Александр Петрушин: Один из шпионов был негр

Автор: Интервью провела Людмила Караваева

В нем органично соединяются историческое образование, творческие пристрастия, опыт работы в ФСБ, нынешние "связи с общественностью" в нефтяной компании, умение работать с архивными документами и искреннее любопытство к интересным людям и фактам.

Он вездесущ - на всех значимых мероприятиях города и области без него не обойтись. Человек-локатор - всегда настроен на информацию. Дамы отмечают галантность Александра Петрушина, что вполне увязывается с романтическим образом настоящего офицера. Неважно, что из "органов" он ушел несколько лет назад, молва утверждает, что чекисты бывшими не бывают.

В нем органично соединяются историческое образование, творческие пристрастия, опыт работы в ФСБ, нынешние "связи с общественностью" в компании ЛУКОЙЛ, умение работать с архивными документами и искреннее любопытство к интересным людям и фактам. Этот сложный сплав наверняка помогает ему писать книги по краеведению.

Трудно представить без Александра Антоновича теле- или радиопередачу, посвященную захватывающей теме НЛО, таинственной истории или поиску клада. Клад - вообще отдельная горячая любовь его жизни. Не случайно именно он - активный искатель знаменитого золота Колчака. И если однажды он таки его найдет - никто, наверное, и не удивится.

Александр Петрушин - гость "Вслух.ру" и еженедельника "Вслух о главном".

- Александр Антонович, а вы-то сами как считаете, чекисты бывают бывшими? Удалось ли в сегодняшней жизни избавиться от замашек работника "охранки"?  Яна, Тюмень

- Бывшими не бывают не только чекисты. Если человек глубоко вникает в профессию, то он не может стать бывшим в ней. Я же прослужил в органах Госбезопасности более тридцати лет…

- Что за замашки?

- Охранка - политический сыск. Этот профессионализм возник еще до революции. Что до замашек, то они есть как хорошие, так и плохие. На мой взгляд, хорошая профессиональная замашка - ставить все под сомнение. А зачем избавляться от хорошего? Сомневаться надо.

Плохие замашки работника "охранки" - это, пожалуй, зависть. Она развита более всего в творческом коллективе, однако, как ни странно, присутствует и в военной среде, и, в частности, в чекистской. А уж от зависти идут свои круги по воде - слухи, сплетни, доносы. В СССР и России последние 90 лет доносительство поощрялось. Истоки лежат в дореволюционном периоде, когда революционеры боялись различных провокаторов и агентов, внедренных к ним царской охранкой. Но потом эти подозрения и опасения переросли в болезнь.

- Таким образом, можно сделать вывод, что вы избавились от плохих замашек и перестали слушать доносы?

- Одним из первых указов президента Ельцина был указ не рассматривать анонимные доносы. Сейчас об этом документе подзабыли, но его никто, между прочим, не отменял. Не слушаю. Но продолжаю сомневаться.

- Много шпиЕнов наловили за жизнь? Макс, добропорядочный студент

- А давайте скажу… двенадцать. Все равно не проверите.

- Не жалеете, что после истфака стали чекистом? Вас не пугали кровавые истории об этой конторе?

- Не жалею. Тогда я об этих историях ничего не знал. Более того, и узнал не быстро - ведомство ведь закрытое даже внутри. Это сейчас все само собой разумеется, однако хочу напомнить, что "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына впервые был опубликован в 1989 году. Потом узнал о диссидентах, в том числе о тех, кто прибывал на территорию Тюменской области.

Жизнь свела меня с таким неординарным человеком, как Юрий Леонидович Гримм. Он отбывал наказание в колонии Сургута, куда я, старший лейтенант, приехал на службу. Мне пришлось изучить два мешка документов - 12 томов дела об его "антисоветчине". После отказа местного руководства я получил разрешение самого Андропова общаться с Гриммом, для того чтобы разобраться в ситуации и, по возможности, снизить ему срок. Постепенно в наших отношениях лед подтаивал. Он был страшный книгочей, и вот однажды дал мне почитать свежий роман Евтушенко "Ягодные места". Прочитал. А он мне говорит, мол, а ведь меня посадили за то, что здесь написано. И это было именно так. В общем, я предложил Гримму написать заявление об отказе от антисоветской деятельности, что позволило ему покинуть сургутскую колонию.

Позднее Юрий Гримм, после того, как увидел меня на экране в качестве консультанта фильма "Дуэль в северном Клондайке", писал мне, что "сразу понял, что вы отличаетесь от своих коллег в лучшую сторону". Не скрою, было приятно - такая интересная фигура…

Но я вам так скажу, объединяя эти два вопроса - про шпиЕнов и "не жалею ли": работа чекиста - это не работа одиночки, как показывают в симпатичных детских книжках о майоре Пронине. В реальности это коллективный труд.

И тут, как водится, полагается рассказать историю для примера.

Первые взрывы в метро произошли в нашей стране в 1977 году. Их организовала националистическая армянская организация. Свой "успех" они были намерены повторить. Однако террористов активно искали по всем направлениям. И оказалось, что один из подозреваемых некогда служил срочную во внутренних войсках в Тюмени. Запрос порой решает многое. И вот так, с разных сторон, и подобрались ко всей группе. Разве одиночка справился бы?

