Кровавая бойня в коммунистический праздник: «расстрельное» дело Сергея Гасимова

Автор: Виталий лазарев

24 января 1978 года приговор был приведен в исполнение.

Grey

В советские времена широко, с парадными шествиями и обильными застольями, отмечались коммунистические праздники. Но торжества по случаю 59-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции стали кошмаром для жителей одной из деревень Бердюжского района Тюменской области. Обезумевший под воздействием алкоголя юный местный житель устроил охоту на односельчан, хладнокровно расстреливал их на улицах, в домах и даже в доме культуры, где шли танцы.

Из этических соображений фамилии участников уголовного дела умышленно искажены.

Старший инспектор уголовного розыска Бердюжского РОВД Михайлов описал в протоколе кровавые события 7 ноября 1976 года так: «Гражданин Гасимов Сергей Иванович, будучи нетрезвым, взял дома охотничье ружье отца, малокалиберную винтовку, патроны к ним и для убийства Ивана Елисеева пришел к нему домой, где из ограды дома произвел множество выстрелов по окнам. В результате гражданка Скипина, находившаяся дома, была убита, а ее дочь Семушкина ранена в голову. Потом Гасимов на улице села выстрелом из ружья ранил Павлова и Логинова, из малокалиберной винтовки убил Виктора Скипина, а выстрелами из ружья ранил шесть человек».

Как потом выяснится, Гасимов с 1972 года незаконно хранил на чердаке своего сарая одноствольное ружье и малокалиберную винтовку ТОЗ-8, а патроны к ней доставал в школе, на уроках по начальной военной подготовке.

center

Из материалов уголовного дела

Около 21 часа 7 ноября пьяный Сергей Гасимов взял отцовское ружье и отправился к дому Ивана Елисеева. Из ограды он крикнул всем обитателям выйти на улицу, но перепуганные домочадцы притаились в стенах дома. Не дождавшись, он для острастки дважды пальнул в воздух из ружья.

Мать настигла пьяного Сергея и, отобрав ружье, увела домой. Но минут через сорок он вновь появился у дома Елисеевых. На этот раз у него в руках было незарегистрированное одноствольное ружье и малокалиберная винтовка.

Он выстрелил в левое окно и ранил в голову дочь Елисеева, а потом открыл беглый огонь по всем окнам дома. Выбив прикладом раму окна с южной стороны, он принялся стрелять через кухню в комнату дома, матерясь и требуя, чтобы прятавшиеся там вышли. В доме в это время находились пожилая Аграфена Скипина, две ее дочери -Ольга и Нина – и годовалый внук.

В разбитом окне на кухне показалась старушка. Пытаясь избежать расправы, она просила его не стрелять, но с расстояния двух метров получила смертельное ранение в грудь и скончалась на месте.

center

Из ружья по дому Гасимов пальнул раз двадцать, а из «мелкашки» сделал 12 выстрелов.

Затем убийца пошел к школьной кочегарке, где обычно дежурил Иван Елисеев. Однако, на свою беду, там оказался его сменщик, Иван Павлов. Приняв его за Елисеева, пьяный стрелок с трех метров выстрелил ему в живот.

Раненый мужчина бросил лопату и пустился наутек через запасную дверь, ведущую в ограду школы. Вторая пуля из малокалиберной винтовки угодила ему в правую лопатку, а третья ранила в руку.

Когда Гасимов охотился на убегавшего Павлова, его заметил местный житель Александр Афиногенов, который попытался прекратить бойню и забрать у злодея оружие. Приближаясь в стрелку, он пытался отговорить односельчанина стрелять: «Не дури, Сергей! Брось ружье!» Но Гасимов всадил ему пулю в ногу. К счастью, второй заряд прошел мимо.

По пути к дому культуры Гасимов увидел шедшего сзади односельчанина Николая Логинова. Опасаясь, что он отберет у него ружье, выстрелил в его сторону. Одна дробина попала в глаз парню, и он упал. Второй раз злодей промахнулся.

Около восьми часов вечера Гасимов подошел к дому культуры, где гуляла деревенская молодежь. На шум стрельбы из клуба вышел Александр Фоминых и направился к Гасимову, чтобы отобрать ружье, но тот выстрелил в его сторону. Парень нырнул под лестницу дома культуры. Но в это время в дверях клуба появился Александр Иванов, который попросил Гасимова не стрелять. Тот обещал, но тут же пальнул в Иванова. Парня спасла природная реакция – он успел упасть на снег.

Чтобы обезвредить стрелка, из клуба вышел Виктор Скипин и направился в его сторону. Однако Гасимов выстрелил ему в живот, а потом добил двумя выстрелами в спину и левое плечо. Через час Виктор скончался от обильной кровопотери. Увидев, что из запасного выхода дома культуры выбегают девушки, безумный охотник выстрелил по ним из ружья и легко ранил двух.

center

Потом он ворвался в фойе клуба и зрительный зал, где сделал по одному выстрелу в потолок. Кто не успел сбежать, тот спрятался в гримерке.

Патроны у Гасимова, наконец, кончились, деревенские жители его задержали и сдали в милицию.

За убийцей водился грешок

Незадолго до этих событий, около полуночи 27 октября 1976 года пьяный Гасимов встретил на сельской улице девушку Галину и позвал ее в клуб, который оказался закрытым. Тогда парень пригласил ее погреться в правление колхоза. Когда они поднялись на второй этаж, Гасимов предложил ей вступить с ним в половую связь. Девушка категорически отказалась.

Пытаясь сломить ее волю к сопротивлению, он несколько раз ударил ее кулаком в живот и попытался разорвать платье, но не смог. Тогда он повалил свою жертву на пол и бил головой об пол до тех пор, пока она не потеряла сознание. Пытаясь изнасиловать односельчанку, он запутался в ее нижнем белье, обессилел и, удерживая рукой за ворот платья, уснул, сморенный алкоголем.

