Михаил Микульский: Благие намерения законодателя могут стать смертельными для банков

Автор: Мстислав Письменков

Исполнительный директор АКОТО рассказал о проблемах и угрозах для региональных банков, малого и среднего бизнеса.

Grey

На прошедшей 2 марта ежегодной межрегиональной банковской конференции выступление исполнительного директора Ассоциации кредитных организаций Тюменской области (АКОТО) Михаила Микульского стало одним из самых ярких. Он отметил, что результаты работы гарантийного фонда при инвестагентстве Тюменской области «пока не внушают оптимизма», заявил, что малому и среднему бизнесу невозможно работать с госкомпаниями, а также попросил смягчить требования платежной системы «Мир» для малых банков.

В интервью нашему изданию исполнительный директор АКОТО подробнее раскрыл наиболее яркие тезисы своего выступления, а также рассказал о возможных проблемах с законопроектом о разделении банков на «базовые» и «универсальные».

- Михаил Алексеевич, на конференции вы выступили с критикой работы гарантийного фонда от инвестагентства Тюменской области, сказав, что их работа «не внушает оптимизма». В 2016 году агентство выдало поручительства 72 предприятиям малого и среднего бизнеса на общую сумму около 96 млн рублей, тогда как в Свердловской области за тот же период объем выданных гарантий составил 1,1 млрд рублей. Присутствовавшие на конференции представители инвестагентства как-то прокомментировали приведенные вами данные?

– Их представитель никак на мое выступление не прореагировал и в своем докладе этот вопрос не затронул. При этом данные, на которые я ссылался, находятся в открытом доступе.

- В ответ на информацию, опубликованную «Вслух.ру» по вашему выступлению, инвестагентство на следующий день прислало в редакцию письмо. В нем сообщалось, что объем их гарантийного фонда составляет всего около 100 млн рублей. То есть в 2016 году средства фонда были практически полностью задействованы.

– Да неужели?! (смеется)

Получается, что кто-то себе устраивает легкую жизнь? Я понимаю, Свердловская область — регион довольно большой. У них развита оборонная промышленность. И тот же валовый региональный продукт (ВРП) в их регионе в несколько раз превышает наш. Соответственно и показатель по выданным поручительствам в 10 раз больше нашего.

Но Новосибирская область, например, по ВРП практически вдвое уступает Тюменской, а за первые полтора месяца этого года их фонд уже предоставил 25 поручительств субъектам малого и среднего бизнеса на 187 млн рублей.

Поэтому я и сказал в своем выступлении, что хотя бы из гносеологических соображений надо разобраться: что, у нас денег в бюджете не хватает? Почему по озвученным мной позициям область уступает соседям? Мы не относимся к дотационным регионам. Тюменская область, вроде, наоборот донор. Я не берусь судить, почему так происходит. Может, маленький план легче исполнять?

- Вы также сказали, что площадок для электронных торгов с госкомпаниями очень много — более двухсот, у каждой свои правила, которые в основном непрозрачны. И их количество необходимо сократить.

– Это, конечно, позволит малому бизнесу более прозрачно вести дела с госкомпаниями. Для малых предприятий огромное количество торговых площадок создает серьезные барьеры. На каждой из них свой аппаратно-программный комплекс. Свои требования, подходы. Разбираться с каждой сил не хватит.

Подобное было и раньше. В начале 1990-х годов в одной только Тюмени было две фондовые биржи! Сейчас они есть? Нет. Это объективный процесс развития системы. Также и здесь пора отказаться от ненужного балласта.

«Даже психологически разграничение на «базовые» и «универсальные» банки — это ярлык второсортности для первых»

- На конференции много докладчиков высказывалось по законопроекту о так называемых региональных банках. Сам законопроект уже внесен в Госдуму. В первой его редакции, которую представил ЦБ в конце июля прошлого года, региональным считался банк с капиталом от 300 млн до 1 млрд рублей и активами до 7 млрд рублей, им запрещались работа за пределами региона, трансграничные операции, межбанковские операции можно было делать только через центрального контрагента.

Осенью проект поправили: региональные банки теперь называются «базовыми», их не ограничивают по активам, можно работать за пределами региона, межбанковские операции можно проводить без контрагента, но запрещены операции с нерезидентами, а операции с валютой возможны через контрагентов — банки с «универсальной» лицензией (от 1 млрд рублей капитала). К моменту принятия и вступления в силу в июле 2018 года законопроект, по-вашему, сильно изменится?

– Когда ЦБ только озвучил первые подходы к разделению банков, это было дико: мол, если ты региональный банк, то не имеешь права выходить с филиальной сетью за пределы своей области. Это бы означало, что под закрытие бы попало большинство малых кредитных организаций.

