ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

Детки в клетке

Обозреватель «Вслух.ру» провел день в воспитательной колонии для несовершеннолетних
Эти подростки в свои 14–18 лет совершали ужасные вещи, но получили шанс исправиться. Столько внимания многим из них не приходилось видеть никогда в жизни. Обозреватель «Вслух.ру» отправился в Тюменскую воспитательную колонию, расположенную в поселке Винзили, чтобы выяснить, какое наказание следует за преступлением, когда речь идет о детях.
Чтобы попасть в зону, нужно пройти два пропускных пункта.
«Они не видели добра с самого рождения...»
В России сегодня действуют 23 воспитательных колонии, разбросанные по всей стране. 21 — для парней, две — для девочек. По данным официального сайта ФСИН на 1 ноября 2015 года, в них находились 1 713 осужденных (из них 92 девушки).

16% сидят за кражу, еще 16% за грабеж, 12% — за разбой, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью – 12%, за убийство – 9%, за изнасилование – 7%, прочие преступления – 28% Ранее имели условную судимость, обязательные или исправительные работы 42,5 %.

Статистика ТВК (Тюменская воспитательная колония) выглядит так: из 78 заключенных 95 % осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления. Они прибывают в колонию из Тюменской, Курганской, Челябинской областей, а также из ХМАО и ЯНАО. Основные статьи: кража, грабеж, разбой, изнаcилование, убийство.
Начальник колонии Гейс Ханларович Гулиев верит, что исправление возможно. «Рано или поздно наши подопечные выйдут на свободу, поэтому надо делать так, чтобы после колонии они не захотели сюда вернуться. В 2015 году никто из выпускников колонии не пришел обратно. В 2014 м – один», – рассказал он.

Настоящая воспитательная колония сильно отличается от телевизионного образа, укоренившегося в сознании россиян. Ее территория скорее напоминает жилой микрорайон или маленькое село, нежели тюрьму. Здесь есть клуб, отряды, столовая, медицинская часть, банно-прачечный комбинат.
Вид из окна руководителя колонии
«Они не видели добра с самого рождения. Сестра – сидит, мать – сидит, отец – пьет, – приводит в пример типичную историю юного зека Гейс Гулиев. – Можно говорить про генетику, но ведь встречаются среди таких детей чистоплотные и аккуратные. Создать бы им условия на свободе, они, наверное, такими были бы и там. Ходили бы в школу, питались вовремя. На преступления многих толкнули бытовые условия. Не все ведь грабят, чтобы показать, кто круче. Тут другая история».
Блатная романтика почти исчезла из тюменской колонии. Еще в 2008 году осужденные подростки копировали взрослых «героев» криминального эпоса. По числу наколок они могли с ними даже посоревноваться. Зато сейчас парни внешне мало чем отличаются от сверстников на свободе. Их отношение к сотрудникам колонии тоже изменилось: к примеру, начальник колонии гоняет с воспитанниками в футбол.

«Не обязательно ужесточать режим и стоять с собакой над душой. Конечно, осужденный будет подчиняться и делать то, что ему скажут, но до поры, до времени, – считает начальник колонии. – А я что? Я просто играю с ними в футбол, показываю, как надо отжиматься. Гимн страны учим. Спрашиваю: «Вы знаете гимн?» Они молчат. Я им и говорю: «Ну, осужденные, надо знать символы своей страны. Срок ведь когда то кончится».
Как ни странно, дети даже из самых неблагополучных семей, попадая в колонию, начинают ценить своих родителей. Некоторые трудоустраиваются и отправляют зарплату домой, чтобы родители смогли приехать на свидание.
В Новый год для них сделали праздничное меню, фрукты, нарядили елки. Они вышли на улицу в 12 ночи, слушали поздравление президента. После этого один подошел ко мне со слезами и сказал: «Я первый раз встречал Новый год так».
— Гейс Гулиев
Большинству осужденных 14-18 лет. В исключительных случаях им разрешают остаться до 19. Сейчас на территории колонии проживает 12 таких осужденных.
Образцовая колония
Человек, который никогда не был в исправительных учреждениях России, посетив Тюменскую воспитательную колонию может растеряться. Один и тот же вопрос все время назойливо крутится в голове: «А где же наказание?». Но здесь все устроено таким образом, чтобы показать подростку другую жизнь, в которой есть место не только злу.
«К сожалению, мы не можем точно сказать, многие ли выпускники колонии попадают в будущем во взрослые исправительные учреждения. Если бы они все оставались в Тюмени — было бы проще. Но мы не имеем доступа к базам Кургана, Челябинска. Страна огромная, – признает Гейс Гулиев. – Сами малолетки возвращаются к нам. Раньше по 10-12 человек сидели в строгих условиях содержания. Сейчас у нас их нет. За пять лет мы ни одного ребенка не наказали дисциплинарным изолятором. Нет необходимости».
«Недавно мы заняли первое место по стране в рейтинге воспитательных колоний. В прошлом году было третье место, – признался начальник ТВК. –Честно говоря, мне не хочется занимать первое место. Потому что первое место означает, что здесь все идеально. А я не могу этого гарантировать».

