Сносить или не сносить завод пластмасс? Мнения экспертов

Завод пластмасс, а ранее - казенный винный склад, представляет уникальный для Тюмени образец промышленной архитектуры. Его сносят на законных основаниях, что не уменьшает возмущения ценителей старинной архитектуры.

Grey

В Тюмени сносят бывший завод пластмасс. В четверг горожан взбудоражила новость о том, что разрушению подвергаются здания, которые до недавнего времени были известны как выявленные объекты историко-культурного наследия: архитектурный комплекс, представляющий редкий для Тюмени образец промышленной архитектуры начала ХХ века в «краснокирпичном» стиле, состоящий из производственного корпуса, склада и кирпичной дымовой трубы. Сто лет назад здесь располагался казённый винный склад и ликеро-водочное производство, в 1941 году его перенесли в здание Ильинской церкви, а краснокирпичные здания отдали под эвакуированные московский и днепродзержинский заводы авиационных лаков, в 1948 году, заводу дали название «Завод Пластмасс» и перевели на изготовление гражданской продукции.

В 2005 году архитектурный комплекс, включающий также жилой дом, строившийся для сотрудников Казенного винного склада, получил статус выявленного объекта историко-культурного наследия.

На тот момент 73-й федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» не содержал уточнений о порядке внесения памятников в Единый государственный реестр объектов культурного наследия, и государственный учет объектов, представляющих историко-культурную ценность, однако и выявленные памятники подлежат государственной охране и не могут быть уничтожены собственником. Необходимые дополнения к закону были приняты в 2009 году, согласно им, решение о переходе здания под охрану государства выносится на основании экспертизы, проведённой аттестованными Министерством культуры специалистами.

В областном комитете по охране и использованию историко-культурного наследия Вслух.ру сообщили, что процедура снятия казенного винного склада с государственной охраны выполнена в соответствии с законом. Собственник заказал экспертизу у трёх аттестованных экспертов. На её основании комитетом был составлен проект постановления об исключении старинных зданий из перечня охраняемых объектов. Как сообщают, проект постановления публиковался на сайте областного правительства 24 января 2014 года. Никаких замечаний от общественности не поступило. 17 февраля постановление было подписано. С этого момента собственник может делать со зданиями то, что считает необходимым.

По мнению начальника отдела охраны объектов областного комитета по охране и использованию объектов историко-культурного наследия Елены Приходько, снос казенных винных складов — мера единственно возможная и вынужденная, отчасти оправданная тем, что здания эти для области не уникальны, подобные есть в Ишиме и Тобольске. Как она рассказала Вслух.ру, вскоре после того, как архитектурному памятнику был присвоен статус выявленного, весной 2005 года, завод пластмасс был включён в реестр опасных производственных объектов. «Если бы мы знали о том, что это опасные объекты, думаю, комплексу не присвоили бы статус охраняемого», – говорит Елена Геннадьевна. Она рассказывает о том, что здания казенного винного склада в эпоху завода пластмасс были изуродованы трубами, пожарными лестницами, пристройками и перестройками, во многих местах наблюдалась деструкция кирпичной кладки. Стены завода по несколько раз в год покрывали штукатуркой, но сильнодействующий химический запах пропитывал новый слой очень быстро, Елена Приходько уверена, что и кирпичи кладки насквозь пропитаны вредными испарениями. Именно на это ссылается полученное в 2013 году экспертное заключение, «Документация по ликвидации опасных производственных объектов ЗАО «Тюменский завод пластмасс», разработанная ООО «Проектный институт инженерной инфраструктуры» (город Санкт-Петербург):

«За многие десятилетия внутренние поверхности стен, полов и перекрытий зданий пропитались химическими реагентами, оставшимися после производства, которые опасны для жизни и здоровья человека. Попытки мойки стен дезинфицирующими составами, затирка новой штукатуркой не привели к положительным результатам. Дальнейшее перепрофилирование зданий и их ремонт не возможен из-за стойкого неприятного запаха, вредных опасных веществ в конструкциях зданий, которые невозможно вытравить. В связи с этим принято решение о их ликвидации».

Между тем, по мнению Елены Козловой-Афанасьевой, тюменского эксперта, аттестованного Министерством культуры для проведения историко-культурной экспертизы, результаты экспертизы опасных промышленных объектов не являются основаниями для сноса памятника. Она подчеркивает, что комплекс зданий казенного винного склада не утратил историко-культурного значения и физическую сохранность, а это единственные основания для снятия памятника с охраны.

Тюменский историк, член научно-методического совета по сохранению объектов историко-культурного наследия при областном комитете по охране памятников Валерий Чупин уверен в том, что казенные винные склады обладают всеми признаками объекта историко-культурного наследия, а претензии к техническому состоянию зданий считает несостоятельными в связи с тем, что есть примеры, когда памятники восстанавливались на основании одного лишь оставшегося фундамента.

