Премьера на СТС: «Выжить после»

Вслух.ру

Одиннадцать молодых людей заперты в подземном бункере. Они не знают друг друга. Никто из них не помнит, как здесь оказался.

Grey

Одиннадцать молодых людей заперты в подземном бункере. Они не знают друг друга. Никто из них не помнит, как здесь оказался. И, самое главное, они не в курсе, что творится снаружи. Их выбрали для эксперимента. Могущественная корпорация «Вершина» разрабатывает вирус, цель которого – создание новой расы идеальных людей, готовых выполнять волю их творца.

Но все идёт не по плану. Вирус вырывается из-под контроля и превращается в смертельное оружие. Теперь полем для экспериментов становится вся Москва. В считанные часы погибают десятки тысяч людей. В городе объявлена эвакуация. Все виды связи прерваны. Москва опустела.

Симптомы заболевания вирусом «Клейто»: воспаление глаз, кашель, резкое повышение температуры, лихорадка, потеря ориентации в пространстве, обморок, галлюцинации.

Создатели вируса: корпорация «Вершина» занимается технологиями будущего, в том числе биотехнологиями и генетикой. Над созданием вакцины в секретных лабораториях трудится талантливый ученый – профессор Радомский. Он не сразу понимает, что им и его открытием манипулируют в корыстных целях. У хитрого руководителя «Вершины» есть свои планы и свои рычаги давления на ученого, чтобы заставить его продолжить работу над вирусом.

Подопытные: у 11 ребят, запертых в бункере, очень много вопросов и очень мало ответов. Все подопытные абсолютно разные, но кое-что их объединяет. Что именно – им придется догадаться самим, и это – именно то, из-за чего они все здесь оказались. А для начала им предстоит познакомиться друг с другом, научиться сосуществовать вместе, преодолеть свои страхи и сомнения и, возможно, поменяться внутренне. Но это удастся не каждому. Ведь не каждый выживет после…

Иван Макаревич:

– Мне часто предлагают играть романтичных, немного потерянных и грустных героев. А здесь получилось все иначе: мой герой – суперзакрытый хакер, который всю жизнь только и занимается тем, что взламывает какие-то очень серьезные организации. Нелюдимый парень, мозговитый, но при этом совершенно не умеющий общаться с людьми, потому что большую часть времени проводит в компьютерном заточении. Мне кажется, в каждой фантастической истории должен быть такой нейтральный персонаж-весы, который всё время распределяет, что хорошо, что плохо, кто прав, кто виноват. Скат как раз такой. Он всегда максимально адекватно оценивает ситуацию.

Это было не страшно, а очень круто и интересно! Мне кажется, любой парень мечтает сняться в таком кино и иметь возможность побегать от монстров. Я получил огромное удовольствие от съемок. Декорации были потрясающие! Настоящий огромный бункер. Все было очень реалистично – мелькающие лампы, паутина. Мы все с первого дня влюбились в эту площадку, практически жили там. Знали каждый угол, каждую лазейку. И было невероятно жалко, когда ее разбирали.

На мой взгляд, это первый в России настоящий мегаталантливый фантастический сериал! Будет и страшно, и интересно, и трогательно, и даже смешно. Герои будут влюбляться, расставаться, раскрываться и проявлять себя с разных сторон, у каждого из них своя история, каждый проходит свой путь и так или иначе меняется. Я с детства мечтал сняться в подобном проекте. Мечтал побегать от зомби (смеется). Я в принципе люблю качественную фантастику. Когда прочитал сценарий, увидел, кто это будет снимать и как, то сразу очень заинтересовался. Мой персонаж мне тоже очень понравился. У меня, вообще, редко такое бывает, что заболеваю проектом сразу.

Любовь Новикова-Аксенова:

– Моя героиня – истеричная, постоянно плачет. Но в то же время она очень мягкая и трогательная, некоторые моменты воспринимает очень близко к сердцу, постоянно переживает. То, что с ней происходит, пробуждает наружу ее страхи. А люди вообще пропитаны страхами. В фильме у моей героини очень много страхов. Она очень сильно боится умереть – пожалуй, это основной страх, которой ею управляет. Она постоянно бегает, кричит, плачет, переживает, что тоже заразилась опасным вирусом. Но главное, что в итоге она меняется.