С положением о рейтинговой оценке воспитательных колоний ФСИН России можно познакомиться по ссылке.
Территория
Вся жизнь осужденных проходит в нескольких зданиях, большую часть времени они чем-либо заняты: учатся, работают, занимаются творчеством, читают или общаются с психологом. Вход в отряды, здание, которое можно было бы назвать общежитием, украшает табличка с напоминанием, зачем подросток оказался здесь. Мудрых цитат и изречений здесь хватает, главное, чтобы осужденные хоть изредка их читали.
По дороге нам встретились две снежные скульптуры автомобилей: заниженная 14-ая «Лада» с тонированными стеклами и «семерка» . Скульптуры получились занятные, даже внутренняя проверка УФСИН приняла их за настоящие машины издалека.
Свободного пространства здесь довольно много, в зимние месяцы в колонии даже устраивали гонки на лыжах, а летом регулярно играют в футбол. Все напоминает какой-то обыкновенный детский лагерь, только вот колючая проволока не дает себя обмануть.
На территории колонии построена церковь. В ней недавно крестились трое воспитанников. Службы проводит отец Олег из села Богандинского. Мусульман сейчас среди осужденных нет, раньше было двое, к ним из боровской мечети приезжал имам и проводил занятия.
Условия
За время отбывания наказания в колонии подростки должны пожить в трех различных условиях, объяснил заместитель начальника Сергей Кузнечевских. Вначале все попадают на обычные условия содержания, при хорошем поведении их переводят в облегченные, после чего на льготные. Из них они освобождаются условно-досрочно. Прежде чем выйти на свободу, нужно пройти все условия. С обычных условий на УДО никого не рекомендуют.
Чем ниже условия, тем больше соседей по комнате, проще ремонт и меньше посылок и встреч разрешено осужденному. Хотя, справедливости ради, все помещения выглядят одинаково прилично.
В льготных условиях воспитанники ухаживают за живым попугаем Кешей, на стенах висят светлые обои.
В 1998 году, когда открылась колония, лимит учреждения составлял 700 человек. С тех пор многое изменилось, Сейчас лимит — 184 подростка, по закону на каждого должна приходиться жилая площадь 3,5 кв. метра. На практике, даже больше.

В начале 2000-х здесь произошел бунт, после которого жилые корпуса пришлось ремонтировать. Сильнее всего пострадал второй отряд, на втором этаже, здесь осужденные жгли матрацы.

Подростков осудили за дезорганизацию. Они требовали ослабления режима, их не устраивало, что от них требовала исправительная организация. Сотрудники колонии уверены, что если бы тогда все работали правильно, бунта бы не случилось.
По выходным с 14 до 16 часов осужденные могут говорить по телефону с помощью карточек «Зонателеком». Приобрести их можно в спецмагазине, либо можно попросить родителей положить денег на счет. В новогодние каникулы звонки бесплатные.
Так как в городе объявлен карантин, во всех жилых помещениях на столах можно увидеть блюдца с луком или чесноком. В настоящее время никто из подростков гриппом не болеет.
В корпусах также находятся кабинеты психологов, воспитателей, помещение для сушки вещей и классы.
Отдельно расположены комнаты для длительного пребывания гостей. Такая возможность в колонии имеется, родители могут остаться с детьми на несколько дней. Здесь же переговорная, на общение у осужденных по закону выделено до четырех часов. На практике, конечно, никто так долго через стекло не беседует.
Клуб, ТВ, радио
В клубе сейчас проходит выставка производства всех колоний УФСИН. Ребята из ТВК могут похвастаться только типографией, резьбой и пошивом наволочек. В большом зале клуба подростки играют спектакли, выступают, встречаются с гостями колонии. В соседнем помещении расположена теле- радиостудия. Воспитанники сами снимают сюжеты о своей жизни, поздравляют друг друга с днем рождения.
Здесь мы познакомились с осужденным Игорем Поповым. Ему 18, он из Кургана и согласился пообщаться с нами.