- А в каком году вы начали службу в "органах"? Что-то в этом слове - "органы" - есть… такое… почечное…

- В 1976-м после окончания курсов КГБ в Минске. Был в одной группе с Сергеем Ивановым. Мы и сейчас поддерживаем дружеские отношения.

- (Шепотом.) ТЕМ самым?

- Ну да, нынешним заместителем председателя правительства.Там было много достойных людей.

- Какой эпизод из героического прошлого вы вспоминаете с большим удовольствием? Наверняка есть какая-то история, которую вы рассказываете "по теме" в дружеском кругу.

- На Александра Усольцева, бывшего генерального директора производственного объединения "Сургутнефтегаз", напал налетчик. Средь бела дня на прием пришел несколько странного вида человек и под пистолетом тихо вывел, по сути, хозяина города не только из кабинета, но и из здания. Его требование было - 10 тысяч рублей, сумма по тем временам сумасшедшая. Они вместе пришли домой к Усольцеву, и тот отдал налетчику деньги.

Дело было на контроле в ЦК КПСС. Под подозрение попал обиженный ранее Усольцевым участковый милиционер Шикенок. Ему "слепили" дело и посулили 10 лет, хотя сомнения по поводу его виновности были, у меня в частности. И так и сел бы этот человек за решетку, кабы не случай: аналогичное преступление вскоре произошло в Тбилиси. И выяснилось - сам задержанный проболтался в камере, - что налетчик в обоих преступлениях - он, экс-чемпион Львова по боксу. А странный вид не более чем декорация, он, видите ли, увлекался театром, и потому с помощью парика и защечных подушечек изрядно видоизменился. Отчасти на этих декорациях и погорел.

- А про шпионов байки есть?

- Так точно. В Ханты-Мансийске трансконтинентальная фирма "Мобил" решила сэкономить время и деньги. Чтобы не проходить процедуру тендера, взяла да и подкупила за жалких три тысячи долларов инженера-геолога, чтобы он им слил нужную документацию. Натуральный промышленный шпионаж. Мы на них вышли, и в итоге фирма сделала городу немало добрых дел!

Видите ли, у нас здесь край специфический, чистым шпионам и делать-то особо нечего. Хотя курьезы случаются.

Представьте конец 50-х - начало 60-х. Разгар холодной войны. Мир озабочен размещением ракет и ядерными щитами. В качестве баз, где гипотетически могут разместиться ракеты, наши заокеанские друзья обозначили несколько городов, в число которых с какой-то стати попала и Тюмень. Где-то в 1955-56 годах американцы, типа туристы, стали проситься приехать в Тюмень осмотреть достопримечательности. Им отказали. Они снова попросили - надо полагать, что отказ их только раззадорил - ага! - не пускают, значит, есть что скрывать! В общем, в 1957 году разрешение штатовским туристам дали.

И четверо таких вот заокеанских гостей начали носиться по городу в поисках ракет. Наблюдать за ними было чрезвычайно просто - один из них был негр! Это был первый негр в Тюменской области.

- Говорят, здание администрации Тюменской области и Облдуму соединяет подземный, оборудованный на случай ЧП бункер. Это правда? Дмитрий Медведев, Тюмень

- Неправда, хотя легенда эта все еще популярна… Здание обкома партии, ныне правительства Тюменской области, было построено в 1956 году. Пленные немцы, которым приписывают это строительство, только разрабатывали документацию. Сами они покинули наш город в 1948 году. Строили его другие немцы - поволжские, которые попали сюда уже по линии спецпереселения.

Напротив здания была рыночная площадь. Дом Советов появился много позже, в 1963 году. Подземного хода между ними нет.

- Что вы делаете в ЛУКОЙЛе? Как простые честные офицеры попадают в такие волшебные структуры?

- Моя должность - заместитель директора по связям с общественностью представительства ООО "ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь".

Скромно надеюсь, что меня пригласили на работу в эту компанию потому, что оценили мои ресурсы - знания, способности и возможности. В отставку я ушел в 2003 году, и мне было в тот момент 53 года.

- Да у вас в этом году юбилей! Уйдете на пенсию и будете выращивать розы или продолжите работу в нефтяной компании?

- Буду работать.

- Александр Антонович, часто вижу вас по телевизору. Вы то про ссыльных иностранных коммунистов рассказываете, то про шаманов, то про атомные бомбы. А не врете? Светлана, Тюмень

- Не вру. В основе всех моих публикаций и выступлений лежат факты и документы. Для меня, как историка, документ всегда на первом месте. Воспоминания, впечатления и рассуждения вторичны.

- Сколько книг вы написали и какие из них вам особенно дороги? Их можно почитать в Интернете?

- Про Интернет я практически ничего не знаю. Наверное, есть. Первая моя книга - "Мы не знаем пощады" - вышла в 1999 году и была написана по материалам ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ…

Потом "случилась" чекистская сага "На задворках гражданской войны" в трех частях. Сейчас работаю над четвертой книгой этой серии. Она будет посвящена истории поиска золота Колчака немецкой разведкой "Цеппелин".

