Вслух

Бизнесменам нужен капитал для банкротства

3 июня 2019 г. 11:50
Автор: Валерия Кабакова

В Тюмени прошел круглый стол "Банкротство: тенденции 2019 - новые возможности или риски?


Накануне завершилась X Юридическая неделя, которая проходила с 24 по 31 мая. Последняя сессия была посвящена вопросам банкротства. Круглый стол так и назывался «Банкротство: тенденции 2019 – новые возможности или риски?»

За минувший год в сфере банкротства появилось много новых тенденций, отметили организаторы круглого стола. Судебная практика все больше показывает возможность привлечения к субсидиарной ответственности (это право кредитора взыскивать неполученный долг с другого обязанного лица, если первое лицо не может его внести) контролирующих лиц должника, реальных бенефициаров.

Еще одной важной тенденцией в практике прошло года стал уход от формализма и более тщательная проверка требований кредиторов, а также более активная позиция по применению норм о злоупотреблении правом кредитора.

Но судебная практика привлечения к субсидиарной ответственности не так уж эффективно работает, считает партнер Коллегии адвокатов «Ковалев, Тугуши и партнеры» (Москва), адвокат Сергей Кислов. И это, по его мнению, возрастающий тренд: кредиторы остаются без денег. Как в этой ситуации обезопасить кредиторов от неполучения долга после банкротства компании?

Кислов обратил внимание на нередкие случаи, когда кредиторы получают свой долг вне конкурсной массы, что возможно в ситуации, если имел место вывод активов. Почему банкроты чудесным образом теряют 99% своих активов? Скорее всего, когда они понимают, что прибыль снижается и банкротство близко, они просто выводят деньги, выстраивая таким образом свою линию обороны.

Но Сергей Кислов уверен: «Между банкротом и кредиторами должно быть равенство, они равные субъекты».

Ведь банкротство по сути – это не землетрясение, а ежедневная естественная работа для собственника и юриста. Поэтому, по мнению адвоката, сегодня настало время обсуждать создание ликвидационного капитала.

«Должно быть четкое правило: каждый индивидуальный предприниматель обязан иметь ликвидационный баланс или ликвидационный капитал – 10% от годового дохода компании. Это средства, необходимые для осуществления процедуры банкротства. Если ликвидационного баланса нет, то за этот объем средств ответственность несет учредитель компании. Таким образом будет больше доверия между участниками оборота, это стимулирует ответственность бизнеса», – считает Кислов.

Другой докладчик, старший партнер INTELLECT (Екатеринбург) Роман Речкин обратил внимание участников круглого стола на то, как контрастно меняются права участников (учредителей) должника. Фактические это – «поражение в правах» или их дискриминация. В качестве доказательства он привел в пример практику судов, когда займ, взятый участником должника, может быть не включен в реестр. Суды считают это капитализацией компании.

«Займы первыми попали под раздачу, то есть их убрали из реестра. Участников должника отправили за реестр со словами: у тебя текущие требования, они будут исполняться после реестра. Но мы понимаем, что это невозможно! – считает он. – Как только дело доходит до банкротства, участники лишаются своих прав. Это мрачная практика».

Ирина Опольская, судья Арбитражного суда Тюменской области, не согласилась с темными красками докладчика: «Не все так печально.

Говорить огульно о том, что участники должника лишаются прав, нельзя. В каждом конкретном случае суд пытается установить обстоятельства выдачи займа. И не каждый займ является основанием для отказа включения в реестр. Более того, в этой процедуре многое зависит от кредиторов: насколько они готовы искать имущество и средство банкрота. Но такой традиции нет, нет помощи суду в этом вопросе».

Как стало ясно из сообщения партнера ООО «ЮК «ЛексПроф», руководителя практики по банкротству и защите активов (Новосибирск) Семена Смирнова, аффилированные с должником кредиторы также оказываются ущемленными в своих правах: «Прямых оснований для отказа во включении в реестр нет, но процент отказов в практике судов растет.


реклама