«Я здесь с лета 2014 года и останусь до декабря. Конечно, я не ожидал оказаться здесь, но добился этого сам. Курил спайс, статья 228, часть вторая. Поймали, дали условное, снова поймали, посадили. Когда закончится срок, буду прикладывать все усилия, чтобы не вернуться к такой жизни», - рассказал Игорь.

За годы, проведенные в колонии, Игорь получил четыре специальности: слесарь, столяр, каменщик, печник.

По его словам, отношения в отряде нормальные. Осужденные спокойно общаются, помогают друг другу, конфликтов не возникает.

«Среди знакомых есть те, кто сидит. Но, в основном, все друзья на свободе, учатся, работают, - признается парень. - Тут нормально, условия позволяют жить. Концерты, питание. Но, все равно, лучше дома».
Столовая
Звуки классической музыки, звучащие из рупоров, означают время обеда. Питание у осужденных пятиразовое. Если взрослые зеки получают по норме 1200 калорий в сутки, то воспитанники детской колонии – 4500.

На завтрак сегодня каша на выбор, кофе, колбаса и хлеб с маслом. На обед: щи, жаркое и компот. В полдник осужденные получают сок с фруктами и кондитерскими изделиями, а на ужин рагу, какао, яйцо и ватрушки.
Мастерские
В местной типографии есть новое оборудование, на котором осужденные учатся делать брошюры, открытки и календари для нужд воспитательных колоний.

Раскроечный цех работает четыре часа в день. Здесь на швейных машинках подростки шьют простыни. Недавно они в качестве благотворительной помощи сшили слюнявчики и пеленки для тюменского Дома ребенка.

По словам старшего мастера учебно-производственной трудовой мастерской Вячеслава Пелевина, их зарплата составляет около 5000 рублей в месяц, хотя все зависит от заказа.

Эти деньги осужденные тратят в магазине. Трудоустроены все осужденные, имеющие иски, по исполнительным листам они выплачивают возмещение потерпевшим. Всего таких исковиков – 12, а трудоустроены 32 воспитанника.
Школа
Самая распространенная оценка в колонии - 3. На 4 и 5 учатся несколько человек, но вот отличников нет. С ребятами работать не сложнее, чем на свободе, но вот потенциал многих заметно ниже.

«В обычной школе к 15 годам ребенок заканчивает 9 классов. У нас есть воспитанники, которые в 16 лет учатся в 6 классе. Причины разные, и социальные, и физические. Кто был на домашнем обучении, кто долго лечился, у кого родители своеобразные, - рассказала директор школы ТВК Татьяна Коробейникова. - Мы обучаем всех в зависимости от уровня образования. Единственная категория воспитанников, которые не учатся — те, кто уже имеет образование. Например, закончили на воле 11 классов, или 9 классов коррекционной школы в поселке. Они заняты другими делами на территории колонии».
В школьном коллективе трудятся 16 человек, из них учителей — 10. «Я долгое время работала на воле в различных образовательных учреждениях. Разница в обучении есть, в какой то мере, но мои учителя относятся к этим подросткам так же как и к тем, что на воле. А подростки сегодня своеобразные», - признает директор.

«К нам приходят мальчишки, которые все время сидели на последней парте в школе. Теперь им приходится сидеть в первых рядах, отвечать на вопросы, слушать, - рассказала Татьяна Коробейникова. - Когда ребенка спрашивают, хвалят, он обретает уверенность в себе, получает навыки самостоятельной работы».
Уже шесть лет воспитанники колонии занимают призовые места образовательной олимпиады среди учреждений ФСИН. Сами учителя тоже участвуют в конкурсах раз в два года и входят в десятку лучших.

Заработная плата здесь неплохая, признается директор, но не слишком отличается от той, что есть у учителей на воле. Учителю все равно где воспитывать и учить детей.

В 2013 году воспитанник колонии занял первое место в конкурсе «Ученик года» среди воспитательных колоний, после чего на базе ТВК провели всероссийский конкурс учителей.
Черепахи Зита и Гита. За ними ухаживают сами осужденные.
Профучилище
За время, проведенное в колонии, многие успевают получить по 3-4 рабочих специальности. В мастерских они учатся ремонту автомобилей, ремеслу каменщиков, слесарному и столярному мастерству. Обучение по программам профессиональной подготовки длится пять месяцев. По окончании воспитанники получают свидетельства государственного образца, на основании которых они вправе устроиться на работу по этим специальностям, рассказал заведующий филиалом ФКПОУ №251 ФСН Вадим Петров.
Медицинская часть
Медчасти колонии позавидуют многие российские села. Здесь есть процедурная, перевязочная, стоматологический кабинет, ренгтен. Все новое, прививок и лекарств в избытке.

