Banner

«Ключ» к идеальному городу

Автор: Ирина Пермякова

В идеальном городе культурная жизнь - многообразна, бизнес - социально ответственный, а градостроители прислушиваются к экологам.

Grey

В самом сердце Тюмени есть место, практически неизвестное горожанам. В овраге между музеем «Городская Дума» и стадионом «Геолог» красиво, тепло, зелено, там поют птицы, и много свободного пространства. Заново открыть это пространство жителям областного центра решили участники творческого объединения «Тюменская лаборатория настоящего» и Благотворительный фонд развития города Тюмени. Второй год они проводят в логу праздник музыки, поэзии и других искусств – фестиваль «Ключ».

Сейчас Городищенский лог, говоря научным языком, стёрт с ментальных карт тюменцев. О нём практически никто не думает, долгое время там была просто свалка. А вот с 17 по 19 века овраги на старом Городище собирали множество народу на праздники в честь бьющих из-под земли ключей и их покровителей-святых. Сначала это был народный праздник, потом – христианский, потом он превратился в ежегодную мещанскую ярмарку. В 2015 году «Ключ» снова пробился из-под земли в виде музыкально-поэтического оупен-эйра.

Что говорят урбанисты

Фестиваль 28 мая начался с лектория «Школа под деревьями». Кандидат исторических наук Фёдор Корандей говорил о том, как поэзия осмысляет пространство, на примере оды Горация про Бандузийский родник. Все участники лектория читали Горация вслух прямо на латыни и остались этим очень довольны.

Этнограф Елена Ермакова рассказала о старинных и современных праздниках почитания водных источников, подобных тюменскому «Ключу».

Архитектор Екатерина Журавлёва обрисовала историю формирования городского ядра, о том, как на месте фестиваля сошлись татарская Чимги-тура и первый русский острог за Уралом.

Эколог Альфия Биккина рассказала о том, что овраг – естественное заграждение от ветра, которое можно использовать круглый год для оживления городской жизни. По данным учёных, средняя скорость ветра в Тюмени – 3 м/с, это означает, что практически всегда температура комфорта ниже, чем реальная температура воздуха, так что при – 26 градусах по Цельсию, горожане мёрзнут, как при сорока градусах. Самый простой и красивый способ сделать город теплее и оживлённее в холодное время года – создание заграждений из деревьев. Альфия увлекается урбанистикой и уверена, что при планировании городских пространств следует не просто копировать позаимствованные в столицах проекты, но создавать свои, аутентичные, с учётом местного климата и потребности жителей. В Тюмени нет школы урбанистики, но есть специалисты, которые могли бы участвовать в разработке архитектурных проектов и консультировать с точки зрения экологии городского пространства.

Альфия Биккина выступила ещё с одной важной мыслью: чем севернее, тем меньше люди верят в то, что их города могут быть зелёными. Это парадоксально, ведь вокруг городов – леса. Выходит, пока сами жители не почувствуют потребность в зелёных пространствах, дающих защиту от ветра, солнца, пыли, создающих среду для детских прогулок, занятий спортом или даже для жизни лесных животных, ничего подобного в городах не появится, а те клочки зелени, что ещё существуют, будут исчезать под наступлением городской инфраструктуры.

Архитектор Владимир Суворов рассказал о возможных способах использования такого редкого для Тюмени ландшафтного объекта как овраг. В равнинной местности любое изменение рельефа вызывает эмоции, располагает к созерцательности – лог мог бы стать местом прогулок и отдыха от суеты большого города. Существует проект развития в тюменских оврагах экологической тропы, здесь можно построить инфраструктуру для экстремальных видов спорта, требующих перепада рельефа. Главное, считает Владимир, подчеркивать значимость лога, не допустить чисто прагматического использования большой территории в историческом центре. Слишком легко представить тут огромную парковку или очередную, крайне необходимую городу автомагистраль.

Странные звуки из оврага

Далее началась творческая программа. Звучал хип-хоп в исполнении «Пути» и «никакихпрописных», участников сообщества Ausgang. Под эти звуки часть зрителей изучала склоны оврага, погрузившись в таинственные дебри вокруг поляны.

Начала работу детская площадка под руководством поэтессы, студентки московского литературного института Лизаветы Гоголь. В прошлом году она вела фестиваль, а в этом устроила аутентичный петрушечный театр с самодельными куклами. Дети с восторгом ставили «Репку» за кулисой из ситцевой юбки, а потом лепили колобков из пластилина. Со своими стихами Лиза выступила ближе к вечеру, и да, среди публики уже были юные фанаты, слушавшие внимательно, наравне со взрослыми.

Овраг наполнился тревожными, почти невыносимыми для детей и слабонервных звуками саспенса – на сцену вышел екатеринбургский композитор и пианист Сергей Ходыкин, знакомый гостям прошлогоднего «Ключа».

В дневной программе фестиваля играли также пианист Николай Цушко и эмбиент-музыкант под псевдонимом «n-ый мистер». Они создали звуковой ряд, который подчеркнул красоту окружавшего ландшафта, заставил присмотреться к оврагу. Ветер колыхал деревья, капал дождь, выходило солнце, по небу катились облака, но чтобы увидеть всё это, требовался саунд-трек, который и обеспечили участники феста.

На фестивале была и другая музыкальная программа, но о ней ваш корреспондент может сказать только перечислением названий из афиши: «Табу на танцы», ансамбль «Вишня», «Бродяги Тхармы», ВИА «Южный парк», ЛЭП #101, The Stickz, «Тупые уроды».

