Banner

Владимир Орел: Тюмень «купила» меня окладом, прямо скажу

Вслух.ру

Серию интервью с людьми театра в их «именинный год» продолжит разговор с Народным артистом России Владимиром Орлом.

Grey

В Год театра у любителей этого искусства есть возможность ближе познакомиться с тюменскими артистами. Серию интервью с людьми театра продолжит разговор с Народным артистом России, председателем Тюменского отделения Союза театральных деятелей РФ Владимиром Орлом.

- Владимир Васильевич, когда впервые состоялась ваша встреча с театром?

– Это было в 5–6 лет, в совсем юном возрасте. В сельской самодеятельности ставили спектакль, нужен был мальчик, взяли меня, и я что-то там говорил, а потом, когда стал постарше, читал сатирические стихи. Я не представлял, что такое театр. Поступая в театральный институт, даже не видел драматического театра, и не знал, что это… Один раз отец взял меня в Киевский кукольный театр. От спектакля у меня осталось сильное впечатление. А впервые в жизни профессиональный театр и спектакль я увидел, будучи абитуриентом театрального вуза в Харькове. Там на гастролях был театр Ленинского комсомола из Ленинграда. Я посмотрел спектакль Владимира Егоровича Воробьева «Зримая песня». Это было потрясение! А потом, через несколько десятков лет, мне удалось с ним работать в трех спектаклях, уже на сцене Тюменского драматического театра – в «Мирандолине», «Ангелах в Париже», «Одержимой любовью». Это тоже было большое счастье – работать с таким Мастером.

- Когда вы поняли, что хотите стать актером, что именно эта профессия вам интересна?

– Никогда не мечтал об актерской профессии. Но когда заканчивал десятый класс, встал вопрос, куда поступать. Учительница литературы подсказала мне идти в театральный институт. Что-то во мне увидела. И вот по ее совету я поехал в Харьковский театральный институт.

Родители к моему выбору отнеслись спокойно. Конечно, это было удивительно для села. Ты идешь в артисты? Откуда? Чего? Потом институт… Что вы! Я сам этого боялся и когда пришла телеграмма, что я принят, это было головокружение и страх: «Как это случилось?»

Харьковский институт искусств был создан в 1917 году, до революции. У его истоков стоял Петр Ильич Чайковский. А в 1944 году, когда шла еще война, открыли театральное отделение. В этом году будет 75-летие. Руководил нашим курсом великий педагог – Народный артист СССР, лауреат Сталинской премии Евгений Васильевич Бондаренко, второй педагог – народный артист Украины и России Валерий Михайлович Ивченко, сейчас актер Большого драматического театра имени Товстоногова.

- Что вы открыли для себя в институте?

– Это были лучшие годы жизни. Ну, во-первых, юность… Мы смотрели лучшие спектакли харьковских и гастролирующих театров. На каникулы ездили в Москву и Ленинград. Смотрели спектакли Таганки, Современника, Маяковки, БДТ и других. Все лучшее, что было в те годы. И сейчас я понимаю, что это был великий период в жизни советского театра. После института меня оставляли в лучшем театре, в Национальном театре имени Шевченко. Этот театр создал великий деятель и реформатор Лесь Курбас. Но судьба распорядилась иначе. Я отказался и ушел в Русский театр.

- Не жалели о выборе?

– Театр ко мне был благосклонен, и я пытался добросовестно относиться к работе. К театру нужно относиться профессионально, как к любой работе, добросовестно.

Когда мы уходили, педагог Евгений Васильевич Бондаренко, давая напутствие, сказал (я тогда не очень понял эту фразу): «Чем больше вы дадите театру, тем больше театр вернет вам». Думаю, что это правильно!

- Как получилось, что вы приехали в Тюмень и остались?

– То, что актеры переезжают, – это, наверное, правильно, потому что артист в одном театре может не прижиться. Такое случается по разным причинам… Тюменский театр в моей жизни третий – это немного. Пригласил меня замечательный режиссер Евгений Анатольевич Плавинский.

Купили меня окладом, прямо скажу. Я ехал, холостой парень, в однокомнатную квартиру, как в телеграмме написали. Но это меня меньше всего интересовало. С жильем было просто, а то, что на двадцать рублей выше дали оклад, это было заманчиво!

