Мастер Шитов подарил горожанам сохраненную им деревянную Тюмень

Автор: Татьяна Панкина

Альбом «Резная мелодия Тюмени» автор назвал книгой-напоминанием.

Grey

Книгой-напоминанием назвал реставратор Вадим Шитов «Резную мелодию Тюмени», выпущенную мастером к 430-летнему юбилею города. Ее презентация состоялась накануне, 15 июля, в литературно-краеведческом центре Тюмени.

В основательный, хорошо изданный, почти трехсотстраничный альбом вошли изображения тридцати деревянных памятников истории и культуры областного центра, отреставрированных мастерской Шитова, и рассказы о них.

Эти и другие памятники, которые предстоит каталогизировать, отмечены на карте, так что этот альбом отчасти стал еще и путеводителем по почти забытому резному городу, подробным и увлекательным. К тому же книга снабжена словарем терминов и переведена на английский язык, то есть доступна максимально широкому кругу читателей во всем мире.

Работа над восстановлением вошедших в книгу памятников – часто из пепла, из небытия, по деталям и фотографиям – шла на протяжении тридцати последних лет. Приехав в наш город, начинавший тогда резчик Шитов не мог пройти мимо отвалившегося наличника, детали деревянного декора, пришедшего в негодность. «Я понял, что кто-то должен этим заняться, стал собирать эти детали и потихоньку делал копии».

На это известный тюменский актер Владимир Орел отреагировал так: «Если говорить о патриотизме — вот сидит патриот города, державы».

Некоторые из отреставрированных домов сохранились уже только на бумаге — напоминанием и предостережением. По словам Вадима Макаровича, деревянные памятники, как люди, тоже болеют, стареют. Поэтому наследство, которое оставили нам тюменские мастера, живое и очень хрупкое. Его легко растерять.

«У тюменской деревянной резьбы нет аналогов, она уникальна, – утверждает искусствовед, автор вступительной статьи в книге «Резная мелодия Тюмени» Наталья Паромова. – Это понятие ввела в оборот Неля Шайхтдинова, автор вышедшей в 1984 году книги «Деревянная резьба Тюмени». Коллеги иногда хмыкали, не увидев: «Как нет аналогов? Да такого не бывает! Россия — страна лесов, и где только деревянной резьбы не представлено». А когда начинали смотреть, соглашались, что такого нет нигде. Не только в Сибири, но и в России».

Она с горечью заметила, что даже то, что подвижникам удается сохранить, – уже теряет свою самобытность. Небо за деревянными особняками заслоняют бетонные монстры, тополя — тюменские богатыри — срублены, то есть исчезла живая среда. Были целые улицы с уникальной объемной, пышной деревянной резьбой – все смахнули.

«Не люблю слово «бренд». В последнее время брендом Тюмени называют ковер с розами. А ковра-то в городе не делали! Их деревенские бабушки ткали, – говорит Паромова. – Но в одной из официальных книжек написано: бренды тюменского края — тобольская резная кость и тюменский ковер. А то, что Тюмень — уникальный город деревянного декора, забывают. Ведь уберите наличники — останется деревянная коробка. Поставьте наличники — появится то самое сибирское палаццо, о котором писала Неля Николаевна. И я с ней согласна».

Наталья Александровна вспомнила, как однажды они просидели с мастером полдня за чаем и разговорами.

– Написала статью и подумала: хоть сериал снимай! То летчик, то пешим ходом на Полярный Урал пошел, то эти запускал, как их… – обратилась она к реставратору за помощью.

– Все было, – скромно заметил он.

– То его макеты на конкурсе первое место займут, то еще то-то, – эмоционально продолжала Паромова. – С одной стороны вроде авантюра полная — летчик, путешественник, родом из далекого Баку, а все-таки все вместе привело его сюда. И Тюмень не отпустила.

– На два года приехал, остался на сорок, – подтвердил Шитов, действительно, прижившийся так крепко, то тюменцы с благодарностью назвали его почетным гражданином города в 2014 году.

– И вот благодаря особой мужской жиле, напору, упрямству Вадима Макаровича целы тридцать домов — за то низкий ему поклон.

