Вслух

Александр Кузьмин: Живу хоккеем

30 апреля 2013 г. 6:00
Автор: Полина Перепелица

Легендарный тюменский тренер о жизни в спорте, карьере и воспитании молодежи.


Александр Кузьмин — имя, которое знает каждый болельщик хоккея. Обычный парень, вратарь «Рубина», тренер «Рубина» и просто замечательный собеседник. Именно когда Александр Константинович возглавлял клуб, команда добилась наивысшего результата в истории тюменского хоккея. В сезоне 1995–1996 годов «Рубин» вышел в полуфинал розыгрыша Кубка Межнациональной хоккейной лиги, уступив только московскому «Динамо», которое впоследствии и одержало победу в финале. Заслуженный тренер России, награжден Орденом Дружбы. При Александре Константиновиче ярко проявились способности воспитанников тюменского хоккея, которые входили в основной состав сборной страны. Кузя, так его называли тюменские болельщики, до сих пор в хоккейной обойме и заканчивать с историей всей своей жизни не намерен.

- Александр Константинович, расскажите про хоккейное детство, юность, отрочество?

– Родился в Кузбассе в шахтерском городе Белово. Летом играл в футбол, зимой — в хоккей. В те времена там не было детских спортивных школ, играли «улица на улицу». В 12–13 лет после открытия спортшколы почти сразу попал в команду «Шахтер», а уже в 16 лет играл за взрослых на первенстве Кузбасса. После окончания школы встал вопрос куда ехать учиться. Тем более я уже на 100 процентов решил связать жизнь со спортом. В 1965 году поступил в Омский институт физической культуры, учился на кафедре хоккея. Играл при вузе в команде мастеров «Локомотив», тренировал нас Марк Судат. Смело могу сказать, что это мой наставник и учитель. Марк Исаакович научил честно, добросовестно и ответственно работать. Вбил в головы ветреным мальчишкам, что спорт — это серьезная работа, где без огромного труда и дисциплины больших успехов не достичь. Я эти слова пронес через всю свою игровую и тренерскую карьеру.

После окончания вуза отыграл сезон в новосибирском СКА. На первенстве вооруженных сил меня заметила Тюмень и пригласила в команду. Тогда это была еще команда «Водник». Это был сезон 1971–1972 годов. А весной 1972 года меня пригласили в команду высшей лиги СССР в челябинский «Трактор». Команда была близка мне по духу. Плюс, у меня жена уралочка. Мы с ней в Омском институте встретились. Она конькобежка, а я хоккеист, так и снюхались на коньках. Вот уже 43 года вместе.

Сезон в «Тракторе» показал, что мне многому еще нужно учиться, не хватало вратарской школы. Я вернулся в Тюмень, но уже в «Рубин». Это был 1973 год, и мы выступали в классе А. Началась новая история тюменского хоккея. Кстати, в первую лигу «Рубин» вошел в сезоне 1978–1979 годов. Еще тогда я стал готовиться к тренерской работе. Последние два года перед завершением спортивной карьеры был играющим тренером. Кстати, заметил во мне задатки тренера один из наставников «Рубина» – Анатолий Муравьев. Он же посоветовал мне записывать все тренировки в специальные тетради. Так что у меня все сезоны «Рубина», когда я стоял на тренерском мостике, в тетрадях.

Сезон в тетради — это карта-годовой план размером 30 на 40 см. В ней отмечены все игры, тренировки, переезды команды. Краткая и понятная карта — ключ к толстой тетради, в которой все-все-все: от нагрузок до результатов матчей.

Сейчас таким способом расписывать сезон уже никто не пользуется. В современное время все автоматизированно. А я по-старинке, мне так удобно. Так нас учили. Нас — это Валерия Белоусова, нынешнего наставника «Трактора», Владимира Крикунова, Петра Воробьева и других. Многое дали наши учителя: Анатолий Тарасов, Аркадий Чернышев, Виктор Тихонов, Анатолий Кострюков.

- После вратарской карьеры стать тренером было сложно?

– Завершив карьеру вратаря, я уехал учиться в высшую школу тренеров в Москву. От Тюменской области была всего одна квота. Не просто было туда попасть, надо было быть коммунистом. У меня и партбилет был. Это были два незабываемых года — знания, общение, практика у самых известных тренеров СССР, где мы по чуть-чуть впитывали мастерство, колоссальный опыт. В частности, у Анатолия Тарасова учились педагогике и психологии.