Моя героиня очень хрупкая, уязвимая, с расшатанной нервной системой, готовая заплакать по любому поводу. Конечно, для меня это тоже хороший опыт. Потому что мне в кадре всегда было тяжело заплакать. Сцены с плачем для меня всегда требовали отдельной подготовки, времени подумать, собраться, настроиться. В институте во время учебы я начинала готовиться минимум за два дня к тому, что, предположим, послезавтра мне нужно будет плакать. А здесь я это делала каждый день, и у меня это даже вошло в привычку. Что? Плакать? А, давайте, сейчас я начну – вот так, по щелчку пальцев (смеется).

Когда ты бежишь и знаешь, что за тобой сзади гонится чудовище с черными глазами, то, поверьте, хочется бежать быстрее всех, даже несмотря на то, что тебя снимает камера и рядом с тобой бегут другие актеры. Адреналин в крови, мурашки по коже, крики – всё вместе рождает какое-то животное ощущение.

В какой-то момент мою героиню запирают в комнате с зомби. Специально. Помню, что вышла с площадки, как после пыток. Мы снимали очень долго, было много кадров и дублей. Мне было тяжело несколько часов подряд держать это напряжение, этот страх, истерику, в которых пребывает моя героиня. Актер, который играл охранника, втолкнувшего меня в эту комнату, вдруг перед командой «Мотор!» шепнул мне: «Ты знаешь, когда я вталкивал тебя туда, в эту комнату, я почувствовал, насколько тебе страшно, и мне, правда, искренне захотелось тебе помочь!» Мне эта реплика была очень приятна, потому что мне самой казалось, что актерски я не дотягиваю сцену и нужно ее усилить. Но, видимо, со стороны все смотрелось по-другому. Мне и самой было страшно. Но я с нетерпением ждала съемок этой сцены, я о ней много думала, настраивала себя, и в итоге она мне запомнилась больше всего.

Шамиль Хаматов:

– В сериале «Выжить после» много героев, у нас у всех главные роли. Своего персонажа я постарался сделать максимально честным, максимально открытым, человеком чувствующим, потому что для меня это важно. Мне кажется, что сегодня и в кино, и в жизни этого катастрофически не хватает. Сегодняшние герои фильмов зачастую не вызывают сопереживания. Я себе построил внутри вектор развития в сторону искренности. Я хочу, чтобы моему герою сопереживали по-настоящему. Я являюсь поклонником творчества Михаила Ефремова, в «Современнике» мы играли с ним в спектакле «Шарманка». Его работа в фильме «Какраки» меня просто потрясла. Фильм можно хвалить или ругать – это уже другой вопрос. Самое главное то, на каком уровне сопереживания Ефремов существует как актер. Меня это задело, я стал об этом думать и попытался в своих собственных работах, в частности, в «Выжить после» это использовать.

Конечно, всё строится на взаимоотношениях героев – как ни крути, всё приходит к человеку. Это может быть завуалировано разными кинотехнологиями, но в принципе все кино снимается о человеке или о каких-то человеческих проблемах. В «Выжить после», например, есть сильная линия Валеры и Айжан, которая мне очень нравится. Валера – скинхед, и восточная девушка по имени Айжан для него, как красная тряпка для быка. Но под влиянием обстоятельств он меняется. У моего героя тоже есть серьезная линия. В целом, мотивы своего героя я бы охарактеризовал как бескорыстная помощь другим людям, оказавшимся в сложной ситуации, без преследования каких-либо личных целей.

