Фермер Максим Панов: Мне кажется, люди забыли о чем-то главном

Автор: Ольга Саблукова

Для предпринимателя помощь ветеранам – это способ выразить благодарность.

Grey

Молодой предприниматель из села Ильинка Казанского района Тюменской области Максим Панов уже не раз становился героем публикаций в прессе и сюжетов на телевидении. Первые истории о городском жителе, который переехал в глухую деревню, чтобы начать там серьезный бизнес, стали появляться в областных и федеральных СМИ четыре года назад. С тех пор о настырном, упорном и перспективном фермере часто пишут и говорят. Ведь Максим способен совершать смелые шаги и по-настоящему удивлять. Программист по образованию отправился поднимать село. Единственный во всем районе решил заниматься молочным животноводством. Он не просто руководит своей фермой, а постигает крестьянский опыт через свои руки и душу – и коров доит, и отёлы принимает, и навоз убирает, и сено заготавливает.

В марте прошлого года фермеры купили термо-бочку и стали возить молоко в село Казанское, что в 25 километрах от Ильинки. Цистерна с молоком приезжала на сельскохозяйственный рынок Казанки каждый день. И каждый день к ней выстраивалась очередь. Ведь молоко настоящее, цельное, да еще дешевле, чем в магазине.

center

В конце прошлого года в крестьянско-фермерском хозяйстве «Панов Максим Николаевич» приняли решение помогать односельчанам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Одинокие пенсионеры, многодетные семьи, люди с низким доходом – таких в Казанском районе, по данным соцзащиты, около ста человек – два раза в неделю стали получать бесплатное молоко. Затем в этот список включили и ветеранов Великой Отечественной войны. Их в районе осталось всего 11. Им начали выдавать молоко и продуктовые наборы собственного ручного производства.

- Максим, расскажите, пожалуйста, как происходит бесплатная раздача продуктов?

– Два раза в неделю, по средам и субботам, мы привозим в Казанское мобильную бочку с молоком. Малоимущие получают по одному литру на каждого члена семьи. Ветераны – по три литра молока, полкило творога и пол-литра сливок.

- Насколько я знаю, вы единственные, кто решил заниматься такого рода благотворительностью в вашем районе. Как возникла эта идея?

– Осенью прошлого года, в сложное для нашего предприятия время, нам оказало материальную помощь объединение «Защита Отечества». Тогда председатель правления «Защиты Отечества» Николай Брыкин приезжал к нам, посмотрел на нашу ферму, ему все понравилось, и он обещал нам помочь. Николай Гаврилович взял ситуацию под свой контроль и довел дело до конца. Мы получили средства на окончательный выкуп фермы, на развитие бизнеса. В рамках этого партнерства мы взяли на себя социальные обязательства, смысл которых в том, чтобы обеспечить молоком социально незащищенные категории населения, людей, которые стоят на учете в соцзащите. Потом уже по собственной инициативе мы стали помогать участникам Великой Отечественной войны.

- Все договоренности выполнены, и теперь вы помогаете только по собственному желанию. Насколько еще хватит сил?

– Мы не только не хотим завершать, а хотим продолжать. Сейчас наша программа помощи ветеранам войны действует в Казанском районе. Такую же планируем запустить в этом году и в Ишиме. Там сейчас проживают, по нашим данным, 56 участников Великой Отечественной войны. Есть и более грандиозные планы, но о них пока умолчу. Сначала надо сделать то, что запланировано на этот год.

center

- А в Ишиме есть свои молочные предприятия? 

– Конечно, есть. Но бесплатно продукты там никто не раздает. Сейчас большинство людей, мне кажется, забыли о чем-то главном. Для меня помощь ветеранам – это способ выразить благодарность. От себя лично, от нашего хозяйства. Ведь их осталось совсем немного. И очень важно успеть уделить им внимание, как-то порадовать. Видели бы вы их глаза, их реакцию, когда мы рассказали, что будем привозить молоко и творог… Для них мы сами все дома делаем дома – творог, сливки. И до сих пор некоторые ветераны со слезами приходят. Иногда даже не они сами получают, а их внуки, дети, опекуны. Но каждый раз передают нам спасибо. И это очень приятно. И пусть мои слова кому-то покажутся пафосными. Многие ищут какой-то скрытый смысл в нашей помощи – мол, что-то мутите с налогами. Я готов поручиться – это не так.

- Кто вас поддерживает в этой инициативе?