Есть примеры, когда старинные здания, стены которых были готовы обрушиться, восстанавливались и теперь украшают наш город и вписаны в его современную жизнь, подчеркивает Чупин. В качестве примера он приводит ремонт и, фактически, реставрацию кирпичного склада на ул. Первомайской, в здании, восстановленном с применением старых кирпичей, сейчас расположен ресторан.

Территория бывшего завода пластмасс, составляющая более 33 тысяч квадратных метров, поделена между тремя собственниками, рассказал Вслух.ру Валерий Чупин. По его данным, в ноябре 2005 года территория была выкуплена заводом пластмасс по договору с региональным отделением Российского фонда федерального имущества за весьма скромную сумму в 6 с лишним миллионов рублей. А в июне 2007 года, ЗАО «Тюменский завод пластмасс» уступил ОАО Финансовая компания «Приоритет» половину территории и строений в счёт долга в размере почти 12 миллионов рублей. В дальнейшем у территории завода появился третий собственник.

На проходной завода Валерию Чупину и корреспондентам тюменских СМИ, которые пришли поинтересоваться правомерностью сноса старинных зданий, дали телефон генерального директора ООО «Актив +» Евгения Сергеева. По номеру корреспонденту Вслух.ру отозвалась приёмная ОАО «Утяшевоагропромснаб», однако с Евгением Васильевичем соединили без всяких проблем.

Бизнесмен рассказал Вслух.ру о том, что снос на территории завода начался с тех объектов, что экспертиза признала опасными, в их число входят главное здание, склад и кирпичная труба, бывшие некогда выявленными памятниками культуры.

По словам Евгения Сергеева, все три объекта были задействованы во вредном производстве или хранении опасных веществ, производство свернули год назад, до сих пор у посетителей этих зданий щиплет в носу от стойкого химического запаха.

Таким образом, работы по сносу идут в соответствии с законом и продолжаются в штатном режиме. После сноса и очистки территории собственники планируют провезти экспертизу земли, чтобы узнать, как в дальнейшем можно использовать площадь бывшего завода. По мнению Евгения Сергеева, жилищное строительство здесь вряд ли возможно, вероятнее, что тут будут построены общественные или развлекательные объекты.

Новость о сносе казенного винного склада взбудоражила экспертов и обычных горожан, неравнодушных к судьбе исторической застройки Тюмени тем, что стала неожиданной. Даже если проект постановления о снятии объектов с государственной охраны был вывешен на сайте правительства области, к общественной дискуссии это привести не могло, так как никто из заинтересованных лиц не отслеживает подобные публикации в постоянном режиме. В субботу в Литературно-краеведческом центре состоялась встреча с участием искусствоведа Елены Афанасьевой-Козловой, историков Валерия Чупина и Артёма Бирюкова, архитектора Александра Клименко, автора документальных фильмов о Тюмени, Сергея Ермолаева, а также журналистов, молодых архитекторов, историков, участников краеведческого сообщества «Старый объектив, или Тюмень до нашей эры». Они попытались понять, что происходит с заводом и что можно сделать для спасения памятника – они уверены, что пока старинные здания не снесены полностью, есть возможность и смысл бороться за них.

Эксперты, принимавшие участие во встрече, уверены, что если бы до принятия постановления о снятии объектов с государственной охраны, у них была возможность принять участие в обсуждении решения, удалось бы найти компромиссный вариант, который бы не привёл к легальному уничтожению ценных зданий, которое выглядит, как законспирированная операция.

«В Тюмени практически не осталось образцов промышленной архитектуры конца XIX – начала XX вв., – говорит Валерий Чупин. – За последние годы в Тюмени были уничтожены здания колбасного «завода» Миншутина, пимокатного завода Воробейчиковой, первой городской электростанции, пивоваренного завода Давыдовской (впоследствии завода АТЭ), завода Машарова (позднее «Механика» и станкостроительного)». Валерий Александрович предполагает, что после рекультивации прилегающий к архитектурному комплексу земель, на этой территории мог бы располагаться культурный и выставочный центр, детские площадки, выставка раритетных автомобилей, для которой в Тюмени пока не находится места, «была бы воля горожан к сохранению исторического наследия».

В выходные тюменцы гуляли в окрестностях бывшего завода пластмасс и фотографировались на фоне исчезающего памятника истории и культуры. Фото взяты в социальных сетях Вконтакте, Instagramm, Facebook

тренды, завод пластмасс, Чупин, памятники, архитектура, Тюмень

Просмотры: 1744

Комментарии

0
Small 1e1f9276 51c6 4dd3 b302 c5dcac2b0875
Юрий Шестак 25 марта 2014, в 15:31

Странно, круглую баню вроде бы отстояли, а это замечательное здание, имеющее куда большую историческую ценность, собираются сносить. Не порядок

Ответить
0
E b9c11f6f
Артём Кушнир 25 марта 2014, в 16:36

Спасибо за обстоятельный материал, после которого рождается вопрос – а нужен ли городу и горожанам “памятник”, насквозь пропитанный всякими вредными веществами? Там даже музей ведь нельзя будет сделать в случае сохранения зданий.

