Неизвестный Текутьев

Автор: Юрий Шестак

И за 100 лет в наших умах сформировался штамп абсолютно противоречивого человека с недобрым взглядом. Ведь на фотографиях и даже на памятнике он предстает именно таким.

Grey

Казалось бы, о знаменитом купце и меценате, выходце из простой крестьянской семьи Андрее Текутьеве, который каким-то образом заработал огромное состояние и из непонятных побуждений строил и передавал в дар городу больницы, училища, храмы, содержал первый театр, библиотеку и в то же время якобы был замешан в крупных скандалах, связанных со взяточничеством и изготовлением фальшивых купюр, мы знаем все. И за 100 лет в наших умах сформировался некий штамп абсолютно противоречивого человека с недобрым взглядом. Ведь на большинстве сохранившихся фотографий и даже на памятнике Андрей Иванович предстает перед нами именно таким.

От обилия информации вырисовывается образ человека, который стал Почетным гражданином города и получил клеймо тюремного сидельца. Противоречия преследуют Текутьева и после смерти. В его честь назвали кладбище, к которому купец первой гильдии не имел никакого отношения. Даже дата рождения «отца города» на памятнике не верна, и ее неплохо было бы исправить: не 1839-й, а 1838 год. Ушел из жизни он 30 июля 1916 года (по старому стилю). Мы знаем, где был похоронен Текутьев – у Спасской церкви, но до сих пор никто доподлинно не может сказать, там ли его могила, так как она была вскрыта революционерами, искавшими золото и драгоценности.

Стараемся забыть

По мнению краеведа-исследователя Владимира Калининского, который, как и Андрей Текутьев, родился в селе Борки и всю свою жизнь по крупицам собирал только факты, а не домыслы о Текутьеве, восстановить историческую справедливость – это лишь самая малая часть того, что мы, как благодарные потомки, должны сделать. Владимир Калининский уверен, что мы недооценили нашего мецената и его заслуг перед городом, а о тех заслугах, которые у него были при жизни, стараемся забыть. Нужны примеры?

«Ни один тюменец, включая историков, не сможет точно назвать, сколько зданий Текутьев передал городу: пять, десять, двадцать, – посетовал краевед-исследователь. – А ведь многие из них сохранились, при этом мемориальные доски, насколько мне известно, есть только на двух – сельском училище в Борках и больнице на Даудельной в Тюмени. Сейчас идет реставрация ремесленного училища и литейной мастерской. Их также построил и передал городу Текутьев. Более того, меценат, будучи 11 лет главой Тюмени, председателем Тюменской городской думы и городской управы, ни разу так и не взял из кассы положенную ему зарплату. Все деньги – более 30 тыс. рублей, сумма, надо сказать, немалая, – были направлены Текутьевым на содержание ремесленного училища. А мы даже на мраморную табличку денег не нашли».

Или не догадались? В 1899 году Текутьев передает верхний этаж своего дома на углу улиц Водопроводная, 28 и Советская, 56 для размещения трех народных училищ и выплачивает бедным ученикам по 200 рублей в год. Здание до сих пор стоит на своем месте. Но кто, проходя мимо, может сказать, что здесь до революции благодаря Текутьеву учились дети? Или у нас и по сей день купцов хвалить не принято? Больше всего удивляет отсутствие какой-либо информации о Текутьеве на историческом здании Городской думы, где за свою работу меценат не взял ни копейки. У входа висят лишь две таблички с фамилиями градоначальника Павла Никольского и губернатора Тобольской губернии Николая Гондатти, которые хоть и являлись почетными гражданами Тюмени, но их заслуги перед городом не так велики.

Самый щедрый тюменский меценат строил не только школы, училища, больницы, храмы. Рядом со своим домом на улице Иркутская, сейчас улица Челюскинцев, Текутьев построил театр и содержал его на свои деньги. В 1902 году организовал в театре первый киносеанс для работников своих предприятий. Многие отказывались идти, боясь «бесовских» картинок. Текутьеву даже пришлось получать благословение церкви и пообещать выдавать после сеанса детям по кульку конфет. По информации Калининского, в театр привезли все леденцы из трех торговых лавок. Текутьев с женой сам встречал зрителей, а его племянник рассаживал их в зале. К слову, конфеты давали даже тем, кто в ужасе выбегал из зала до окончания сеанса.