– Сейчас, чтобы реализовать и запустить проект в Ишиме, нам нужны три вещи. Во-первых, определиться с местом в центре города, чтобы людям из разных районов было удобно туда подъехать и забрать молоко. Этим вопросом занимается «Защита Отечества». Еще требуется машина и мобильная бочка для молока. Ищем партнеров, готовых нам в этом помочь. Если такие не найдутся, то справимся и своими силами.

- А вообще, вы часто находите понимание? Кто оказывает поддержку, кроме родных и единомышленников?

– В трудное для нашего хозяйства время, весной прошлого года, нам очень помог сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта Евгений Семеняко. В апреле 2016 года я написал обращение в ОНФ, где рассказал, как стал заложником непростой ситуации. Евгений Станиславович буквально взял меня за руку и повел по кабинетам чиновников, ответственных за АПК и инвестиции в Тюменской области. Руководитель департамента АПК проявил искреннюю заинтересованность и до сих пор оказывает нам поддержку. Владимир Чейметов и Евгений Семеняко всегда на связи – звонят, узнают, как дела. Беспокоятся, переживают всей душой за развитие нашего проекта по восстановлению молочно-товарной фермы села Ильинка. Ведь молочных ферм в области открывается не так и много. Больше закрываются. И это несмотря на то, что у нас действуют отличные областные программы, одни из лучших в России, я уверен. Например, в рамках этих программ мы получили субсидии на приобретение племенного скота, когда 50 процентов затрат нам вернул областной бюджет. Получали субсидии и на молоко.

Базовые трудности, с которыми сталкиваются сегодня, наверное, все фермеры, – отсутствие доступа к кредитным ресурсам. Они дешевые только на словах. Сейчас все говорят, что запустили такую замечательную программу льготного кредитования – до пяти процентов. Но на деле это оказывается не так: банки такие условия выдвигают, что никакой кредит никогда не возьмешь. Трехкратный, четырехкратный залог. Это вообще заложить надо все, чтобы взять какие-то копейки, которые в принципе, не помогут.

- Наверное, бизнес на селе многих пугает? Расскажите для тех, кто не читал предыдущих многочисленных публикаций про Максима Панова, с чего вы начинали? Как городской житель отважился открыть бизнес на селе?

– На мое решение переселиться из города в деревню в первую очередь повлияли родители – Николай Иванович и Светлана Максимовна. Они первыми перебрались из Барнаула в Тюменскую область. Побывал у них в гостях и подумал – а почему бы здесь не открыть свою ферму? И когда увидел такие просторы, то понял, что мне самому это очень надо. И решил остаться здесь навсегда. Сказано – сделано. 21 февраля 2013 года основал крестьянско-фермерское хозяйство «Панов Максим Николаевич», затем перевез в Ильинку жену с ребенком, которому тогда исполнился всего месяц. Начинали работать вместе с моими братьями и друзьями, которые переехали из города вслед за мной в Ильинку. Нас теперь целая команда единомышленников. Родители до сих пор очень помогают. Отец – главный механик и тракторист в нашем хозяйстве, мама готовит творог и сливки, которые мы выдаем ветеранам.

- Помните свои первые рабочие дни?

– Конечно! Все началось со строительства. Вдвоем с отцом мы смонтировали большой ангар – 11 на 30 метров. Это было наше первое помещение, которое мы использовали под овчарню. Из Башкирии завезли племенных овец романовской породы. Помню, сколько мы шишек набили тогда на первых порах. Ведь раньше никогда не занимались сельским хозяйством. В Барнауле я работал в фирме по производству ангаров. По роду своей деятельности часто встречался с фермерами, которым наша компания продавала конструкции, много любопытствовал. Общаясь с алтайскими фермерами, которые в то время довольно неплохо жили, я понимал, что бизнес на земле – очень перспективное дело. И что меня особо зацепило – дело было живое. Я, программист по образованию, до этого времени общался только с компьютерами и железками.

Историями про то, как городские жители, бросив свои квартиры, дела, работу, привычки, должности и привилегии, сбежали в глухую деревню, сегодня никого не удивить. Большинство моих знакомых убежали от цивилизации и суеты, чтобы слиться с природой, одержимые жизненной философией «жизни ради себя», говоря по-модному, стали дауншифтерами. А вот Максим Панов поселился в деревне не для того, чтобы любоваться цветочками и ходить босиком по траве. Он приехал, чтобы серьезно работать.

- Насколько программисту пришлось ломать, перекраивать себя?

– Я понимал, что работа на земле – это ежедневный кропотливый труд, с утра и до поздней ночи надо впахивать. Так и получилось. Параллельно с физическим трудом приходилось самому изучать все процессы. За четыре года я узнал многое. И теперь со всеми специалистами, даже с теми, кто по 30 лет в этой отрасли, могу говорить на одном языке. Когда через свои руки пропустил, все становится понятным.