15 лет назад здесь часто болели осужденные, потому что их было около 600 человек. А сейчас все здоровые, рассказывают сотрудницы медчасти.

У подростков нет онкозаболеваний, туберкулеза как у бывалых сидельцев. Иногда бывает ветрянка. Они хоть и с биографией, но все же дети, напоминают медсестры.

Если родители в школе отказываются от прививок, то здесь такой возможности нет. Прививают всех. Даже когда в городе с вакцинами туго, в медсанчасти прививки в наличии. В детскую колонию медицинское обеспечение поступает в первую очередь.
Кабинет психолога
Воспитанники колонии признаны вменяемыми, иначе они находились бы через дорогу (по соседству с ТВК расположена психиатрическая больница). Начальник психологической лаборатории ТВК Людмила Кутырева проводит с подростками сеансы релаксации, аутотренинга, занимается с ними арт-терапией. В общем, пытается понять, что именно заставило их ступить на преступный путь и как уберечь их от возврата на него.

«Многие из них в период адаптации испытывают тревожность, беспокойство, напряжение, неуверенность. Несмотря на их биографию, они продолжают оставаться детьми, они еще не до конца выросли, - заметила она. - Исправление возможно. Оно зависит от заинтересованности самих подростков, от того, насколько они мотивированы окружением, в котором находятся здесь. Мы стараемся создать для них благоприятные условия. Мы мечтаем, чтобы выходя на свободу они тоже оказывались в такой среде».

По мнению психолога, главная проблема всех этих детей — отсутствие благоприятной среды для воспитания и развития. «Все идет из раннего детства: неблагополучное окружение, плохие условия жизни, пренебрежительное отношение родителей к проблемам детей, часто негативное влияние телевидения, Интернета. Подросток не всегда может предсказать последствия своих действий, он и сам не понимает, что творит. А удержать его и направить куда нужно, порой некому», - объясняет Людмила Кутырева.
Они здесь не случайно
Легко поддаться искушению поверить, что все эти ребята находятся здесь по какой-то чудовищной ошибке. Что нет ни малейшей причины держать их под круглосуточным присмотром сотен камер. И было бы легче, если бы это оказалось действительно так, но истории их злодеяний порой заставляют волосы встать дыбом.

– Попались бы вы им в темном переулке, - с еле заметной улыбкой случайно обронил один из сопровождавших нас весь день сотрудников УФСИН.

Заместитель начальника колонии Сергей Кузнечевских согласился рассказать несколько примеров того, сколь обманчивым может быть впечатление. «Многие преступления, за которые осуждены эти дети, были совершены под действием алкоголя и наркотиков, до 90%, – отметил он. – Один осужденный зашел к соседке-инвалиду, которая получала приличную пенсию. Иной раз она давала ему деньги на конфеты, мороженое, на все, что просил. В этот раз он зашел к ней в состоянии алкогольного опьянения и попросил 100 рублей. Женщина отказала ему, тогда он взял молоток и пробил ей голову. Сел за убийство. Самое интересное: что после того, как он убил соседку, он взял сто рублей, пошел в магазин и купил пиво. За 100 рублей убил бабушку, которая много лет относилась к нему хорошо».

У многих осужденных диагностируется психологические отклонения. Они по-разному относятся к своим преступлениям. Некоторые их осознают, а другие — нет.

«Многие сидят за изнасилования. Но вот один осужденный всем говорил, что не насиловал никого, его закрыли ни за что. Открываешь дело, смотришь: они втроем держали несовершеннолетнюю девочку, приставив к горлу нож и самоудовлетворялись у нее на глазах. Это унижение. А всем он потом рассказывал, что не насильник, что ни в чем не виноват. Он искренне уверен в этом», - вспомнил замначальника колонии.

Но их исправление возможно, сходятся во мнении сотрудники УФСИН. Не все начнут нормальную жизнь после выхода из детской колонии, но шанс, который они получают здесь, выпадает далеко не всем свободным людям. Кто-то распоряжается им по совести, а кто-то возвращается к преступной жизни уже будучи формально взрослым.
Павел Захаров - текст, фото, верстка
Ольга Дмитриева - инфографика
Редакция «Вслух.ру» благодарит Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Тюменской области за помощь в создании материала.