Ответить
0
61hz4f2kgk8
Вячеслав Кузнецов 25 марта 2014, в 17:59

Конечно жалко это здание. Применений ему можно было бы найти множество – от музея тюменской промышленности до лофта.
Но, если оно представляет опасность, от этого здания безусловно надо избавляться, какую бы оно ценность не представляло.
Чупину не мешало бы немножко реальности в голове – детские площадки рядом с токсичным зданием? Можно еще детский сад сделать в цехах аккумуляторного завода, следуя такой логике.

Ответить
0
Picture?type=square
Irina Permyakova 26 марта 2014, в 9:38

Лично мне этот вопрос не кажется однозначным. Огромную территорию в центре города продали частнику за 6 миллионов, уже в тот момент этот частник был должен другой фирме и не мог с ней рассчитаться, то есть, фактически, был банкротом. За версту несёт коррупцией. В список опасных объектов завод был внесен в то же время, как продан при странных обстоятельствах. Ну и экспертизу питерским специалистам заказывал собственник, заинтересованный в коммерческом развитии этой территории, а не в обременениях, которые налагаются на собственника памятника истории.

В общем, в утверждения, что старая кирпичная труба была насквозь отравлена. Что склады, где не было производства, протухли до основания, я склонна верить не до конца. Уверена, если бы соответствующих экспертов нанимал человек, желающий сохранить памятники истории, они бы вместе с этими экспертами нашли способ, помимо затирки штукатуркой. Кирпичи на анализ они брали? Откуда эта уверенность, что там всё пропиталось испарениями?

Ответить
0
61hz4f2kgk8
Вячеслав Кузнецов 29 марта 2014, в 12:02

Ир, скажи пожалуйста, а где активисты бродили, пока пять или шесть лет это здание пустовало?
Разбирать его, начиная со складов, начали не в марте этого года, а как минимум за два года до этого. В 2011 году вовсе снесли административное здание – ноль реакции от общественности, хотя на мой взгляд это серьезный такой знак на который можно было обратить внимание.
Я могу сделать вывод, возможно я ошибаюсь, но памятники господину Чупину и иже с ним нужны только тогда, когда их разрушают. Когда они стоят забытые, никому не нужные, разваливаются и не реставрируется – это в порядке вещей. Но только начинают сносить эти безынтересные и часто опасные гнилушки – поднимается крик. Где логика?

Ответить
0
Picture?type=square
Marina Solotova 28 марта 2014, в 3:17

“отчасти оправданная тем, что здания эти для области не уникальны, подобные есть в Ишиме и Тобольске”. – А давайте храмы все снесем подчастую – в Тобольске вон их сколько подобных! Я фигею от таких аргументов… Сильно хочется спросить: насколько оправдано наличие у нас на государевой службе людей, принимающих такие решения, если им подобных, немало “от Москвы до самых до окраин”.

Ответить
0
E b9c11f6f
Артём Кушнир 29 марта 2014, в 12:56

Поддержу Вячеслава. Почему “активисты” появляются на голубых экранах когда уже ничего сделать по сути нельзя? По-моему, у всех означенных персонажей прекрасные отношения со СМИ, более того, иногда СМИ даже уговаривают их принять участие или дать комментарий – то есть при желании эту историю можно было поднять намного раньше и не довести ситуацию до сноса.

Ответить
0
Picture?type=square
Irina Permyakova 31 марта 2014, в 12:13

Слава, о том, что снесли в 2011 году я не знаю, могу лишь предположить, что это строение не имело статус выявленного памятника. Этот комплекс перестали считать памятником 17 февраля 2014 года, только тогда у собственника появилась возможность сносить здания. “Где бродили активисты”, – вопрос эмоциональный, пустой, подразумевающий, что мы все знаем, где они бродили, типа – нигде. Однако я, занимаясь этой темой хотя бы время от времени, могу предположить, что они не бродили, а занимались своей работой, а в свободное время – исследованием архивов, изучением истории этих зданий. Потому что “активизм” для них – не скандальная самоцель. Эти люди интересуются историей города не только в дни громких сносов с коррупционным душком. Валерий Чупин к моменту сноса, между прочим, имеет полный набор документов по этому зданию, поэтому в суд они могут обратиться как только совершилось сомнительное действие, именно благодаря подготовленности. Он рассказывал о заводе в газетах, на экскурсиях, которые проводит. Он участвовал в реставрации и возвращении в городскую жизнь нескольких зданий, в частности, упомянутого склада, в качестве консультанта. Поэтому вы, парни, голословно обвиняете людей, о деятельности которых, как мне кажется, знаете мало. В большинстве СМИ есть корреспонденты ,которые время от времени или постоянно поднимают темы охраны историко-культурного наследия, транслируют воззвания своих героев к бизнесменам, городским и областным властям, рядовым гражданам, о том ,что надо про памятники вспоминать не только тогда, когда их рушат. Обвинять этих людей в том, что их не слышат, кажется мне бестолковым риторическим ходом.