Но когда приехал, ужаснулся, увидев город – грязь, невыразительное здание театра. Хотя сейчас я понимаю, каким «намоленным» оно было. Мы до сих пор его с любовью вспоминаем и иногда выпиваем за него… А тогда я подумал, что год поработаю и рвану дальше.

Но вот начался сезон, я увидел спектакли, артистов. Георгий Дьяконов-Дьяченков, Борис Красиков, Наталья Зубкова, Анта Колиниченко и многие другие. Я смотрю: нет…, хорошие актеры! Потом «засосало». Потом женился. И была работа, а это самое главное в профессии.

- Какой ваш любимый спектакль в репертуаре театра?

– Не буду говорить, какой конкретно. Я сыграл, конечно, много ролей, но спектакли, которыми действительно горжусь, можно пересчитать по пальцам. И это все-таки заслуга талантливого режиссера! Моя – в меньшей степени.

- Есть какая-то роль, которую вы бы хотели сыграть?

– Не так, я хотел бы встретиться с хорошим режиссером. А главная или второстепенная роль у хорошего постановщика – не имеет значения. Для меня, во всяком случае.

- Актерство или режиссура?

– Я в первую очередь актер. Актерство мне более близко по природе! Но режиссура раздвигает границы. Если я и ставлю, то это спектакли актерские, так сказать.

- Ваши дети пошли по вашим стопам?

– Они не в актерской профессии. Правда, сын участвовал в университетской самодеятельности. Была такая замечательная студия при госуниверситете – «Театрик» Татьяны Тарасовой, которая сейчас преподает в ГИТИСе. Он участвовал как актер в спектаклях нашего театра «Нахлебник», «Шалом, Америка». А окончил юридический факультет нашего университета. Дочь – хороший дизайнер. Профессию они выбирали самостоятельно.

- Что для вас является главным в профессии актера?

– Институт дает ремесло, а талант – либо есть, либо нет. Вот Смоктуновский был актер от Бога. А есть актеры, которые работают достаточно профессионально, они научились ремеслу.

- Георгий Дьяконов-Дьяченков и Владимир Орел – единственные в регионе удостоены звания «Народный артист». Что для вас значит эта награда?

– Я приехал в родительский дом после награждения и сказал: «Мама, я – заслуженный артист!» Мама ничего не ответила. Но я чувствовал, что она гордится мной… При этом считаю, что к этому надо относиться спокойно. Когда зритель приходит в театр, он смотрит на работу актера, и его не волнует, есть у тебя звание или нет.

- Владимир Васильевич, вы часто присутствуете на различных конкурсах актерского мастерства в качестве члена жюри. Какие советы дали бы молодым актерам?

– Задатки актера сразу видно! Любой профессиональный артист сможет это оценить. Вышел чтец, и мне не надо его до конца слушать, потому что я знаю и вижу его потенциал.

Иногда чтец на сцену выходит заряженный взорвать зал, как котел, бурлит, а бывает, что выходит уже проигравшим. Для актера все-таки важна энергетика. Театр требует эмоциональной энергетики, эмоций, обаяния…

- Есть у вас хобби, увлечение, не связанное с театром?

– Хобби… Когда-то я играл в преферанс. Сейчас хожу на волейбол три раза в неделю, если позволяет репертуар. Люблю собирать грибы – это из детства, от отца. Иногда езжу на рыбалку на Север. Не охотник, не могу стрелять (смеется)! Люблю смотреть биатлон, волейбол, гимнастику (в институте занимался акробатикой), футбол. Вырос со спортом.

Справка:

Владимир Васильевич Орел родился 4 февраля 1951 года в селе Луговики Киевской области. Окончил Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского в 1972 году (педагог – Бондаренко Е.В.). С 1972 по 1975 год служил в Ворошиловградском театре. С 1973 по 1974 год проходил службу в рядах советской армии. С 1975 по 1977 год служил в Томском драмтеатре. В Тюменском театре служит с сентября 1977 года. Председатель Тюменского областного отделения Союза театральных деятелей РФ. Заслуженный артист РФ (1997). Народный артист РФ (2012).

Интервью подготовлено пресс-службой ТКТО.

театр, Год театра, драмтеатр, актеры, профессия

Просмотры: 142

Комментарии