Расскажу вам историю. Сдаю экзамен Тарасову, и он мне задает вопрос: «Вот ты – тренер сборной Советского Союза. Как ты себя поведешь в ситуации, если Володьке Крутову рассекли щеку?» Я отвечаю, что быстро позову врача. На что слышу: «Плохой ты тренер. Надо подойти к игроку, достать носовой платок, вытереть кровь и сказать «Володя, ты мне нужен». Я этот совет запомнил надолго и много раз применял на практике. Знаете, какой эффект? Парень забьет гол, а ты ему на ушко говоришь: «Профессор ты». Психология в спорте играет большую роль.

- Вы были еще и психологом?

– Тренер и психолог, и педагог, и теоретик. Хоккей – это целая наука.

- После школы, вы вернулись в Тюмень. Расскажите о тренерском поприще.

– В 1982 году я стал начальником команды. Тренером «Рубина» тогда был Юрий Коновалов. Это было сложное время для команды: высококвалифицированные игроки ушли, приезжали, как я их называю, – «игроки-вахтовики». Приехали, отыграли и уехали. Своей школы сильной не было. Она, несомненно, развивалась, но еще не давала игроков для первой лиги, к сожалению. В 1983 году Коновалов подает в отставку, а Дворец спорта закрывают на реконструкцию. В это время мне и доверили возглавить команду. Возводили крышу над ледовым пять лет, и все это время мы были без тренировочной площадки, а 75–80% домашних игр проводили в Свердловске, Глазове, Первоуральске. И задача в то время стояла одна — сохранить тюменский хоккей в классе «А». Мы эту задачу выполнили.

И вот первый сезон в новом дворце, под крышей. Предвзятое отношение было ко мне: типа какой он тренер, он же вратарь. Но мне дали шанс. И сезон мы закончили на четвертом месте из шестнадцати команд. В следующем стали вторыми, а еще через год вернулись в первую лигу. В эти годы в хоккее происходит реорганизация. Появляется Межнациональная хоккейная лига, в которой выступали 14 команд. «Рубин» вошел в нее в сезоне 1994–1995 годов, но попасть в плей-офф нам не удалось. А вот в следующем сезоне шороху навели. Дошли до полуфинала плей-офф, по пути сокрушив такие хоккейные глыбы, как ярославский «Торпедо» и московский «Спартак». В полуфинале мы играли с московским «Динамо» и в первой игре вынесли их со счетом 7:1. Во Дворце спорта мест свободных не было, болельщики сидели на ступенях. Но в гостях проиграли две встречи, а «Динамо» стал чемпионом страны. Интересно, но москвичи вообще не представляли, откуда мы и что за команда. Нас величали: «Рубин», приехал из Тюлени».

С 1983 по 1999 я бессменно руководил тюменской хоккейной дружиной «Рубин». Это третий в стране результат по продолжительности тренерской карьеры на одном месте. Первое место занимает легенда спорта Виктор Тихонов, второе — Валерий Постников.

- Как вы относитесь к возвращению исторического названия клуба ХК «Рубин»?

– Нельзя утверждать, что после возвращения имени у клуба сразу все наладилось, поперла игра и мы взяли Братину. Это ошибочное мнение. Этому сопутствовало много факторов, профессиональный подход игроков и тренеров.

- Александр Константинович, что помешало «Рубину» дойти до финала нынешнего сезона ВХЛ?

– Сам тренер ответил на этот вопрос на одной из пресс-конференций. В команде была короткая скамья. А вот что помешало эту скамью продлить, я не знаю. Второе, на мой взгляд, резко поменяли победный состав после сезона 2011–2012 годов. Третье, практически на протяжении всего сезона была текучка. Команда – не механизм. Это в механизме уберешь сломанную деталь, поставишь новую — механизм заработал. В команде все иначе, нужно время вписаться в состав, в коллектив, наладить взаимосвязь и взаимопонимание. Именно эти факторы, на мой взгляд, повлияли на результат. Не увидел я большой пользы и от легионеров. В «Рубине» достаточно мастеровитых и квалифицированных игроков.