Как только насильник захрапел, очнувшаяся девушка выбралась из-под него и убежала домой. Злодей не смог лишить ее девственности, и она не стала писать заявление о попытке изнасилования. Мать и сын Гасимовы приехали к ней и буквально вымолили прощение.

Попытка смягчить наказание

20-летний Сергей Гасимов был холостым. Окончив семилетку, он работал в бердюжской сельхозтехнике рабочим. Уголовное дело после ноябрьской трагедии возбудила и расследовала районная прокуратура. Обвинялся он в преступлении против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, совершенном способом, опасным для многих людей, попытке изнасилования, незаконном хранении оружия и хищении боеприпасов.

На следствии он рассказал, что 7 ноября отмечал у себя дома день Октябрьской революции и выпивал в обществе приятеля и двух девушек. Потом пришла мать и заявила, что бывший сват Елисеев опять не отдает ей внука Андрюшку. Допрос проводился с записью на магнитофонную ленту. «Я был выпимши, и у меня возникло зло, но я убивать Елисеева не хотел, хотел только постращать. Взял ружье, два патрона в карман телогрейки и побежал в ограду дома Елисеевых. У них горел свет. После выстрелов в воздух мать забрала у меня ружье. Когда пришел к дому во второй раз, выстрелил в бабку, не целясь, на голос», – говорил обвиняемый.

center

По тем временам совершенные Гасимовым преступления были несвойственны социалистическому обществу, а уголовное дело было столь громким, что рассматривалось в Тюменском областном суде. Судья Санников Д.П. по совокупности совершенных преступлений вынес Гасимову «расстрельный» приговор.

Суд взыскал с убийцы в доход государства 328 рублей, затраченных на стационарное лечение потерпевших Павлова и Логинова из расчета по 8 рублей в сутки. В пользу потерпевшего Григория Скипина 340 рублей 66 копеек и в пользу Ивана Елисеева 521 рублей 40 копеек.

Пытаясь смягчить наказание своему подзащитному, адвокат Сурнина В. Н. отправила в Верховный суд кассационную жалобу на шести страницах печатного текста, в которой не отрицала вину осужденного, но просила изменить приговор Тюменского областного суда, переквалифицировать действия подзащитного и отменить высшую меру наказания. А при назначении срока наказания учесть возраст осужденного и мотив совершенного преступления.

Крик родительской души

Вопросами помилования осужденных тогда занимался Президиум Верховного совета РСФСР. Туда очень трогательное письмо о помиловании, практически крик души, направили родители Гасимова.

Мать писала: «Наш сын Сергей осужден Тюменским областным судом к высшей мере наказания. Ему по времени вынесения приговора было 20 лет. Прежняя его судимость была в еще более раннем возрасте. Как мы недавно узнали, в преступлении принимали участие трое, а ответственность всей тяжестью легла на сына. Рос он нервным, больным, впечатлительным. Судьи, которые рассматривали последнее дело, видели, что все лицо у него дергается от нервного тика. Я, мать, виновата в том, что не оценила всей серьезности его состояния и не проявила нужной осторожности. Когда моя дочь от жестокого обращения мужа покончила жизнь самоубийством, я повезла сына на похороны, и когда отец мужа дочери Иван Елисеев обижал нас, не давая общаться с внуками, я жаловалась об этом при сыне. Видимо, это было непосильное для него впечатление, и оно вызвало страшный взрыв, который погубил людей и сына. Нечего говорить, что следствие, суд, ожидание исполнения смертной казни – наказание тяжелое. При свидании сын в отчаянии говорил, что если бы все можно было вернуть, он никогда не совершил бы преступления. Раскаяние его тяжело, глубоко и искренне. В нем в 20 лет есть хорошее, что дает ему право на жизнь, после многих лет наказания. Поверьте мне как матери, если бы не трагедия с сестрой, не мои постоянные жалобы, не было бы этого страшного преступления. Пожалейте нас, родителей, мы недавно похоронили дочь 27 лет и теперь ждем решения судьбы сына – жить ему или умереть в 20 лет. Я участница Отечественной войны, доброволец. Победа застала нас в Румынии, всю войну была на Втором Прибалтийском фронте. Муж – Иван Васильевич – тяжело больной сердцем человек, трудовой стаж более 30 лет. Оба мы имеем правительственные награды (медали), почетные грамоты, премии. Мы просим Вас, дайте нам утешение в оставшейся жизни, сохраните жизнь нашему сыну, отмените смертную казнь, помилуйте его. Мы все отслужим Вам за это великое доверие; сын искупит свою вину перед людьми и перед Вами. Добавлю, что моя мать – вдова коммуниста, которого замучили белобандиты в годы становления Советской власти».

Приговор приведен в исполнение

Но этим письмом не удалось разжалобить Президиум Верховного совета РСФСР, который своим постановлением отклонил ходатайство о помиловании: «Учитывая, что Гасимов убил двух человек, покушался на убийство третьего и совершил другие преступления, ранее был судим, отклонить ходатайство о помиловании».

center

Верховный суд РСФСР вернул председателю Тюменского областного суда дело Гасимова, осужденного к смертной казни, с ремаркой: «Приговор подлежит исполнению не ранее чем через 15 суток после отклонения ходатайства о помиловании. Об исполнении приговора немедленно сообщите Верховному суду спецсвязью».

К этому времени Гасимов был этапирован в одно из учреждений управления исполнения наказаний Свердловской области, где 24 января 1978 года приговор в отношении него был приведен в исполнение.

суд, приговор, убийство, изнасилование, незаконное хранение оружия, уголовное дело

Просмотры: 633

Комментарии