Стихи в логу и не только

Читать и слушать стихи на открытом пространстве – дело непростое. Звуки разносит ветер, авторы, бывает, волнуются. Публика, по большей части, со стихами не знакома, а на слух ведь гораздо лучше воспринимается уже знакомый текст. Но при всём этом, отказаться от поэтической части фестиваля было бы непростительно. Опыт чтения и слушания в формате оупен-эйр – определённая душевная и интеллектуальная работа. Тем, кто смог сосредоточиться и услышать, эта работа принесла редкое и неповторимое в тюменских условиях удовольствие. Читали Владимир Богомяков, В. Маас, Яков Афанасьев, Валерий Кочнев, Роман Поплавский, Даниил Сизов, Андрей Шевцов, Лизавета Гоголь, Оксана Родионова, Константин Комаров из Екатеринбурга.

Безусловно, особое внимание привлекли поэты, на билеты которым собирали краудфандингом. Москвич, выступающий под псевдонимом Порфирий Косоротов, читал практически без пауз одно поэтическое полотно. Одно стихотворение сменяется другим, но, с другой стороны – ритм один, ключевые мотивы то и дело повторяются, возвращаются сами к себе, так что можно воспринять всё это как поэму.

center

Это впечатление получило объяснение на следующий день, когда гости читали свои стихи в музее «Царская пристань». Порфирий, которого на самом деле зовут Андрей, рассказал, что начал вести дневники в третьем классе: «Я вдруг почувствовал, что всё забываю. Забываю, что было вчера, теряю всё это, в общем-то – теряю себя. И я стал всё записывать». В конце дня поэт записывает в дневник то, что происходило. А потом, ещё нечто важное, что происходило внутри, переживалось, ощущалось, складывается в стихи. Поэтому и стихотворения одного года, прочитанные друг за другом, составляют живой ритм, в нём есть повторяющиеся реалии, ощущения, которые возвращаются к автору, дополняя и продолжая ранее мерцавшие идеи и переживания.

Лирический герой Порфирия Косоротова – житель большого города, он втянут в бесконечное движение, повседневное повторение действий, но параллельно с этой суетой тщится ухватить мимолётную красоту, чистые и чудесные впечатления жизни. Меланхоличный, на первый взгляд, он воплощает огромную жизнерадостность. Очевидной бренности всего сущего этот герой противопоставляет свою готовность видеть, ценить, запечатлевать прекрасное, готовность перерождаться и воскресать сияющим, как свежевыпавший снег.

Татьяна Скарынкина из Сморгони (Беларусь) приехала с двумя своими книгами в последних, авторских экземплярах. Из первой, изданной в Минске, читала в овраге, тут же её продала одной из тюменских поклонниц. Вторую, опубликованную в Нью-Йорке, представила слушателям в «Царской пристани» и там же оставила с автографом – учредитель приобрёл книгу для музея. В первый вечер запомнились мотивы детских воспоминаний, белорусские дзокающие имена, тётушки, таинственным вечерним шёпотом рассказывающие про сгинувших Толиков. На второй день все гости декламировали трёхстишия, открывая книгу наугад, а потом Татьяна читала стихи, написанные в Португалии. Поэтесса жила там некоторое время при обстоятельствах загадочных и романтических, работая в русской газете и занимаясь художественой фотографией (одна их них украшает обложку книги). Камерная обстановка располагала к тому, что для каждого стихотворения звучала небольшая предыстория. Это был сон, это – сон подруги, это навеяно португальской жизнью, а это было в школе – печати и замки снимались, текст приоткрывался чуть более объёмно, чем при чтении с листа.

center

«Для меня значимо, что Таня живёт в каком-то пограничном мире. Она говорит и пишет стихи на нескольких языках. Она живёт в мире, который когда-то нам был вроде бы ближе, а теперь уплывает к другим, туманным берегам, оставляя лишь тени, – говорит Фёдор Корандей, пригласивший Скарынкину в Тюмень. – Её стихи – повесть о маленьких городках, которые находятся на границе нашей цивилизации и нашей жизни, при этом всё проникнуто какими-то воспоминаниями – от прошлого остаются лишь милые тени. Она олицетворяет для меня колдовские вещи, связанные с поэзией. Когда быт и бытие превращаются в небытие и ходят туда-сюда».

Поэтическая втреча 29 мая стала прекрасной возможностью поближе познакомиться с творчеством отличных поэтов и замечательных людей, а для части слушателей – ещё и шанс познакомиться с удивительным тюменским местом. Единственный в городе частный музей «Царская пристань» был учреждён бизнесменом Виктором Савченко в старинном доме пароходчика Игнатова, того самого дядюшки, к которому сослали юного Пришвина. В доме, открытом для посетителей бесплатно и без выходных, собрано множество старинных предметов, документы по истории речного пароходства, есть зал, посвящённый династии Романовых, и освящённая домовая часовня, в память о том, что императорская семья начала здесь свой путь к погибели.

Окна и единственный балкон особняка выходят на бурную этой весной Туру. За оградой – старые железнодорожные пути, соединявшие станцию «Тура» с пристанями, сохранившие запах мазута, нагретые солнцем.

center

На берегу реки, среди плеска, блеска, ветра, уносящего слова, закончился фестиваль искусства и ландшафта. Приглашенные поэты и самые стойкие организаторы праздника из «Тюменской лаборатории настоящего» повели гостей к хостелу «Панда» через Банный лог.

музыка, литература, поэты, экология, лекции, фестиваль, фото

Просмотры: 293

Комментарии