многом превосходил своего предшественника Г-5. Изменения в конструкции обусловили неплохую мореходность нового катера — до 4 баллов включительно. В днище по всей длине корпуса "Комсомольца" проходила полая балка, которая выполняла роль киля. Кроме того, по бортам ниже ватерлинии имелись дополнительные кили, уменьшавшие качку. Число водонепроницаемых отсеков
возросло до шести. На "Комсомольце" впервые появилась бронированная рубка из листовой 7-мм стали.

Наконец, значительно изменилось вооружение корабля — спаренные пулеметы взамен одинарных и трубчатые торпедные аппараты на палубе вместо кормовых желобов. В отличие от Г-5, "Комсомольцы" могли атаковать противника торпедами на самом малом ходу. Первый катер нового проекта (собственно "Комсомолец") был заложен 30 июля 1939 года, за один месяц до начала Второй Мировой войны. На воду его спустили 16 мая 1940 г., в строй он вступил 25 октября того же года.
Летом 1940 г., когда "Комсомолец" проходил испытания, его проект попытались улучшить. За модификацию корабля взялась конструкторская группа В.М. Бурлакова. Первым делом усилили зенитное вооружение, вместо одного пулемета ДШК поставили четыре. Водоизмещение корабля при этом увеличилось на 3 тонны, а скорость хода уменьшилась с 51 узла до 46—48. Пришлось также уменьшить калибр торпедных аппаратов. Три десятка
катеров данного типа вступили в строй действующего флота в 1948—45 гг.
За годы войны на мощностях эвакуированных за Урал заводов из Ленинграда, Рыбинска, Херсона, Керчи Тюменский судостроительный завод изготовил передал фронту 165 торпедных катеров.

О том, как катера зарекомендовали себя в морских боях в открытом письме к тюменцам в 1985 году накануне 40-летия Победы рассказал Герой Советского Союза, председатель президиума Совета ветеранов-моряков торпедных катеров Балтийского флота: "Считаю своим долгом выразить всем тюменцам глубокую благодарность и признательность за все, что они сделали в годы войны для Победы. Торпедные катера, построенные рабочими, инженерами, техниками, служащими Тюменского судостроительного завода, в невероятно трудных условиях, в годы войны сыграло важную роль в обороне Ленинграда, на ближних и дальних подступах к нему. Славные героические моряки на торпедных катерах громили врага, потопили 119 и повредили 34 корабля и транспорта фашисткой Германии. За героические подвиги многие командиры и матросы торпедных катеров были удостоены звания Героя Советского Союза и награждены орденами и медалями".
Тюменский пенсионер Юрий Анатольевич Буйносов был одним из тех, кто в годы войны строил торпедные катера типа 123 бис "Комсомолец" на Тюменском судостроительном заводе. Пришел на завод в 15 лет, стал плазовым разметчиком - чертил на коленках детали будущего катера в натуральную величину: шпангоуты, балки. Когда теоретический чертеж был готов, его отправили на утверждение в Москву. Торпедный катер типа 123 разрабатывался в Ленинграде. Изучив чертежи, инженеры внесли изменения в проект, так он получил приставку "бис" и был запущен на тюменском заводе в серию.
"Когда началась война, из Феодосию в Тюмень на железнодорожных платформах были эвакуированы недостроенные торпедные катера типа 116, - рассказал "Вслух.ру" Юрий Анатольевич Буйносов. - Но они были далеки от совершенства. Перед запуском торпед катера этого типа должны были развернуться кормой к противнику, и во время боя, поворачиваясь бортом, становились уязвимыми. Их расстреливали как воробьев. Поэтому уже в Тюмени был построен новый тип торпедного катера. Вместе с нами работали специалисты из Ленинграда. Торпедный катер имел много общего с самолетом: обтекаемое днище, дюралюминиевые корпус, в качестве силовых установок использовались два авиационных двигателя. Сначала пробовали ставить наши двигателя, но они не "тянули". Поэтому решили ставить американские паккардовские".

