Владимир Майер: Я в изучении своей родословной дошел до 1800 года

Автор: Полина Перепелица

О философии жизни и идеологии в стране, о несбывшейся мечте стать летчиком истребителя и важности труда в интервью с депутатом Тюменской областной думы Владимиром Майером.

Grey

О философии жизни и идеологии в стране, о несбывшейся мечте стать летчиком истребителя и важности труда в интервью в рамках совместного проекта еженедельника «Вслух о главном» и регионального парламента «Дума в лицах» рассказал депутат Тюменской областной думы Владимир Майер.

– Владимир Яковлевич, какое у вас было детство?

– Спустя много лет могу с уверенностью сказать, что мое детство было хорошим. И все, что я получил в детские годы от родителей, стало базой для дальнейшего развития и роста. Кстати, это слова Маргарет Тэтчер, к которым я пришел самостоятельно. Вырос я в маленькой семье из пяти человек: мама, папа, бабушка, двое детей. Кстати, мой отец прожил рядом с тещей 36 лет в мире и дружбе. Так что я воспитывался любимой бабушкой Марией Давыдовной. В детский сад не ходил и так завидовал сверстникам! Рос с братом, и в этом есть некий недостаток. Мне кажется, что расти надо в семье, где есть и братья, и сестры. Идеальный баланс, когда есть женщина – мужчина, мальчик – девочка, дедушка – бабушка.

Я родился 23 ноября 1952 года в деревне Полое Армизонского района Тюменской области. Самая что ни на есть сельская периферия. Никогда не надо сравнивать, что хуже или лучше – село или город. Город дает свои огромные преимущества, в нем воспитывается щука. А в деревне воспитывается карась, но он живет долго, на здоровье не жалуется.

– Вы щука?

– Нет, у меня деревенские корни. До 18 лет я воспитывался на природе, в спокойной обстановке. Летом мог спать, сколько хотел, хотя у меня были прямые обязанности по хозяйству.

Баланс моей семьи заключался в том, что каждый делал то, что должен был. Отец никогда не готовил еду, а мама никогда не колола дрова. Это было просто исключено в традиционном мироустройстве. Никто никого не заставлял, просто каждый делал свое дело, все были приучены к этому. Еще одна особенность: никто в семье не разговаривал громко, не повышал голос. Построить такую семью не так просто. Мои родители были люди внутренне сбалансированные. Знаете, я абсолютно идеально представляю себе, что такое поколение. Время рождения моей бабушки – 1900 год, первого внука – 1999 год. За 99 лет выросло пять поколений моей семьи.

– Расскажите про родителей? Кем они были и за что вы им благодарны?

– Мама Лидия Александровна была единственной дочерью у бабушки, которая в 1937 году потеряла мужа. Дед Александр Романович был глубоко верующим человеком, а тогда христиан преследовали жестко, убирали всех по спискам. Когда разрушали церкви, то составляли списки тех, кто в церкви любил ходить. Он был в таком списке. Из 250 убитых только двое не отказались от Бога, мой дед был одним из них. Я, кстати, после спрашивал у бабушки, почему же он не отказался от веры? Мол, отказался бы, выжил, а потом снова поверил. Но она всегда отвечала, что без Бога он не мог и минуты прожить. Я понял это только лет в 45.

Отец Яков Годфридович был из большой семьи – пять братьев, две сестры, но война унесла многих. В 11 лет он остался без отца и матери, рос с сестрой, которая всего на три года его старше. Это наложило отпечаток на дальнейшую жизнь: они никогда не расставались, жили рядом. Все, и бабушка, и отец, и мама, знали, что такое бедность.

В 1959 году мы приехали в Краснодарский край, и папа сказал тогда, что я впервые наелся досыта белого хлеба. Сегодня, смутно представляю такую жизнь. А уже в 1960 – 70-е годы было что надеть и покушать. Сложные годы были, но они сплачивали людей. Интересная закономерность: чем хуже живут люди, тем они дружнее, чем лучше – тем дальше друг от друга. Раньше 84 процента граждан страны жили в сельской местности, остальные были городскими жителями. Сегодня все наоборот, и этот процесс урбанизации заставляет задуматься, потому что Россия всегда была консервативно-аграрной страной.

Приведу всего один пример: сегодня проводится мощная антиалкогольная кампания. Нам говорят о запрете продажи спиртного, каких-то ограничениях. Все это правильно. Но важно при этом менять образ жизни людей. Должно быть не 10 стадионов на город в 100 тысяч жителей, а 50. Поверьте, при таких условиях пить будут меньше. Вы знаете, что так, как сегодня пьет Россия, никогда не пили. Ни в Российской империи, ни в период Советского Союза. Никогда. На Чукотке из всех жителей – четверть алкоголики. И это только официальная статистика. Где же будущее?! И урбанизация в этом процессе тоже виновата.