«Можно Тюмень ругать как угодно, потому что город наш странный, жесткий, скабарный, кондовый — очень многоликий. Но лицо Тюмени — действительно неповторимая деревянная резьба, — добавила искусствовед. – Вадим Макарович жизнь положил, чтобы у нас не было как у всех. В сущности, он спас имидж нашего города. Потому что если бы не его самозабвенный труд, столько бы мы не сохранили. Больше всего реставрировал он. Конечно, есть другие реставраторы, различные артели, но именно мастер Шитов может почувствовать стиль, характер, руку резчика. Он говорит: «Начинаешь делать и понимаешь, какой мастер делал, что хотел, даже какой по характеру мужик был». Он не по шаблону делает, а проникает вглубь, ухватывает суть».

Вадиму Шитову помогает сын Святослав. Сам он тоже старается сделать для города что-то особенное, говорит Паромова: «Лошадок делает. Сувениры. Нашел у мастеров такую лошадку с особой мордочкой, немного горбоносой. Мальково, да?» – «Липовка», – уточнил Святослав. – «Крашеные лошадки — красивые, нарядные, а некрашеные — лучше. Знаете, какие пахучие! А какие шелковые! У меня одна стоит на книжной полке. Сделана из кедра. Нет дня, чтобы я не погладила ее и не понюхала. Этот образ живого дерева прижился в семье Шитовых. В качестве дипломной работы в художественной школе Шитов-мадший тоже делал фрагмент деревянной резьбы. То есть это уже династия».

В этот день мастера Шитова часто спрашивали: а какой дом ваш любимый? Он отнекивался: любимые все. Да, его визитной карточкой стала масштабная реставрация уникального здания первой четверти XIX века, памятника истории и культуры федерального значения по ул. Республики, 18, музея-усадьбы Колокольниковых в Тюмени. На эту работу, кстати, ушло с перерывами около 12 лет, одну колонну резчик делал целый год.

Вот что говорит сам реставратор: «Есть дома с богатой резьбой, есть с более скромной, мягкой. Но для меня они все родные. И они все важны, поскольку создают палитру города – от купеческих и мещанских до простых крестьянских домов. Это городская среда, это памятники наших мастеров. Они через свою работу выражали любовь к своему труду, к своему городу. Они создали особый стиль, тюменскую школу художественной резьбы. И это не просто декор. Почти на каждом доме есть солярные, обережные знаки. Эти дома были созданы и для красоты, и для защиты своих обитателей. И об этом думали мастера».

Работа над альбомом фактически шла все тридцать лет — последние три года делали съемку, собирали материал и создавали книгу: дизайнер, корректор, переводчик и шесть фотографов. «Резная мелодия Тюмени» в количестве всего 1200 экземпляров отпечатана в Екатеринбурге в качестве эксперимента – с использованием новых более износостойких красок. Она издана на собственные средства тех, кто работал над книгой.

«Власти с изданием книги не помогали, посчитали, что она не нужна, как и крупные бизнесмены. В администрации города сначала обещали помочь, но потом отказали, – говорит Шитов. – Тем приятнее помощь обычных горожан, которые добавили свои, пусть небольшие, деньги. Остальные нашли сами — взяли кредиты».

– Не удивляйтесь цене 2,5 тысячи рублей, человек свое вложил, – добавила Наталья Паромова.

– А у него-то в кредит можно взять? – спросил кто-то из гостей.

– Договаривайтесь!

Около двухсот экземпляров разошлось еще до презентации. Накануне тюменцы охотно разбирали книги, взяв посмотреть и уже не сумев выпустить из рук. Один экземпляр автора даже попросили подписать в качестве свадебного подарка.

Для желающих книга найдется в мастерской «Мних» по адресу: ул. Дзержинского, 34. Небольшая часть тиража будет выставлена в Литературно-краеведческом центре.

По теме:

Деревянная резьба Тюмени

книга, история, День города, подарок, фото, 432времятюмени

Просмотры: 287

Комментарии

#432ВремяТюмени. День города-2018