Banner

Как пластический хирург «поджарил» пациентку

Автор: Виталий Лазарев

После оперативного вмешательства женщина обнаружила на левом бедре ожог мягких тканей.

Grey

Ленинский районный суд Тюмени взыскал с областной клинической больницы № 1 150 тысяч рублей компенсации морального вреда в пользу гражданки, которая пострадала при пластической операции по увеличению груди.

Также с лечебного учреждения взыскано еще 75 тыс. рублей штрафа в доход государства и 300 рублей расходов по оплате государственной пошлины.

Как стало известно из материалов дела, 27 февраля прошлого года молодая женщина заключила договор платных медицинских услуг на операцию по увеличению груди анатомическими имплантатами. Пластическому хирургу она заплатила за работу 168 тыс. 530 рублей.

После оперативного вмешательства пациентка обнаружила на левом бедре ожог мягких тканей и обратилась с исковым заявлением в суд.

Выясняя обстоятельства появления ожога, женщина узнала, что при проведении операции по увеличению груди медики используют специальный аппарат – коагулятор, который способен быстро останавливать кровотечение и объединять мягкие ткани.

Работа этого прибора основана на высокочастотном токе, прогревающем ткани человека. Перед операцией медики положили этот аппарат под левое бедро пациентки, но он перегрелся, что привело к ожогу тела.

Спасая положение, хирург назначил женщине мазь от ожогов и посещение больницы два раза в неделю для перевязок. Но улучшения ее состояния не наблюдалось – площадь обожженной кожи увеличивалась, а рана углублялась, вызывая нестерпимые боли.

На 21 день мучений женщина все-таки обратилась в ожоговое отделение этой же больницы, где ей поставили диагноз: «контактный ожог от электрода, термический ожог левого бедра III «а», «б» степени площадью 20 квадратных сантиметров" и рекомендовали срочную госпитализацию.

Проведенный курс лечения включил в себя и оперативное вмешательство по уменьшению площади ожога. Рана стала затягиваться, но на ее месте остался большой шрам, который, по утверждению специалистов ожогового отделения, не поддается полному выведению и останется у потерпевшей на всю жизнь. Женщина указала в судебном иске, что шрам до сих пор не зажил, не сгладился и не уменьшился по площади.

Она считает, что отделение пластической хирургии поставило ей неправильный диагноз, и надо было сразу прибегнуть к специалистам ожогового отделения. Истица просила суд взыскать с ОКБ № 1 денежную компенсацию морального вреда в размере 1 млн рублей, штраф в размере 50% от присужденной суммы и 300 рублей на судебные расходы.

Представитель ОКБ №1 частично признала исковые требования, просила уменьшить размер компенсации вреда. Врач не мог предусмотреть, что прибор, необходимый при проведении маммопластики, оказался некачественным. При этом она не оспаривала выводы экспертов.

Сам хирург настаивал в суде на том, что выбрал наиболее щадящую тактику лечения, при котором возможно избежать большого шрама и в дальнейшем провести пластику. Шрам находится достаточно высоко на бедре и не может быть причиной неудобства в профессиональной и личной жизни. После проведения маммопластики истец в любом случае была ограничена в нахождении на солнце и физических нагрузках.

Фирме, которая поставила некачественный коагулятор, направлена претензия, более прибор не применялся. Исследовав материалы дела, суд частично удовлетворил исковые требования потерпевшей. Решение суда пока не вступило в законную силу.

суд, пластическая хирургия, компенсация морального вреда

Просмотры: 1626

Комментарии