Крестьянский труд надо испытать на собственной шкуре. Через руки, через душу, через семь потов.

center

Начинал с того, что сам доил коров, отёлы принимал, лечил животных, навоз убирал, сено заготавливал. Сейчас, конечно, на ферме есть ветеринар, доярки, рабочие по уходу за животными, которые всем этим занимаются, а на начальном этапе мы все делали сами. По большому счету мне это стоило семьи. Жена не выдержала и вернулась с ребенком в город.

- Не возникло желания отказаться, бросить все и самому вернуться в город?

– Нет! Я всегда был уверен – мы сделаем, что задумали. И о нашем хозяйстве узнают. Так, в общем-то, и получилось. Я по своей натуре упрямый. Родился в год Быка. И чувствую, что здесь, в Ильинке, я нашел себя. Это мое призвание, моя родная стихия.

- Насколько я знаю, сейчас вы занимаетесь молочным животноводством. Почему отказались от племенного разведения овец?

– Нам тогда показалось, что деньги в этом новом бизнесе покороче. Пока овца окотится, пока вырастут ягнята, проходит до года и больше. А с молоком все-таки побыстрее. Тогда продали овец, закупили коров черно-пестрой породы. И все закрутилось по новой.

- У вас есть любимица в стаде?  

– Конечно, есть, ее зовут Красотка. Действительно, очень красивая. Ей четыре года. Коровы, вопреки распространенному мнению, очень умные животные. Узнают людей, и на ласку откликаются, и сердятся, когда ругаешься. Все понимают!

center

- Вас называли единственным во всем районе, кто решил заниматься молочным животноводством. Слава и популярность вас не страшила?

– Да, таких хозяйств, как у нас, действительно, мало. Получилось, что мы заняли удачную нишу – у нас практически нет конкурентов. Молока не хватает не только в нашей области, но и по всей России. Сухое молоко завозят из Европы и выдают за качественный продукт. А хорошего нет. Поэтому всегда была только одна мысль – развиваться дальше. Конечно, это сложно, на все нужны деньги. Только представьте себе, сначала овец купили почти на полтора миллиона рублей, потом коров на полмиллиона. В 2016 году почти на шесть миллионов приобрели скота.

С 2013 по 2017 годы наш оборот увеличился примерно раз в двадцать.

Сейчас в хозяйстве 130 голов крупного рогатого скота, из них – 64 дойных коровы, есть бычки, молодняк. Моя мечта – увеличить поголовье до тысячи. Производства своего пока нет, но хотим открыть. Даже оборудование для этого закупили. Но требуются инвестиции, чтоб запустить процесс.

- Насколько остро стоит кадровый вопрос?

– Сейчас у нас в штате 11 человек. Это доярки, рабочие по уходу за животными, ветеринар. Они получают от 15 тысяч рублей. Стабильная зарплата – это главное, что мы обещаем людям, и выполняем свое обещание. Для деревни – это очень приличные деньги. Нам удалось найти достойных специалистов, которые хотят работать и зарабатывать. А если говорить в общем, то вижу, что люди не хотят работать. Когда я жил в городе, мне все говорили, что люди в деревне пашут. Приехал и увидел, что это не так. Большинство сидят на лавочках. Спрашиваю, работать пойдешь? И получаю ответ – нет, а зачем, я лучше дома посижу. Недавно у нас в районе закрылось одно производство, и 80 человек оказались на улице. Многие из них предпочитают жить на пособие – в три-пять тысяч. А работать отказываются. На сегодняшний день в Ильинке проживают около двух тысяч человек. В основном, это взрослое население. Молодежь стремится уехать любыми путями в город.

- А ваш пример для них разве не заразителен? Кажется, вы доказали всем, что в деревне жить можно…

– Недавно меня приглашали в школу выступить в рамках областного форума «Где родился, там и пригодился». Рассказал ребятам, которые ломятся отсюда, и их родителям, что совершенно нормально живу и работаю в деревне. Конечно, для этого мне пришлось перестраиваться. Но сейчас я настолько привык, что приезжая в город, сразу устаю от этой суеты. Сейчас нахожусь в Тюмени уже два дня и очень хочу домой, в деревню.

center

АПК, бизнес, ветераны, благотворительность, помощь

Просмотры: 562

Комментарии

0
Ys7vplzvqss
Роман Романов 29 мая, в 10:04

из каждой деревни надо возить и продавать — но пока губернатор не толкнет ….

Ответить

Все комментарии