Андрей Кириленко: Наш баскетбол держится на энтузиастах

Автор: Подготовил Павел Храмов

Он встретился с юными баскетболистами, их родителями и тренерами, ответил на вопросы собравшихся и рассказал им об НБА и о том, как ему удалось добиться таких успехов.

Grey

Самый знаменитый баскетболист в новейшей российской истории Андрей Кириленко, ныне возглавляющий Российскую федерацию баскетбола, побывал в Тюмени на открытии спортивной площадки, реконструированной совместными усилиями СИБУРа и Национальной баскетбольной ассоциации (НБА). Он встретился с юными тюменскими баскетболистами, их родителями и тренерами, ответил на вопросы собравшихся и рассказал им об НБА, баскетболе в США и о том, как ему удалось добиться таких успехов. На встрече побывал и корреспондент «Вслух о главном».

- Что, на ваш взгляд, надо сделать для развития баскетбола в регионах? Практически все клубы представляют западную или южную часть России, а восточнее Урала все деньги вкладывают в развитие хоккея либо футбола.

– Вы поднимаете очень больную тему, и одного однозначного ответа у меня нет. Логистика нашей страны очень сложная — из Новосибирска в центральную часть не налетаешься. География создает очень большие трудности. Но это не значит, что мы не занимаемся этими проблемами. В этом году у нас заработает грантовая система поощрения регионов. Будут поощряться те из них, где появятся хорошие проекты, особенно в детском и студенческом баскетболе. Потому что наш баскетбол по большей части держится на энтузиастах, и в ближайшие годы мы никуда от этого не уйдем. Нужно находить таких энтузиастов и привлекать к работе.

- Для воспитания конкурентноспособных игроков нужны тренеры. Есть ли планы по обучению тренеров в регионах?

– Идеи есть. Например, советую скачать бесплатное приложение «Школа 2.0» с набором простых видеоуроков по обучению ребенка игре в баскетбол. В прошлом году мы дважды вывозили наших талантливых детских тренеров, не связанных с профессиональными командами, в Бруклин, показывали им, как проводятся тренировки в американских школах и университетах, в профессиональных командах. Чтобы они могли увидеть тренировочный процесс воочию.

Есть одна проблема — маленькие зарплаты. Но их невозможно поднять тренерам вперед учителей и врачей. Этого никто не поймет. У нас в федерации с этого года начинает действовать грантовая поддержка для тренеров, которые подготовили игроков в детскую, юношескую или основную сборные. Они набирают баллы и в конце года поощряются. В том числе и деньгами.

- Вы открываете новые площадки. А контроль потом за ними есть?

– Мы как раз обсуждаем, чтобы на площадке в Тюмени играли и в баскетбол, и в волейбол. Но страна у нас огромная, и не всегда можно проконтролировать все, что происходит. Многие думают, что Российская федерация баскетбола следит за всем, что происходит в стране. Но у нас работает 50 человек, они физически не могут проконтролировать все. Зато у нас 75 региональных федераций. И если люди на местах нам что-то недоговаривают, мы никогда об этом не узнаем. Поэтому всегда ждем отзывов, если возникают проблемы.

- А существуют критерии по численности населения, чтобы в городе построили специализированную баскетбольную школу? Например, в Екатеринбурге или Перми они действуют, а в Тюмени такой нет.

– Никаких критериев нет, здесь все зависит от желания города или района. Этот вопрос достаточно сложный. Вы знаете, что в 2018 году пройдет чемпионат мира по футболу. Естественно, основное внимание уделяется этому виду спорта. Все инфраструктурные объекты возводятся под этот турнир. Но мы подали заявку на проведение женского чемпионата Европы по баскетболу 2019 года и будем бороться за то, чтобы подать заявку на чемпионат мира 2023 года. Если получится, мы попадем в государственную программу развития спортивной инфраструктуры, чтобы хорошо подготовиться к чемпионату. Это может стать решением вопроса.

- Почему в России не так сильно развит скаутинг? В США даже самые небольшие колледжи имеют в штате людей, которые просматривают и отбирают талантливых игроков. И это касается не только баскетбола, так во всем спорте.

– Я согласен, что у нас это слабо развито. С Америкой даже не очень правильно сравнивать, потому что там отбор поставлен на поток. Мы еще в начале пути, и пока скаутингом занимаются только профессиональные клубы. Но опять же проблема — расстояния. В Америке они тоже большие, но скаут, как правило, путешествует по своему региону. У нас логистика передвижений не позволяет настолько эффективно работать.

