Государственные дети

Как в Тюменской области живут замещающие семьи.

В Тюменской области более 6,4 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Почти 96% из них воспитываются в семьях: 1,7 тыс. — усыновлены, почти 4,5 тыс. устроены к замещающим родителям.

Члены Общественного совета при департаменте социального развития Тюменской области, уполномоченный по правам ребенка в регионе и журналисты недавно побывали в трех семьях, взявших детей под опеку. Они рассказали, как решились на этот шаг и почему порой дети остаются государственными.

Более 6 400

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Тюменской области
273

воспитанника остаются в организациях для детей-сирот
Более 6 100

детей воспитываются в семьях
село Исетское, Исетский район
Дина, Михаил, Евгений, Михаил, Максим и Юлиана
Второклассник Миша таскает по комнате стул, залезая на который он сразу становится выше, а значит — попадает в объективы всех камер и фотоаппаратов. Мальчику нравится внимание: он качается на перекладине, позирует на кольцах, улыбается и громко смеется.

Старший Евгений сначала немного стесняется, а потом охотно говорит о кружке по английскому и уроках в школе. Он умеет ездить на велосипеде, плавать и хорошо управляется с младшими братьями и сестрой. Рядом с его кроватью висят медали. Он гордо рассказывает о них и даже показывает награду, правда, мамину, за участие в гиревых соревнованиях.

Маленький Максим сидит на руках у соцработника в соседней комнате и внимательно смотрит в телефон — к шуму он не привык. Лишь спустя полчаса он выходит вместе со всеми во двор и бегает вдоль многочисленных хозпостроек, теряя на бегу то носочек, то шорты.

Единственная девочка в семье Юлиана не позволяет незнакомцам называть себя Юлей. К приходу гостей она готовилась серьезно: с трудом выбрала наряд из шести вариантов. Но теперь она жмется к маме, почти не улыбается и все просит, чтобы ее взяли на руки.

Максим и Юлиана — младшие в семье Дины и Михаила Белослудцевых. Они попали в семью всего восемь месяцев назад из Борковского детского дома и Дома малютки.
на фото: Дина, Максим и Юлиана
Дина: «Нашей семье не хватало принцессы. Мы искали девочку. 7 ноября прошлого года нам позвонили и предложили Юлю. Только уточнили, что у нее есть братик. Когда мы приехали ее забирать, долго ходили с Юлей по детскому дому, она не спешила идти на контакт. Спустя некоторое время у нас состоялся разговор:

- Мама меня называла дочкой. Давай, ты меня тоже будешь так звать.

- Давай. Только как ты тогда меня будешь называть?

- Можно, мамой?


В этот момент она переборола себя. Домой Юля уже зашла так, как будто всегда здесь жила. А Максимку нам отдали в шортах, футболке и кроссовках. И это в ноябре. Я завернула его в пальто и утащила к нам, в семью».

Дина говорит без остановки: громко, четко, радостно. Даже неудачи она превращает в преимущества. А трудности — в удовольствие. Успеть навести порядок в доме, пока дети в школе и садике, — легко. Управиться с хозяйством — легко. Поехать на машине на море с четырьмя детьми одной через пол-России — легко.

«Женя уже большой, он обычно с младшими детьми на заднем сидении машины, а мы с Максимкой - впереди. Женя вообще помощник. Мы взяли его первым, когда ему было два года. Сами мы не можем иметь детей. Я предложила мужу взять ребенка из детского дома, он сказал, что и его посещали такие мысли. Так у нас появился сын. Когда поняли, что можем вырастить эгоиста, срочно побежали за вторым — это был Миша. Потом осознали, что нам нужна принцесса. У принцессы был брат. Как его оставить можно было?» - объясняет Дина.
У Белослудцевых - больше ста голов птицы, три свиноматки. И 47 гектаров земли. Часть из них - бывшая территория нефтебазы, где трудился глава семьи. Пока гости общаются с женой, он сидит на кухне и каждого подбежавшего к нему ребенка гладит по голове. Папе Мише — 58 лет, он значительно старше Дины, у него есть родные взрослые дети от предыдущего брака и внуки.

«Дом расширяем — строим второй этаж. Юле своя комната нужна, да и нам всем уже тесновато. Половину утеплил, может, в этом году успеем сделать, нет — в следующем закончу. Вот их месяц не было, отдыхали на море. Они хотели еще задержаться, но собрались и приехали. Мы все друг по другу соскучились сильно».
Спустя некоторое время у детей интерес к гостям пропадает. Сначала младшие мальчики увидели на улице кошку. У Жени аллергия, поэтому животных в доме нет. И маленький Миша и Максим торопятся схватить пушистого зверя и заласкать. Когда Женя пересаживается на велосипед — до кошки никому уже нет дела. Миша садится на багажник, и они с братом наворачивают круги по площадке перед домом. Максим бегает за ними. Юлиана по-прежнему жмется к маме. Отец смотрит на все семейство от ворот.
Село ивановка, Ялуторовский район
Вера, Милена, Милана, Наталья, Николай и бабушка с приемными детьми
На диване в небольшой комнате нет свободного места — здесь сидят пять девчонок и один парень. Еще две девочки — напротив, внизу на двухъярусной кровати. Младшие девочки — Милена и Милана — приемные дети Веры Вохмениной. Мальчик — ее родной сын Вадим. Еще двое приемных детей Веры уехали отдыхать в детский лагерь. Остальные девочки - Верины племянницы и приемные дети ее мамы Магдалины Можеговой.