Фильмы ужасов вообще не люблю. Мне просто безумно страшно их смотреть, если честно (смеется). Я помню, как мы с товарищем смотрели «Звонок». Весь зал хохотал, а я пребывал просто в шоке. Даже в огромном зрительном зале, где вокруг тебя сидят другие люди, все равно было страшно. Помню, мама рассказывала, когда в Казань привезли первую часть «Терминатора», я очень испугался всех этих железных скелетов и выбежал из зала (смеется).

Татьяна Казючиц:

– Сюжет сериала очень необычный. Представьте себе, что вам удается выжить после апокалипсиса в ситуации полной блокады – город закрыт, не хватает пищи, воды. У моей героини Ники мечта – выбраться из этой западни. Я появляюсь в сюжете не сначала, где-то к середине сериала. Нике повезло – вирус не добрался до нее, потому что она не ездит в метро. А еще она гоняет на мотоцикле и постоянно ходит в мотоциклетном шлеме.

Моя героиня озлобленна, она находится на грани отчаяния. Из-за трагедии с распространением вируса она потеряла всю свою семью и любимого человека. Она осталась совершенно одна – один на один со своими четкими принципами: никому не помогать, ни о ком не думать, кроме себя. Ее главная задача – выбраться за периметр оцепления, которым окружена зараженная территория. В лексиконе моей героини есть всякие новые для меня слова вроде «ультразвуковые свистки» или «периметр». Про ультразвуковой свисток я прямо в кадре рассказываю, что это такое: это такая железная штука, с антенной и кнопкой, на которую, если нажмешь, начинает раздаваться ультразвук, который отпугивает зомби-мураний. Говорят, такое устройство на самом деле существует и используется, чтобы отогнать собак.

Еще моя героиня произносит тексты про электрические поля: о том, что столбы создают электрическое поле и при контакте с этими столбами тебя убивает насмерть. Вот такие фантастические тексты мне приходилось учить. Еще Ника в речи использует много молодежного слэнга. Так что уделять время заучиванию текста наизусть мне приходилось. Еще забавное выражение – «отпугиватель мутанток». Когда я его произносила, всегда хотелось улыбнуться. Но когда ты вовлечен в съемочный процесс, во всем этом участвуешь, то ты и относишься ко всему серьезно, буквально веришь в предлагаемые обстоятельства. На самом деле, в жизни моей героини все очень серьезно – потеряв всех близких, она остается одна и пытается выжить. На истерики и слезы у нее нет времени – надо выживать, и со стороны ей никто не поможет. Другого выхода у нее нет. Но, несмотря на определенный надлом, она не теряет чувство юмора.

Наверное, все самое сложное – это новое, то, что ты делаешь в первый раз. Например, слезть с мотоцикла, не уронив шлем и при этом умудрившись параллельно красиво достать из кобуры пистолет. Или пройтись в тяжелейших ботинках красивой походкой по рельсам и шпалам, спрятанным в траве. Один раз нас с Ваней Макаревичем загнали на высокий кран – на высокую железную конструкцию, внутри которой была лестница, по которой нам надо было ходить и бегать. Ваня стоял на башне, мы стреляли по банкам, и ему нужно было сделать шесть выстрелов – типа он такой меткий и попал по всем банкам. А после того, как он все шесть выстрелов сделал, мне надо было кричать – ура, ты молодец, мы прорвемся, вы выберемся из этого города! Все, мы готовы, идет мотор, Ване зарядили холостые патроны, а они очень громкие. И после первого же громкого выстрела я так дернулась, что ударилась головой о железные перекладины крана. Считаю до шести, сама не своя, у меня закладывает уши. Мы снимали несколько дублей – к громкому звуку выстрелов мне пришлось привыкать, чтобы на уровне условного рефлекса не вздрагивать. Ваня же реагировал очень спокойно, он до этого снимался в «Бригаде» и очень хорошо был знаком с оружием. У меня же такой проект был в первый раз, это было круто!

Интригующий сюжет, впечатляющие спецэффекты, яркие молодые актеры. Новый проект от команды Федора Бондарчука c 18 ноября с понедельника по четверг в 22.00 на СТС.

СТС, сериал, телевидение, ТВ

Просмотры: 8948

Комментарии