И потом у нас нет такой культуры в принципе. Мы привыкли работать и не смотреть, что делают другие. У нас важно только то, что ты сам делаешь. На мой взгляд, это не совсем правильно, потому что, как говорится, «умный учится на чужих ошибках, а дурак — на своих». Но, к сожалению, мы иногда думаем, что и сами все знаем, все умеем. А мне кажется, что нужно смотреть по сторонам и принимать свои решения. Кстати, не обязательно брать пример с США. Есть страны, где действуют и более эффективные методы поиска будущих спортсменов.

- Были ли у вас друзья в НБА?

– Что значит были? У меня остается много друзей в НБА. Наверное, для вас самой значительной фигурой будет Кобе Брайант. У нас крепкая дружба, сложившаяся за время моей карьеры в НБА. До сих пор продолжаем общаться. Поддерживаю связь и с теми ребятами, которых называю золотым поколением европейского баскетбола. Это игроки, заявившие о себе лет 15 назад: Пау Газоль, Тони Паркер, Хосе Кальдерон, Дирк Новицки. Они моего поколения, я их знаю еще с 12–13 лет, потому что играли на очень многих детских соревнованиях, юниорских чемпионатах Европы и мира. Постоянно друг с другом пересекались. Так что мы уже 25 лет друг друга знаем и очень хорошо дружим и общаемся.

- Был ли у вас момент в жизни, когда больше не хотелось играть в баскетбол?

– Когда он наступил, я сразу закончил. Это случилось в 34 года. Хотя еще одной причиной были травмы. За карьеру получил много травм, и я терпел, терпел, сражался с ними, лечился, но в какой-то момент стал чувствовать, что тело уже не дает мне играть так, как я делал это раньше. И тогда принял решение – все, хватит.

- Против кого в НБА было сложнее всего защищаться?

– Мне не повезло, что не застал Ларри Берда. Очень хотелось с ним поиграть. Один из сильнейших, конечно же, Новицки. Газоль – очень хороший игрок. Против него всегда сложно играть, тем более он повыше меня. Наверное, это два самых ярких, выдающихся баскетболиста для меня.

- Когда вы только пришли в НБА, каково было играть против звезд?

– В начале пришлось тяжело. Представляете, мне 19 лет, а я попал в Национальную баскетбольную ассоциацию. Мне казалось, это что-то недостижимое! И вот я в раздевалке, а там Карл Мэлоун. И я думаю: «Это же сам Карл Мэлоун!» А потом: «Блин, так я же играю с ним в одной команде, чувак, расслабься». Потом заходит Джон Стоктон. Я такой: «Здравствуйте, меня зовут Андрей». Он говорит: «А я Джон». «Я знаю», – отвечаю с придыханием. Конечно, сначала ты смотришь на это, и тебе и страшно, и волнительно. А потом привыкаешь, и каким бы страшным и грозным соперник не казался, когда выходишь на площадку – мяч-то один. Забери его у соперника, и все – даже Майкл Джордан не сможет играть без мяча!

- До попадания в профессиональный баскетбольный клуб у вас были кумиры?

– Я вырос на Майкле Джордане. В то время была единственная баскетбольная передача раз в неделю с Гомельским о матчах НБА, а Майкл Джордан был самым крутым игроком в мире. Помимо него и у нас были ребята, которые играли в России и составляли тогда костяк сборной: Василий Карасев, Сергей Панов, Игорь Куделин, Евгений Кисурин, Андрей Фетисов. Как раз то поколение, которое завоевало серебряные медали чемпионата мира в 1994 году, проиграв лишь американской «дрим тим» в финале. В 1998 году тоже проиграли в финале – югославской сборной. Эти игроки стали для меня авторитетами, я вырос, смотря на них. Но Майкл Джордан был вне конкуренции.

- Какая игра запомнилась вам больше всего?

– Победный финал чемпионата Европы 2007 года, а в НБА запомнились две игры с «Лейкерс». В первой я сделал какую-ту сумасшедшую статистику, в каждой категории вроде было за шесть: шесть блокшотов, семь перехватов, девять передач и 15 очков. Что-то вроде того. Я пересматривал потом игру, когда стал постарше, и мне казалось, что в тот вечер я был везде — тут перехватывал, здесь отдавал… Смотрел и думал, чего же я такого съел перед той игрой?!

Вторая игра с «Лейкерс», когда Кобе Брайант был в самом расцвете сил. Перед встречей тренер мне сказал, что я должен сделать все возможное, чтобы Брайант не сыграл хорошо. И за всю первую половину игры Кобе не набрал ни одного очка. Я ходил за ним, как приклеенный. В перерыве тренер хвалил меня и говорил: «Молодец, так и надо». Однако во второй половине Кобе набрал 20 очков. Такая вот игра, в которой у меня получилось два таких полярных отрезка.

