Вслух

Вера Ахмедова: Люблю работать размашисто

26 мая 2014 г. 11:14
Автор: Людмила Кайгородова

Выставка акварелей и пастелей в тюменской академии культуры.


Можно ли экспонировать картины, написанные пастелью в стеклянных выставочных витринах? А акварели развесить на колонне, книжном стеллаже и прикрепить к трубам отопления, нагло украшающим интерьер читального зала? Почему бы и нет, решили в научной библиотеке Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий.

Конечно, светлые выставочные залы музеев и картинных галерей способствуют особому восприятию графических работ – торжественно, как в храме. Но автор Вера Ахмедова считает, что в интерьере читального зала или в гостиной тесной квартиры, среди веселого хлама разностильной мебели, цветочных горшков, компьютеров и небрежно забытой шариковой ручки, картины выполняют свою изначальную функцию: формировать настроение дома, изменять бытовое пространство помещения и стать волшебными окнами в иные миры, которые создаёт художник.

Вера Германовна встретилась с гостями своего вернисажа 21 мая. Сколько выставок было представлено многочисленным гостям? Практически три и каждая в своем формате: пушкинская тема реализуется как экспозиция в витринах и поддерживается электронной выставкой работ, которые сопровождались рассказом художника о поэте, его характере, привычках, интересных деталях музейной жизни заповедника; выставку акварелей объединяла серия «Все цветы»; третья коллекция – своеобразный отчет о путешествиях, пастельные пейзажи.

Экспозиция, посвященная приближающемуся Пушкинскому дню России («Образ, бережно хранимый»), решена новаторски и необычно: в стеклянных витринах, как в кристаллах времени, располагаются графические листы с изображениями пушкинских аллей, по которым он ходил, пейзажи псковских деревенек, мимо которых проезжал в Тригорское или Михайлово, их архитектурные ансамбли. А рядом – книги с произведениями А.С. Пушкина, открытые на страницах со стихами и письмами, которые передают настроения и думы поэта. Великий поэт XIX века и скромная художница из ХХI века ведут сокровенный диалог о красоте, о поэзии, об одиночестве и дорогах, о жизни такой удивительной в каждом ее проявлении.

Вера Ахмедова родилась в Тюмени в семье преподавателей государственного университета. Ее детство и юность прошли на зеленых старинных тюменских улочках, с деревянными домами, украшенными узорными и резными наличниками, карнизами, чугунными, каслинского литья решетками на балкончиках и оградах, среди цветущих садов и скверов с сиренью и яблонями, клумбами и фонтанами в городском саду. Бабушкин домик с антикварной мебелью и посудой на ул. Хохрякова, дворы, элитная школа №21 с английским уклоном, учеба в ТюмГУ на факультете романо-германской филологии. Работа патентоведом, встреча в аэропорту с будущим мужем – Надиром, замужество и жизнь в Тобольске с его храмами, деревянными тротуарами, удивительной цельностью деревянного посада и каменного кремля. Потом была жизнь в сказочном Баку, а после – в Великом Новгороде, чья река и храмы, тихие зеленые улицы пробудили тюменское эхо и желание творчества. Красивый дом, чудесный сад, талантливые дети.

И вдруг возникло страстное желание запечатлеть эту мимолетную и вечную жизнь, ее фрагменты, состояние. Остановить мгновение. В картине. В рисунке акварелью. В технике пастели. Гость выставки, тюменский художник, великолепный и ироничный Сергей Шаповал, сидя как всегда сбоку, в уголке, вступил в разговор, поделился своими наблюдениями. Женщины часто «пробуждаются» вдруг и приходят к нему поучиться резьбе по дереву, кости, живописи – всему, чему может научить мастер. Первые работы получаются интересно, но быстро наступает период, когда замыслов много и «руки поют», а реализации нет, нет наработанного мастерства.