Ни дом Текутьева, ни здание театра не сохранились. Театр сгорел во время пожара в 1922 году. Из кирпичей текутьевского театра сложили убогое здание, которое и сейчас можно увидеть напротив Дворца искусств «Пионер». А на месте «Пионера» располагался городской сад, еще его называли Текутьевским, потому что купец практически полностью содержал его за свой счет. На собственные деньги Текутьев открыл и содержал библиотеку имени Пушкина. Ее здание сохранилось до наших дней на улице Щербакова.   

В купца стрелял священник

Заняться изучением биографии знаменитого купца и его наследия Владимира Калининского подтолкнул случай. В 1972 году в гостях у его семьи был родственник по линии матери, ветеран Великой Отечественной войны Григорий Николаевич Никифиров. По словам Калининского, разговор о Текутьеве зашел совершенно случайно. 

«У меня такое ощущение, что Григорий Николаевич знал или предвидел, что я буду ходить по архивам и собирать все сведения о Текутьеве, – отметил Владимир Калининский. – И он выдал такой поток информации, который мне тогда запал в душу. «Вы знаете, что в вашем доме в купца Текутьева стреляли?» – ни с того ни с сего заявил гость и рассказал нам с мамой такую историю. В доме, где мы жили, раньше находилась первая в Борках школа грамоты. Она открылась в 1897 году, и здесь бывал меценат. Григорий Николаевич учился в этой школе в 1906–1907 годах. Он показал нам, как стоял Текутьев и как мимо пролетела пуля, не задев купца. Все это Григорий Николаевич, будучи мальчишкой, видел собственными глазами.

Больше всего из этого рассказа меня удивило то, что в Текутьева стрелял священник. Потом уже по этому вопросу я даже консультировался с предыдущим настоятелем Свято-Троицкого монастыря отцом Тихином. Месяц ждал аудиенции, и мы общались с ним 40 минут, настолько его задела эта история. Он мне еще сказал, что даже чиновникам не уделяет столько времени, сколько мне. Я спросил отца Тихона, как мне писать об этом, рассказывать людям? На что получил ответ: «Пишите как есть». Я допускаю, что стрелок мог специально нарядиться священником, чтобы зайти в школу, войти в доверие к учительнице и спровоцировать скандал с купцом.

Текутьев был высоконравственным человеком. Он увидел, как священник «клеется» к сельской учительнице, его это возмутило. Он воскликнул, что будет жаловаться на священника в Тобольскую епархию. Было это примерно в 1905–1907 годах. В архивах о той истории ничего не упоминается. Как раз в те годы Текутьев активно занимался продвижением идеи строительства Транссибирской магистрали через Тюмень, отстаивал ее в столице, и, конечно же, у него было много врагов. Как известно, Николай II уже подписал указ о строительстве железной дороги на Омск через Щадринск и Курган. Текутьев осмелился доказать царю – и это неслыханный случай за всю 300-летнюю историю семьи Романовых, – что проект ошибочный и принесет государству одни убытки. Текутьев направил Николаю II проект-записку, где обосновал необходимость строительства железной дороги через Тюмень, подкрепив свое письмо цифрами и расчетами на пять лет вперед. Шесть лет Текутьев ездил в столицу, и едва не набросился в кабинете на тогдашнего премьер-министра графа Витте, который всячески уходил от решения вопроса, боясь перечить царю».

Пробил Транссиб через Тюмень

Говорить о том, какой толчок в развитии Тюмени дала Транссибирская магистраль, излишне. По своей величине это событие сопоставимо с открытием на севере Тюменской области залежей нефти и газа. Однако вместо похвалы на Текутьева лили грязь, утверждая, что якобы купец дал взятку чиновникам, даже называлась и сумма – 100 тысяч рублей, поэтому дорога пошла через Тюмень. Андрей Текутьев пожаловался в Государственную думу, чтобы наказали шадринских и курганских клеветников. 

Незаслуженно доставалось меценату и от земляков. Один из них, бывший бухгалтер городской управы Афромеев, которого Текутьев уличил в казнокрадстве и выгнал из городской управы, в тюменских газетах при попустительстве местных властей организовал настоящую травлю, которая продолжалась вплоть до самой смерти мецената. Владимир Калининский уверен, что Текутьев, будучи городским головой, сам боролся с ворами и взяточниками и никак иначе не мог поступить. Также и не было у него прямой выгоды от строительства Транссиба, ведь во владении у него находились не паровозы, а пароходы. Более того, за все эти годы так и не найдено доказательств, что Текутьев дал кому-то взятку. 