- Вы играли за разные клубы. От какой из команд у вас остались наиболее яркие впечатления?

– Конечно же, «Юта Джаз». Я провел в команде 10 лет, считаю себя «джазменом». Там провел основную свою карьеру. В «Миннесоте» играл уже после локаута, когда закончился мой основной период в баскетболе. Но в любом случае впечатления и от «Бруклина», и от «Миннесоты» самые хорошие. Но «Юта» занимает особое место в моем сердце. Все-таки там я состоялся как игрок, там попал на матч всех звезд.

- Какой был распорядок дня в НБА?

– Вы знаете, в НБА проходит очень много игр, практически через день. Распорядок на игровой день обычно такой: утренняя тренировка, начиналась она примерно в 10 часов утра. Поэтому нужно было хорошо покушать. В тренировку обычно входили броски по корзине, тактическая подготовка и разбор действий соперника. Потом обед, непродолжительный сон, и вечером сама игра. После ужин и отбой.

- Среди всех видов спорта, как вы считаете, баскетбол на каком месте?

– Я думаю, в нашей стране, да и вообще во всем мире, футбол на первом. Баскетбол, как мне кажется, в мире на втором по популярности. В России – где-то шестой. Был седьмой, в прошлом году, считаю, на строчку поднялись.

- Правда ли, что в Америке баскетбольные кольца висят чуть ли не на каждом шагу, и ребята играют в баскетбол?

– Правда. Очень много колец уличных, причем самое интересное, что мы обычно думаем, что за нас кто-то их повесит. А там люди просто живут по соседству, прибивают кольцо на своем гараже и играют в баскетбол. Не нужно ждать, что кто-то это сделает за нас. Мне кажется, баскетбол настолько доступный вид спорта, что тебе не требуется чего-то особенного, чтобы играть в него.

У меня случай был в детстве. Папа подарил маленькое кольцо на присосках с маленьким резиновым мячиком. Я его раз на присоски посадил, оно отпало, два — видимо, китайского качества было. Решил его закрепить. Взял гвоздь-сотку – огромный, и он у меня вошел в стену и вышел с другой стороны. Я его еще и загнул с обратной стороны. Папа вернулся с работы и сказал: «Андрей, ты что? Ты просто сломал стену!». В ней потом образовалась огромная дыра. Но зато это кольцо долго служило мне для тренировок.

- Через какие трудности вы прошли, чтобы добиться успеха?

– Я рос обычным парнем в Санкт-Петербурге, занимался в спортивной школе, ходил в обычную школу. Учился, хорошо учился, как мне кажется. Очень тяжело было планировать свое время, но считаю, что можно учиться хорошо и заниматься баскетболом. Единственное — высыпаться надо. И когда в таком возрасте занимаешься баскетболом, разные моменты происходят. Ты можешь поссориться со своим одноклассником, тренер может накричать на тебя… Здесь проиграли игру, здесь получил двойку… Я считаю, из таких моментов нужно делать выводы и принимать это как опыт. И двигаться вперед, продолжать работать, становиться лучше. У меня как раз получилось шаг за шагом пройти через все это и, в конце концов, попасть в НБА.

- Каким видом спорта занимаются ваши дети?

– У меня три сына и дочь. Старшему 15 лет, среднему 9, младшему 2 года, а дочке 7 лет. Старший занимался баскетболом, но в прошлом году пришел ко мне и сказал: «Папа, мне баскетбол мешает учиться». Я, вспоминая себя в его возрасте, подумал: «Блин, ну какая учеба?» (смеется). Но я очень благодарен ему за честность. Тем не менее считаю, что при правильном подходе можно сочетать и учебу, и игру в баскетбол. Второй сын играет в хоккей, сейчас увлекся им очень серьезно, ушел с головой. Дочь занимается чуть-чуть фигурным катанием и немножко гимнастикой. Ну а самый младший пока только плавает. В ванне.

- Какая из всех ваших медалей для вас самая значимая?

– Две награды — золото чемпионата Европы 2007 года и бронза Лондонской олимпиады 2012 года. Бронзовую медаль я бы даже выше поставил, чем золотую, потому что никто не планировал, что у нас получится. Более того, мы могли тогда играть и в финале. Но, к сожалению, сил не хватило.

баскетбол, чемпионат, НБА, спорткомплекс, олимпиада, СИБУР

Просмотры: 164

Комментарии