Он спросил Веру Германовну – почему не представлены картины маслом? Изящная, элегантная дама поразила всех своим ответом:

– Я десяток лет пыталась что-то делать с маслом, но меня убивала медленная работа. Масло вязкое и скорость работы на пленэре меня не устраивала. Отсроченный результат. Состояние уходило. А я люблю работать быстро, размашисто, энергичными штрихами. В пастели главное – увидеть и войти в настроение пейзажа, правильно выбрать фон листа. Освещение уже через пару минут может измениться, и я должна успеть.

В ее пейзажах много воды и неба, лесов и гор, церквей и городских улочек.

«Живопись – это великая тайна. Даже тщательно обдумав и представив конечный результат, ты оказываешься совсем в другом месте. Я имею в виду образ какого-то конкретного мотива. Это может и разочаровать, и удивить. Пленэрные работы живы и чувственны, они вечно хранят впечатление о месте, а тайна их рождения и есть главный магнит живописи», – считает Вера Ахмедова.

– А не хочется ли вам написать зной, пески, Азию с ее экзотикой?

– Пока нет. Хотя меня и приглашают в Самарканд, но, может быть, попозже когда-нибудь. Когда я проживу свой восторг и любовь к северной природе. Сейчас я планирую продолжать писать Заполярье. Это мне ближе, роднее. А вообще, если на одну чашу весов положить все зарубежные пленэры и поездки, а на другую чашу – пейзажи русского Севера, наш Север перевесит все. Это роднее и сокровеннее. Глубоко трогает. До слез.

– Пишете ли вы портреты?

– У меня есть только один – портрет моей 30-летней дочери. Он очень удачный, все-таки, я изучала ее целых 30 лет.

Итак, в 33 года Вера Ахмедова идет заниматься в студию «На Красной», руководителем которой является заслуженный художник России, член союза художников России Юрий Ерышев. Брала основательные и длительные мастер-классы у заслуженного художника РФ Елены Ненастиной.

После десятилетий труда, поездок на пленэры в Сербию и Черногорию, Испанию, Эстонию, по старинным русским городам, рождаются новые картины и участие в международных художественных выставках. Темой натюрмортов становятся цветочные композиции и букеты из собственного чудесного сада, в который водят на экскурсию иностранцев, храмы Великого Новгорода, поэтические пейзажи Сербии и Черногории, городские зарисовки, привезенные из многочисленных туристических поездок в Прагу и Норвегию, на Кубу, в Закавказье.

Ее работы – результаты десятков пленэров, которые проходили в температурном коридоре от -17 до + 43. Есть акварельные работы, на листах которых краска собирается какими-то мелкими разводами (следы замерзшей на улице воды и акварельных красок). Пленэр (франц. plein air, буквально – открытый воздух), термин, обозначающий передачу в картине всего богатства изменений цвета, обусловленных воздействием солнечного света и окружающей атмосферы. Пленэрная живопись сложилась в результате работы художников на открытом воздухе, а не в мастерской, на основе непосредственного изучения натуры в условиях естественного освещения, с целью возможно более полного воспроизведения её реального облика.

Став членом секции графики Союза художников России, художница получает не только признание на новом уровне мастерства, но и дополнительную ответственность перед зрителем и собой.

Подводя итоги вернисажа Веры Ахмедовой, организаторы – сотрудники научной библиотеки академии культуры – радуются фотографиям Людмилы Цвиккер, в том числе великолепному портрету художницы, фотозарисовкам Александра Засекина, глубоким, всегда с элементами притчи и особой мудрости комментариям Сергея Шаповала. После выставки позвонила тюменская художница Алевтина Юрчак, она поблагодарила за организацию интересной встречи и сказала, что нащупала новое направление в своей работе и новые темы, и ей бы хотелось поучиться у Веры Германовны, вместе съездить на пленэр. А ещё Вера Германовна смогла встретиться со старыми друзьями и одноклассниками. Выставка создала особую атмосферу для встречи художника со зрителем и ещё месяц будет радовать посетителей, украшая интерьер читального зала.


реклама