Но в процессе обсуждения, лоббистского давления проект немного поправили. А что мы получим в итоге — прогнозировать сложно. Вот пример. Лет десять назад наша ассоциация инициировала внесение изменений в Налоговый кодекс. Тогда у банков была обязанность в течение дня реагировать на запрос налоговиков. Но эти сроки нереальны. Особенно когда, допустим, в 16 часов, когда в банке заканчивается операционный день, приходит требование из налоговой, допустим, заблокировать счета. В бумаге указаны 50 организаций. И как это успеть сделать и отчитаться в установленные законом сроки?

Мы эту тему заострили, вышли на законодательный уровень и внесли предложения. Но законодатель поступил интересно: он вместо одного дня установил три, а взамен — видимо, чтобы нам не сильно хорошо жилось, — по совершенно другой статье сократил сроки реагирования банков на требования ведомств с пяти до двух дней.

Поэтому поймите правильно: сейчас прогнозировать, что будет в окончательном варианте — это тыкать пальцем в небо.

- Не приведет ли законопроект, если он будет принят в текущей редакции, к «резервации» банков с «базовой» лицензией, и сократится ли количество мелких банков по стране?

– Даже психологически разграничение на «базовые» и «универсальные» банки — это ярлык второсортности для первых. То, что законодателю кажется во благо, на самом деле может оказаться смертельно для банковского сектора.

Куда человек понесет свои кровно заработанные деньги? В банк с нормальной лицензией, федерального значения. А региональный банк рассматриваться не будет: он мелкий, на него наложены ограничения и т. д. То есть, у мелких банков может произойти естественный отток клиентуры.

- Ярлыки и ассоциации — это все-таки бытовой уровень. Законодатель обещает, что банки с «базовой» лицензией в обмен на запрет операций с нерезидентами ждет упрощенный надзор ЦБ. Тогда как к «универсальным» банкам, наоборот, требования ужесточат. В том числе к ним будут применяться требования Базеля III.

– Блажен, кто верует! У нас в стране — и эта практика идет с советских времен — никогда не отменяется то, что уже внедрено.

Я занимался экономикой еще в годы советской власти. Был заведующим промышленно-транспортным отделом одного из тюменских райкомов КПСС. Сначала нас обязали контролировать работу промышленных предприятий по валовому выпуску продукции. Потом появилось понятие «товарная продукция». Затем – «нормативная чистая продукция». Но никто не отменил ни одного показателя до самого крушения Советского Союза. Поэтому мой пессимизм вполне обоснован.

- Насколько тогда сократится российский банковский сектор после вступления в силу такого закона?

– Думаю, что количество банков может уменьшиться весьма существенно (в 2015 году разные финансовые аналитики заявляли, что для нормального функционирования российской экономики достаточно порядка 200 банков. Сейчас их 600. В законопроекте при этом предусмотрено право перехода «базового» банка в микрофинансовую компанию. – Прим. ред.).

- Сколько банков закроется в Тюменской области, если законопроект будет принят и вступит в силу?

– Сейчас в регионе работает семь банков. Два из них довольно крупные в региональном разрезе. Это Запсибкомбанк (55 место по объему активов, 62 — по собственному капиталу, по данным «Интерфакс-ЦЭА» по итогам 2016 года) и Сургутнефтегазбанк (51 место по активам и 74 — по собственному капиталу). И один средний – это Стройлесбанк (338 и 234 места соответственно). Его капитал составляет 1 млрд рублей. То есть, когда закон будет принят, он может рассчитывать на «универсальную» лицензию (Ранее ЦБ говорил о минимальном капитале для таких банков в 1 млрд рублей. После внесенных изменений банки с капиталом от 1 млрд до 3 млрд рублей могут получить «универсальную» лицензию, и к ним не будут применяться повышенные требования ЦБ. — Прим. ред.).

Оставшиеся четыре банка – это малые кредитные учреждения. Им, судя по тексту законопроекта, предстоит перейти в категорию «базовых» или существенно увеличить свой капитал. Оценивать их шансы на существование в новом статусе считаю для себя неэтичным. Тем более, как показывает опыт прошедших лет, величина капитала банка и место его дислокации – будь то столица или периферия – это еще не гарантия долгого и благополучного существования.

Вдобавок – и это надо понимать – никто и ничто не помешает ЦБ в любой момент поднять нижнюю планку величины капитала для «базового» банка.