В соавторстве с Рафаэлем Гольдбергом пишем книги "Запрещенные солдаты". Надеюсь, что к юбилею Победы выйдет четвертый том. Это тяжелая работа. Победу отрицать нельзя, но знать, какой ценой она далась, - надо.

И еще могу сказать, что проект, который мы делали опять же с Гольдбергом в "Тюменском курьере", "О чем молчат улицы Тюмени", стараемся отформатировать в книгу "Как пройти на улицу Царскую".

- Как продвигаются поиски золота Колчака? На какие деньги снаряжаете экспедиции и нельзя ли примкнуть к вам в качестве участника? Временно безработный

- Помощь транспортом, связью и людьми оказывала администрация ХМАО. Это совершенно открытые поиски. Тайно искали клад многие, но не получилось. У меня принцип другой - надо искать открыто и сообща. Но вакансий на сегодня нет.

- Александр Антонович, поделитесь секретом - удалось хоть раз пообщаться с инопланетянами? Агнесса Н., Тюмень

- Я сторонник версии существования параллельного мира. Некогда мне довелось заниматься расследованием гибели экспедиции Дятлова. Напомню, 50 лет назад на Северном Урале при загадочных обстоятельствах погибли все восемь туристов. "Учитывая отсутствие на трупах наружных телесных повреждений и признаков борьбы, наличие всех ценностей группы, а также принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти туристов, следует считать, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии". С такой формулировкой 28 мая 1959 года уголовное дело по факту гибели группы Дятлова было прекращено.

Судя по картине, которая развернулась на месте трагедии, туристы получили некий энергетический удар. Так, у Люды Дубининой были переломаны ребра, как если бы кто-то с нечеловеческой силой сдавил тело с двух сторон, зрачки ее были расширены от ужаса, отсутствовал язык. У кого-то из парней были тяжелые травмы, а кто-то только с царапинами и умер от переохлаждения. В общем, в этом деле масса невероятных деталей, в том числе наличие светящегося шара в небе, который видели жители в ту ночь над горами.

Вот что это было? Отрабатывались самые разные версии, начиная от сумасшедшего конвоя из лагеря и ракетных учений и заканчивая шаманскими делами. Но версии с инопланетными контактами и так называемыми снежными людьми тоже не скидывались со счетов. Только вот ответа у этой загадки нет и, по всей вероятности, уже не будет.

- Александр Антонович! С праздниками вас прошедшими, в том числе с профессиональным :-)! А как вы (как человек, имеющий достаточно хорошее понимание вопросов PR и человеческих взаимоотношений) относитесь к появлению новых интернет-ресурсов социальной направленности, объединяющих жителей микрорайонов, соседей? Идет ли это на пользу укреплению социального мира или, наоборот, феномен мнимой анонимности пользователей Интернета будет способствовать склокам и дрязгам? GRMuratov, Тюмень

- Первое: способствует. Второе: приведет. Вы уже знаете, что я против анонимных сообщений. Мне иногда страшно представить, что происходило бы в 30-е годы, если бы уже существовал Интернет. Интернет дает людям возможность спровоцировать и моментально скрыться.

- Знаете, это как Эзоп говорил о языке: это ужасное средство, ведь им клевещут и хулят. Но это и прекрасное средство - ведь с его помощью говорят слова любви.

- Именно.

- Как вы относитесь к новой тенденции - укрупнить вузы, соединить интернет-ресурсы, сделать из нескольких газет одну… Куда будем девать лишних журналистов и зачем выпускать новых специалистов?

- Мне кажется, что метод соединять и укрупнять непрогрессивный. Мы это уже проходили - одна партия, одна газета, одно радио и так далее…

- Александр Антонович, сколько видела вас на разных тусовках - и всегда вы без супруги. Принципиально не ходите вместе? А. С., Тюмень

- Супругу мою, Нину Петровну, многие знают, она много лет работала диктором на тюменском телевидении, затем была главным редактором программ. Сейчас преподает студентам. Заслуженный работник культуры. Мы, конечно, бываем и вместе на каких-то мероприятиях, но на самом деле у каждого просто своя рабочая орбита, соответственно, и тусовки тоже разные.

- Александр Антонович, а ваши дети уже выросли? Чем они занимаются? Какая сфера деятельности их привлекает? Вы одобряете их выбор? Женя Мурзина, Тюмень

- У меня сын. Выбор его одобряю, он специалист по информационной безопасности. Еще у меня две внучки. Я их балую и переживаю за их будущее.

- Кого все же в вас больше - историка, ФСБ-шника, журналиста, пиарщика?

- Всего хватает. Я еще учитель. До службы в Госбезопасности работал в школе № 3 города Тюмени. И сейчас, в свободное от основной работы время, преподаю - читаю спецкурс "Криминальная хроника. Журналистское расследование" и "Актуальные проблемы PR". Как некоторые шутят - рассказываю детям сказки: про шпионов, бандитов, приключения и чудеса.

- Зато какие занимательные…

гость Вслух.ру

Просмотры: 21484

Комментарии