Между домом Веры и ее мамы всего несколько метров, калитки всегда нараспашку. На обед девочки собираются то в одном доме, то в другом, часто ходят к друг другу в гости, вместе играют, поют песни и разучивают танцы.

Первого приемного ребенка - девочку Нелли - в эту семью взяли Магдалина и ее муж. К тому моменту их родные дети уже начали жить отдельно. Сейчас у них трое приемных детей — две Кати и Лиза. А Нелли уже исполнилось восемнадцать, она учится в городе, но часто приезжает к родителям.

На большом участке места хватает всем. За оградой — большое поле картошки, дальше лес с грибами и река. Вдалеке пасутся овцы и коровы, в загоне стоит лошадь Тесла.

«Маленькой Кате было два года, когда мы ее взяли в семью, старшей Кате — восемь, Лизе - семь, а Нелли - одиннадцать. Свои дети выросли и ушли, а нам с мужем стало скучно одним, так у нас появились девчонки», - говорит Магдалина. Сегодня ее семья строит большой дом на окраине деревне: там у каждой девочки будет отдельная комната.
Дом Веры меньше маминого. Здесь всего три комнаты, зато есть большой двор с десятком детских самокатов и велосипедов и даже качелями, сделанными из старого автокресла. Девочки очень любят на них качаться, а еще - купаться в надувном бассейне.

«Хотела одну дочку, но получилось взять двоих. Потом эти девочки вернулись в семью - мы хорошо поработали с их родной мамой, вылечили ее. Но расставаться с девчонками было сложно. Тогда в банке данных увидела Милену, ей было 10 месяцев. Мы долго ее лечили, восстанавливали зрение. Теперь все хорошо. Оказалось, что у Милены есть сестра Милана. Конечно, она теперь тоже с нами живет. Позже появились совсем маленькие Наташа и Коля — дети односельчанки, которая умерла. Думали, что временно, нашли им семью, но в день, когда нужно было уезжать, Наташа кинулась ко мне на шею и сказала: «Мамочка, не отдавай меня никому». Остались, конечно. С такого возраста вырастить - кажется, они не чужие, мои», - рассказывает женщина.

Младшие ходят в детский сад, старшие — в школу. Бесплатно обходится только детсад, в школе платное питание, занятия в кружках, ведь ни статуса многодетности, ни льгот у семьи нет.

«Начала собирать документы на удочерение и усыновление детей, а муж ушел из семьи. Теперь все одна», - добавляет замещающая мама.

В скором времени Вера с детьми планирует переехать в Ялуторовск, там ближе и до работы, и дети найдут себе кружки по интересам. А пока раз в неделю Вера возит своих детей и детей мамы на дополнительные занятия в Тюмень.

село Ярково, Ярковский район
Ольга, Николай, Анна, Мария, Александр, Павел, Сергей, Александр
Автобус, слегка покачиваясь, везет делегацию детей из детского дома в Курганской области и несколько замещающих семей из Тюменской области на форум в областную столицу. Одиннадцатилетний Павел внимательно смотрит на Юрия Лисьих — отца четырех приемных детей. Как и Юрий, Паша родом из Курганской области, с этого и началось их общение. Мальчик несколько раз повторил, что Тюмень ему нравится, он бы хотел там пожить. А перед самым поворотом на турбазу, где проходил форум, притянул Юрия поближе и прошептал ему на ухо: «Возьмите меня, пожалуйста, к себе. Я так хочу уйти из детского дома, пожить в семье». Это было в 2016 году.
На ул. Дзержинского села Ярково, как и положено, за домом №20 следует дом №22. Один — производственный цех, другой — магазин крупной торговой сети. За ними не сразу удается увидеть дом № 20а, где живет семья Ольги и Николая Лисьих. К их дому нужно пройти по узкому переулку и завернуть с торца. Дом крепкий, в небольшом дворе стоят машины, слева курятники, впереди огород, палисадник, загоны для овец и теленка.

У Лисьих четверо своих ребят. Первыми приемными стали Аня, Саша и Маша. Девочки скромно здороваются, когда мы входим в дом. Саша старший последним спускается со второго этажа и быстро уходит.