– Расскажите о школьных годах.

– Я горжусь тем, что в 2010 году я поехал на 40-летие окончания школы, встретился с классным руководителем Николаем Ивановичем Кравченко, первой учительницей, учителем физкультуры. Все они живы и здоровы. Я не видел одноклассников сорок лет, и меня поразил тот факт, что кто-то остался таким же, худший стал лучше, а лучший – хуже, достиг меньшего. Это сильно поражает. Например, в классе он был самый лучший парень, талантище, закончил физмат, но спился, а троечник прекрасно работает, стал уважаемым человеком. Вот так устроен мир.

Мне со школой очень повезло. Это была школа 1960-х годов, с учителями, которые воевали. Я вообще считаю, что школы в России всегда были неким общественным институтом, а директора школ – вторыми людьми на селе после руководителей совхозов и колхозов. Я и сегодня, приезжая в села Тобольского района, говорю, что школа была и остается центром культуры. Когда это понимают глава администрации, директор школы и население, то в поселении или деревне всегда порядок.

Конечно, в системе советского школьного воспитания были изъяны. Один из них – мы были зажаты, а информация закрытой. Я к советской власти ровно дышу, это строй, в котором я жил, рос, там было множество преимуществ и недостатков. Но две вещи были губительными – железный занавес и отказ от церкви. Россия всегда была сильна, когда церковь и государство шли параллельным путем. Вера – это не лекция по физике и математике, это философское восприятие мира. У нас это выбили напрочь. Сейчас это восстанавливается, но нужно время.

Смотрите, самая древняя цивилизация из современных – китайская, она насчитывает 5 тысяч лет. Половину своей истории китайцы стоят на идеологии Конфуция. При этом мирно сосуществуют партия, буддизм и Конфуций. То, что сейчас делает Китай, вызывает уважение, они в день строят столько дорог, сколько мы за год. И все потому, что у них в идеологии заложена необходимость постоянного труда. У нас же на протяжении существования СССР человека заставляли работать, а не вкладывали идеологию труда. Современная идеология состоит в том, что надо иметь много денег и красиво жить. Мне больше нравится позиция: много работая, можно землю сделать красивой. Это мне вложили в голову еще в детстве.

– В 1976 году вы окончили Тюменский инженерно-строительный институт. Поделитесь, как выбирали профессию?

– Все просто, выбор определила жизнь на селе. Наверное, если бы рос в городской среде, пошел бы учиться на банкира. Вы знаете, я в изучении своей родословной дошел до 1800 года (восемь поколений). И все мои прадеды умели работать. Так что это гены. В 1970-е годы в стране строительная отрасль бурно развивалась, открылся Тюменский инженерно-строительный институт. Так что выбор был очевиден, правда, мечта стать военным летчиком так и осталась мечтой.

После окончания вуза пошел работать в специализированное строительное управление треста «Строймеханизация». Прошел все карьерные ступени от прораба до начальника управления. В 1985 году стал главным инженером треста «Строймеханизация», в 1988 году возглавил компанию «Тобольскстроймеханизация». Вот уже 26 лет работаю на этой должности.

– Ваша философия жизни?

– Соблюдать нормы христианской морали. Если общество в них вписывается, значит, все нормально.

– Быть преданным работе – что это для вас?

– Любить свою работу и трудиться самоотверженно.

– Вы считаете себя хорошим руководителем?

– Опытным. У кинорежиссера Владимира Меньшова есть фраза, что семейное счастье можно разрушить в последний день перед смертью. Это относится и к руководству. Все можно разрушить за минуту.

– Что вы цените в людях?

– У нас был управляющий трестом «Химстрой-1» Владимир Степанович Потапов, и он как-то сказал: «Чтобы быть строителем, нужно обладать двумя качествами: иметь профессиональные навыки и быть самоотверженным». Это можно отнести к любой профессии. Еще ценю коммуникабельность, общение и любовь к жизни. Если человек придерживается норм христианской морали, то мне с ним по пути.

– О чем мечтаете?

– Человек рождается на белый свет с одной задачей – продолжить род. Я должен воспитать детей и внуков, чтобы они были достойными людьми. Однажды старшая дочь сказала моим внукам: «Идите сюда, посмотрите, пришел ваш вечно работающий дед». Это хорошее выражение, я его на всю жизнь запомнил. Хочу, чтобы и внуки поняли, как важно в жизни трудиться. Ведь работа делает три вещи: избавляет от скуки, не приводит к порокам и обеспечивает жизнь.

облдума, депутаты

Просмотры: 1487

Комментарии