- За последнее десятилетие хоккей изменился?

– Конечно. Это тенденции мирового развития игры. Произошло слияние стилей североамериканского и европейского. Невозможно играть тут в свой хоккей, а там – в свой. Тем более, что множество российских игроков выступает за океаном, а иностранцев – у нас. Мне кажется, современный хоккей не такой красочный и комбинационный, но он стал более скоростным и контактным.

- «Тюменский легион» готовит игроков для «Рубина»?

– Молодежная хоккейная лига входит в структуру подготовки. Процесс такой: школа – юниорская лига – молодежная лига, а потом команды высшего уровня. Я проработал в молодежной лиге три года. Многие наши воспитанников играют в командах Высшей хоккейной лиги. Конечно, у молодых ребят есть все шансы войти в основной состав «Рубина». Но пока они «сыроваты». В «Легионе» есть талантливые и хорошие ребята. Но от них многое зависит именно в переходный период: как они будут воспринимать тренировочный процесс, соблюдать бытовую и игровую дисциплину, как будут прогрессировать. Многое еще зависит и от природных задатков и их развития. Пока в «Рубине» зацепились лишь два молодых игрока: Саша Горшков и Денис Сандер.

- Почему так происходит?

– Мы являемся поставщиками хоккеистов для других команд. Почему? Первая причина – мы не в КХЛ. Команды Континентальной хоккейной лиги имеют право защитить своего игрока. В ВХЛ подобного правила нет. Например, несколько человек их команды драфтуют (берут на контроль), а мы не можем их защитить, и они уходят. Правда, мы получаем финансовую компенсацию, а ее объем зависит от ценности игрока. Вторая причина — еще до драфта лучшие игроки уезжают в Омск, Магнитогорск, Уфу, Казань. Им кажется, что там больше возможностей.

- Женскому хоккею быть?

– Да! Он развивается во многих городах страны, и это правильно. Это нормальное явление. И наши «Тюменские лисицы» стали пятыми в чемпионате страны, а тюменка Валерия Павлова в составе сборной России выиграла «бронзу» чемпионата мира.

- За какую команду болеете в КХЛ и НХЛ?

– Болею за своего однокашника по тренерской школе Валерия Белоусова. В этом конкретном сезоне болел за челябинский «Трактор». Я ведь каким-то боком прикасался к этой команде. Это хорошая дружина, которая проповедует коллективный, комбинационный и техничный хоккей. Если говорить про НХЛ, то я за российских игроков. Любимые из них Павел Дацук, Евгений Малкин и Александр Овечкин.

- А из вратарей?

– Кроме воспитанника тюменца Константина Барулина, нравится игра Александра Еременко.

- Чемпионат мира по хоккею будете смотреть? Защитим титул?

– Всегда смотрю. Конечно, надо защищать. Первое место на мировом первенстве — хороший задел и подспорье перед Олимпийскими играми.

- У вас же в семье четыре вратаря? Расскажите о преемственности.

– Да, нас четверо. Я, два сына и внук. Роман до сих пор защищает ворота под флагом Казахстана. Но он хочет в Россию перебраться и продолжать играть. Внук, Александр Константинович младший с клюшкой в руках с младенчества. Он учится в школе «Рубин», с ним работает профессиональный тренер, ставит ему технику. Это очень важно. Мы же самоучками были. В Тюмени две детские хоккейные школы. Слишком мало. Например, в Челябинске их пять. Чем больше охватить ребят, тем больше возможностей звездочку поймать, найти и подготовить хорошего хоккеиста.

- В чем философия хоккея?

– Есть у меня одна тетрадь. Я записываю в нее интересные фразы и мысли великих людей и тренеров. Вот некоторые из них, которые имеют отношение к хоккею и философии: «Хоккей – это не игра, а образ жизни», «Хоккей не терпит слабых и дохлых в моральном плане. Если эти вещи не понимать, то незачем брать в руки клюшку», «Хоккей игра командная и больших успехов может добиться только дружный коллектив единомышленников». Что тут добавишь?..

- Александр Константинович, легче играть или тренировать?

– И то, и другое не просто. Но если упорно, целеустремленно и настойчиво работаешь — все получится.


реклама