Другая волна безудержной и безумной критики связана с тем, что Текутьев якобы имел дело с фальшивомонетчиками. По словам Калининского, который проштудировал все документы в тобольском филиале Тюменского госархива, нет ни одного упоминания о причастности мецената к изготовлению или сбыту фальшивых денег. Громкое уголовное дело о фальшивомонетчиках действительно было, оно растянулось на 30 лет, и по нему в Тобольском окружном суде Текутьев не проходил даже как свидетель. Оказался же замешанным он в этой истории, когда еще только начинал заниматься торговлей и ему случайно попались 9 фальшивых купюр по 25 рублей и две по 5 рублей. На месте Текутьева в той ситуации, равно как и сейчас, мог оказаться любой человек. 

Не выдерживает никакой критики и версия о том, что Текутьев нажил свой первый капитал, промышляя воровством на тракте – якобы он был чаерезом, срезал тюки с чаем с обозов и даже попался полиции один из таких чаерезов по фамилии Текутьев. Только имя у него было совсем другое. 

Сидел месяц в тюрьме

Из всех небылиц о Текутьеве реальна только одна – о том, что купцу и меценату все-таки пришлось немного посидеть в тюменском тюремном замке по ложному обвинению. Владимир Калиниский основательно изучил эту историю. Она началась с одного капитана, местного ловеласа, который нередко заходил в театр Текутьева и заглядывал к актрисам. В конце концов, купцу это надоело, и он распорядился не пускать больше военного в театр.

А у того были большие связи, и он решил отомстить. Поводом стало то, что денщик офицера купил в торговой лавке Текутьева крупу. Кухарка ее сварила, а каша оказалась негодной. Была организована комиссия, которая, говоря современным языком, сделала контрольную закупку. Крупу проверили, она оказалась качественной. Крупу забрали, она пролежала где-то три месяца непонятно в каких условиях, стала затхлой. Тогда ее и предъявили Текутьеву.

Суд проходил в 1892 году. Меценат не стал тогда даже подавать апелляцию, посчитав обвинение полным бредом. Тем не менее через два года ему все-таки пришлось отсидеть целый месяц в тюрьме вместе с приказчиком, продавшим крупу. Об этом случае почетный гражданин города Андрей Текутьев подробно рассказал в тобольской газете «Сибирский листок». Стоит отметить, что Текутьев любил писать. Для «Сибирского листка» он подготовил 12 статей, еще две для тюменского «Вестника Западной Сибири». Известно также, что Текутьев сочинял басни и публиковал их в периодической печати. 

Отдал городу 500 тысяч царских рублей

Владимир Калининский утверждает, что Текутьев в детстве не получал никакого «домашнего образования», так как родился в обычной крестьянской семье и его родители были безграмотными. Как же удалось так высоко подняться Текутьеву и стать одним из самых богатых купцов Тюмени? Краевед-исследователь считает, что Текутьев по своей натуре был трудоголиком, он не пил и не курил и не проматывал заработанные деньги в карточных клубах, благодаря чему ему удалось быстро сколотить свой первый капитал. И, конечно же, у Текутьева очень хорошая предпринимательская жилка, он умел предвидеть и просчитывал свои действия на несколько шагов вперед. Об этом можно судить даже по его завещанию. Состояние Текутьева оценивалось в 2,5 млн рублей. Кстати, в дар городу при жизни он передал имущества на 500 тыс. рублей. Это посчитали его современники. Большую часть имущества после смерти он также завещал городу, а ту часть недвижимого имущества, что полагалась его друзьям и родственникам, Текутьев повелел продать, а вырученные деньги положить в банк и выдавать только проценты, чтобы никто ничего не промотал. 

Для всех нас Андрей Текутьев является отличным примером для подражания и искренней любви к родному городу, которую он выражал не словами, а своими делами и поступками. О непростой судьбе знаменитого купца, который на веки вошел в историю Тюмени, краевед-исследователь собрал богатейший материал на 400 страниц с фотографиями, документами, многие из которых ранее не публиковались. Интересно, что о Текутьеве за 100 лет написано множество статей, но еще не издано ни одной книги. Борковский краевед-исследователь намерен ее издать, а потом идти дальше – добиваться установки табличек на зданиях, построенных меценатом, и открытия музея или музейной комнаты, посвященной Текутьеву. Кстати, краеведческий музей «Городская дума», где у мецената был свой рабочий кабинет, для этой цели подходит лучше всего.

432времятюмени, история, День города, тренды, Текутьев, Я выбираю Тюменскую область

Просмотры: 701

Комментарии

#432ВремяТюмени. День города-2018