- На конференции спикеры, в том числе и управляющий отделением в Тюменской области уральского ГУ ЦБ РФ Сергей Попов, неоднократно говорили, что «базовые» банки должны обслуживать малый и средний бизнес. Насколько это реально, особенно учитывая, что это высокие риски невозвратов?

– Это реально. Я тоже считаю, что логически малые банки должны обслуживать соответствующий уровень клиентуры.

- Это будет возможно, если в текущей версии законопроект будет принят как закон?

– Да, вполне.

«Мир», по мнению создателей, должен каким-то чудом сходу заработать»

- В своем выступлении вы довольно жестко высказались по поводу платежной системы «Мир». Среди недостатков назвали высокую абонентскую плату, не зависящую от количества проведенных операций, что дорого для малых банков, принуждение со стороны ЦБ к подключению кредитных организаций к «Миру» под видом добровольного вступления, стремление «продавить» карту административным ресурсом там, где рынок способен урегулировать систему. И все это под прикрытием общественной важности проекта. Нужна ли нам своя платежная система такой ценой?

– Это все началось не от хорошей жизни. (В 2014 году платежные системы Visa и MasterCard заблокировали операции по картам четырех российских банков, против которых США ввели санкции в связи с крымскими событиями. В начале 2015 года эти же платежные системы отключили банки в Крыму от приема и эмиссии своих карт. Россия в ответ создала «Национальную систему платежных карт» (НСПК), которая занимается обслуживанием системы «Мир», а с апреля 2015 года – и обработкой транзакций российских граждан в Visa и MasterCard. – Прим. ред.).

На самом деле те санкции, которые пока применялись к финансовой системе РФ, – это, мягко говоря, не самое страшное из того, что могло бы произойти. Но если порассуждать и найти основания, то наши западные партнеры могут остановить движение денег с использованием платежных систем Visa, MasterCard и т. д. и парализовать, пусть и на время, хозяйственную деятельность в стране.

Как раз из этих соображений законодатель и ЦБ в 2014 году резко ускорились. Но если внедрение своей платежной системы нужно с точки зрения национальной безопасности, то давайте будем действовать соответствующе: издадим закон, по которому все банки обязательно и бесплатно подключатся к «Миру».

А то система, по мнению ее создателей, должна каким-то чудом сходу заработать. Да, определенные поблажки сейчас есть: вроде бы обнулены вступительные взносы, сокращены некоторые выплаты. Но это широко не афишируется. И соответствующих документов пока никто не видел.

- Какие банки большой Тюменской области, кроме Запсибкомбанка или «Югры», уже подключились к системе, а какие пока не сделали этого и почему?

– Я специально проводил опрос среди банков Тюменской области (с учетом автономных округов) по состоянию на 1 декабря 2016 года. Итак, банк «Ермак» (Нижневартовск, 347 и 302 места соответственно) пока в стадии рассмотрения и оценки затрат. «Приобье» (Нижневартовск, 419 и 524 места) планирует подключение эквайринга, но их сдерживает растущая цена за подключение. За последние три месяца она выросла на 33%!

В результате прямыми участниками системы в тюменском регионе на сегодня являются только Запсибкомбанк и Сургутнефтегазбанк.

- И при этом с апреля 2015 года все внутрироссийские транзакции российских держателей карт от Visa и MasterCard переведены в процессинговый центр НСПК. То есть, транзакции все равно проходят через Россию, и международные платежные системы в теории больше не могут адресно отключать банки от обслуживания.

– Более глубоко я ситуацию не рассматривал. Но при таком подходе мы, думаю, еще не получили реакции со стороны населения. В эту систему будут однозначно загоняться бюджетники и пенсионеры, которым и сейчас в некоторых банках навязываются дополнительные и, как правило, лишние услуги.

И наверняка в НСПК захотят еще заработать на платежной системе «Мир».

- Госдума как раз в конце февраля приняла в первом чтении законопроект, по которому все пенсионеры и бюджетники будут обязаны получать зарплаты и пенсии только на карту «Мир» с июля 2018 года. Так есть все-таки необходимость в этом или нет?

– Для тех, кто причастен к системе, безусловно, есть. Для государства из практических и из политических соображений наличие НСПК, безусловно, полезно и актуально.

- Что законодатель должен сделать с платежной системой «Мир», по-вашему, чтобы обеспечить стабильную работу и удобство для населения и банков?

– Вряд ли тут возможны какие-то варианты. Надо будет внимательно контролировать работу системы, оперативно делать выводы из нарабатываемой практики и устранять возможные, как в любом новом деле, недостатки и огрехи.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

https://telegram.me/vsluhru

финансы, мир, платежная система, региональные банки, банки

Просмотры: 258

Комментарии

Читать далее