Ольге - педагогу с опытом работы в детсаду и коррекционной школе - предложили взять в семью троих ребят на время реабилитации их родной матери. Дети три раза уходили к маме и столько же возвращались обратно. Когда встал вопрос о передаче их в детский дом, Ольга плакала, а Николай сказал, что Аня, Маша и Саша останутся у них.

Вот на минуту в коридоре появляется Толя. После он будет прятаться от камер и ждать своей очереди посидеть за ноутбуком. Он родной сын, хотя здесь родные все.

Поздороваться с гостями больше всех хочет второй Саша, маленький. У него лучше всех получается ладить с теленком. Тем более, что просыпается он вместе с мамой раньше всех и идет помогать по хозяйству. В семью Лисьих он попал три года назад. После смерти матери его пытался воспитывать дедушка, но не справился, а многие приемные семьи отказывались его брать — больно шебутной. Но Лисьи как-то справляются.

А вот тот самый Паша из автобуса. Ольга рассказывает, что у него есть брат Сережа, который поначалу отказался переезжать в их семью, отпустив Пашу одного. «Тогда Сереже уже было 16 лет, он решил не менять местожительство, но, оказавшись у нас на зимних каникулах, сказал, что обратно не вернется. Мы переживали: он уже подросток, как получится найти контакт, но теперь нам кажется, что он всю жизнь у нас прожил», - говорит Ольга.

Юрий скромно стоит позади и каждый раз при упоминании ребят расплывается в улыбке. Два месяца назад он потерял работу, теперь продает комбикорм, проводит соседям отопление в домах и банях, выращивает птиц.

«Мы с женой с первого дня совместной жизни принимаем решения вместе. Часто спонтанно. Как-то открыли газету, понравилась нам машина, к утру уже нашли деньги и купили ее. Правда, и ошибаемся вместе, но потом исправляемся», - говорит мужчина.

Главная его помощница — дочь Маша. Умеет управляться с домом и огородом, а вот к традиционным женским обязанностям равнодушна.

Семья привыкла, что у них много детей. Старшие помогают с техникой и птицей, младшие — по дому и хозяйству. Правда, любой выезд для них затруднителен. Передвигаться приходится партиями: в одну машину семья не входит.

Ольга признается, что очень хотела усыновить и удочерить детей, но они с мужем решили не лишать ребят социальных льгот и возможности получить жилье, достигнув совершеннолетия.

В трех районах, Исетском, Ялуторовском, Ярковском, которые посетили члены общественного совета и детский омбудсмен, около 400 детей проживают в 250 замещающих семьях.

Замещающие семьи — не юридический термин. Он применяется для обозначения различных типов семей, принимающих на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей. Среди них приемные семьи, а также опекуны и попечители, детские дома семейного типа.

В профессиональных замещающих семьях один или оба родителя получают зарплату за воспитание детей. Такое ежемесячное вознаграждение в Тюменской области для приемных семей составляет 3,2 тыс. рублей. На содержание ребенка государство выделяет от 11,3 тыс. до 11,8 тыс. рублей. При этом семьи часто не имеют льгот на оплату школьного питания, посещения дополнительных кружков и секций.

Уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области Андрей Степанов замечает, что не только опекунские деньги играют роль в распределении детей среди замещающих семей и сокращении детских домов. «Скорее - это желание женщин кому-то отдать тепло и заботу. Именно это движет людьми», - сказал он и заметил, что традиционное опасение - частные сельские дома не вполне подходят для содержания детей и таят опасности — неоправданно. «В деревне сложно что-либо скрыть от соседей. Если дети не накормлены, не умыты, плохо учится или ведут себя дерзко — это проявляется моментально. Ответственность за таких детей есть и перед односельчанами».

После поездки и знакомства с семьями председатель Общественного совета при областном департаменте соцразвития Полина Жидецкая отметила особую душевность в отношениях друг к другу в семьях, членами которых стали дети, оставшиеся без попечения родных.

«До конца года мы посетим еще десять замещающих семей. Мы стараемся оценить комфортность проживания в них детей-сирот, смотрим на бытовое устройство и психологическое состояние детей, оцениваем их эмоциональную близость с родителями. Все рекомендации передаем в профильный департамент», - сказала специалист.

Сегодня на территории Тюменской области работает один детский дом и несколько домов малюток и коррекционных интернатов. В них на 1 июля 2017 года находится 273 ребенка.

Как рассказала главный специалист сектора по опеке, попечительству и охране прав детства межрайонного управления социальной защиты населения в Ярковском районе Наталья Титова, приоритетное право усыновить или удочерить маленьких детей до трех лет имеют бездетные пары. Дети старшего возраста попадают в замещающие семьи, где они остаются «государственными», имеют социальные льготы и право на получение жилплощади после совершеннолетия.

Законодательство позволяет усыновлять и удочерять детей из замещающих семей. Но в этом случае важно мнение ребенка. При этом большинство семей подобного типа не готовы расставаться с детьми, уже считая их родными.

текст, фото - Елена Познахарёва