В Тюмени также были изготовлены гребные винты особой конструкции. Испытания катера на Туре превзошли все ожидания. По воспоминаниям Юрия Анатольевича, перед выходом катера директор завода прошел на судне вниз по течению и лично убедился, что на реке никого нет.

В те годы главной проблемой для всех речников были плывущие бревна, их сплавляли по реке, часть бревен терялась, - пояснил ветеран трудового фронта. - Намокая, они практически полностью скрывались под водой. При ударе о борт такое бревно могло запросто потопить судно, поэтому вдоль берега на реке были устроены специальные "гавани" для отлова топляка. Так вот когда по реке прошел торпедный катер, все эти "гавани" оказались на берегу. После этого случая испытания катеров проводились только на море".
По словам Юрия Анатольевича, винты раскручивались так, что позади себя катер оставлял не просто водный след, а глубокую канаву. Поэтому не трудно себе представить, какая была волна на берегу.

Завод хорошо охранялся, а в цехе, где работал Юрий Анатольевич, была дополнительная охрана. Катера строили в тайне от большинства горожан. Там же на заводе на каждую боевую единицу устанавливалось вооружение. Катера забирали матросы, которым после боя давали 10 дней отдыха. Торпедные катера грузили на платформы и вывозили с завода только ночью. На каждой платформе с катером был каркас, который по всему периметру обтягивался брезентом.

"Понять, что скрывается под брезентовой коробкой, даже находясь вблизи, было невозможно, - отметил Юрий Анатольевич. - Вот такие посылки мы и отправляли на фронт".
Борис Мишатин
На 50 узлах «Комсомолец» шел, по сути, на винтах, все остальное было в воздухе, – рассказывает ветеран Борис Мишатин. – Такую скорость катер мог набрать за минуту. Ощущения не передать! Если рот откроешь – порвет щеки. Катер поднимает брызги, плюс ветер и как будто тебя пожарный поливает мощной струей из брандспойта, поэтому мы все время на катерах были в водолазных костюмах. Быт, конечно, был спартанский: мотористы спали на моторах, радист склонял голову на рацию, а мы из верхней команды – командир, боцман, торпедист, пулеметчики – независимо от погоды, и в дождь, и в снег спали прямо на палубе. На Г-5 ложились прямо на торпеды. В Vesper же было все: кубрики, камбуз и даже холодильник. Впрочем, торпедный катер создавался не для длительных переходов – атаковал и ушел. Как у нас говорили: «Здравствуй, враг, и «будь здоров», вечного покоя».
Тюмени нужен памятник торпедного катера в натуральную величину
В качестве памятников в Европе и Азии установлены 27 торпедных катеров, 15 из них - в Российской Федерации, в том числе в Севастополе, Новороссийске, в Москве.

Тюменские торпедные катера после победы установлены в городе Варне, в бывшей главной базе гитлеровцев на Балтике – в порту Пиллау (ныне российский порт Балтийск). В бухте Золотой Рог на Тихом океане поставлен на вечную стоянку торпедный катер из Тюмени ТКА-271, а в Петропавловске-Камчатском – ТКА-580.

Ветеран труда Тюменского судостроительного завода Юрий Артемьевич Андреев в беседе со "Вслух.ру" выразил чаяния и надежды всех заводчан, что наш торпедный катер, изображенный на новом бронзовом барельефе у Вечного огня станет предвестником установки памятника в честь всех тех, кто создавал это грозное оружие. И именно не памятника-символа, а памятника торпедному катеру в натуральную величину. Его длина не многим более 18 метров и он легко помещается на современную железнодорожную платформу.

"Для воспитания чувства гордости у подрастающего поколения за свой город, за свою страну необходимо хранить память о заводе и его людях, которые самоотверженно трудились на благо Отечества в годы войны и в мирное время, обеспечивая нефтегазовый комплекс Тюменской области плавучими электростанциями и другими судами для обеспечения добычи нефти и газа", - отметил Юрий Андреев.
Автор материала - Юрий Шестак.