Ответить
0
Picture?type=square
Irina Permyakova 31 марта 2014, в 14:47

Вот какой комментарий пришёл от Валерия Александровича Чупина:

“Я, возможно, произвожу впечатление человека, мечтающего в угоду сохранению всякой рухляди, отравить ваших детей, но, это не совсем так. Моя позиция заключается, во-первых, в том, что я сомневаюсь в выводах «технологической» экспертизы, касающихся степени вредоносности объекта и необратимости его химической заражённости. А, во-вторых, ПОСЛЕ повторной экспертизы и дезактивации территории предлагаю разместить здесь не «детскую площадку» (на площади 33 тыс кв. м.(!!! – хороша «площадка»), а ландшафтный парк (с включением в него находящегося рядом русла реки Тюменки, превращённого в помойку и в сточную канаву, а в Тюмени так мало «рельефа»…) с комплексным культурно-развлекательно-просветительским наполнением: центр ремёсел и искусств, выставочные залы, павильоны (в том числе и для раритетных автомобилей) и т.д. и т.п. Но, увы, такие идеи не представляют сиюминутной коммерческой привлекательности ни для владельцев быв. ТЗП, ни для государства, которое рассталось со своей гигантской собственностью за более чем символическое вознаграждение…

Чупину, конечно, «не мешало бы немножко реальности в голове», как советует ваш «комментатор» В. Кузнецов. Но этой реальности, в том же самом месте, не помешало бы и директору ООО «Актив+», который заявляет, что на территории ТЗП будут построены «общественные и развлекательные объекты». Вопрос: а что на входе в эти «объекты» будет написано «18+» (детям же нельзя!!!)?

Причина моих сомнений заключается в том, что экспертиза была заказана собственником, который заинтересован в уничтожении памятника, а снос «смертельно опасного» объекта (мы наблюдали это, см. фото) производился без самых элементарных средств защиты, даже без марлевых масок на лицах рабочих, без какого-либо контроля за утилизацией «чернобыльского мусора»… И, если даже поверить в его заражённость (какой степени!?), то вызывает сомнение то, что в 21 веке нет других способов его дезактивации, обеззараживания, кроме безуспешной попытки «смывать мыльным раствором», о котором пишут «эксперты»…

Я уверен, что акт экспертизы не был придан гласности, и то, что памятник начали сносить очень уж поспешно, свидетельствует о том, что заинтересованные лица хотели не допустить повторной, независимой экспертизы.

Обеспокоенность экологов мне понятна, но почему они молчали на протяжении 70 лет о том, завод пластмасс отравлял окружающую среду, что 50-я школа сё это время находилась в непосредственной близости от смертельно опасного объекта, и заговорили об этом только сейчас, когда завод перестал действовать и выпускать свою смертоносную продукцию. Завод не мешал. Мешает памятник. Тем, кто начал уничтожать опасный для жизни и здоровья объект ни с какого-то другого здания (а их 20 на территории быв. ТЗП и опасность, видимо, одинаковая), а именно с памятника.

Возможно, что «проект постановления об исключении старинных зданий из перечня охраняемых объектов» и был опубликован на портале гос.органов ТО 24 января 2014, но почему о факте принятия Постановления даже спустя неделю после начала сноса, не знал председатель Комитета по охране ОИКН ТО, о чём он заявил журналисту 72.ру Е.Черкасовой… Что касается «сильнодействующего запаха», быстро пропитывавшего штукатурку, то специалисты говорят, что фенол вообще не пахнет, штукатурка не имеет отношение к предмету охраны памятника, а «вредные испарения» могли уже испариться…

Теперь об экспертизе историко-культурной. В том, что она не выдерживает никакой критики, может быть вас убедит мнение эксперта Е.М. Козловой (прилагается). Елена Михайловна, как и очень многие квалифицированные и честные эксперты страны, чьи памятники стали жертвами «Экспертизы Поволжья» считают, деятельность последней дискредитирует сам институт Гос. экспертизы и намерены добиваться дисквалификации этих так называемых «уважаемых экспертов», как их называют сотрудники тюм. обл. Комитета по охране ОИКН и Правительства ТО. Никем эти «уважаемые эксперты» не уважаемы".

Ответить

Все комментарии