Нарколог Оксана Конищева: Семья может вернуть наркозависимого в общество

Автор: Ольга Никитина

Можно ли вернуть наркомана к жизни в обществе и какова роль семьи в процессе выздоровления, "Вслух.ру" побеседовал с тюменским наркологом.

Grey

26 июня отмечается Международный день борьбы с наркоманией. Об этой черной странице жизни общества рассуждать неприятно и больно. Ситуация с наркозависимыми постепенно меняется, но о ее улучшении говорить врачи не торопятся. О том, как спасают наркозависимых в Тюмени, можно ли вернуть наркомана к жизни в обществе и какова роль семьи в процессе выздоровления, «Вслух.ру» побеседовал с заведующей диспансерным отделением Областного наркологического диспансера, психиатром-наркологом Оксаной Конищевой.

— Оксана Николаевна, наркомания до сих пор остается серьезной проблемой общества. Что изменилось в последнее время?

– Если обратиться к цифрам, то мы констатируем значительное снижение числа больных наркоманией. Сравним: в первом квартале 2016 года на наркологическом учете в Тюмени находились 2 тыс. 183 человека, а в первом квартале 2017-го их стало 1 тыс. 931. Казалось бы, оптимистичные данные, но когда мы выяснили причины снижения показателя, то ужаснулись. Количество больных наркоманией уменьшилось из-за смертности! Если в первом квартале прошлого года в связи со смертью с учета сняли шесть человек, то в первом квартале этого года уже 144.

На сокращение повлияло уменьшение самостоятельных обращений за помощью. Так, в первом квартале 2016 года на учет с диагнозом «наркомания» были поставлены 76 человек, из них самостоятельно обратились 32. В аналогичном периоде 2017 года на учет попали 55 человек, среди них в первый раз пришли в диспансер всего 9. Все остальные направлены к нам по решению суда или правоохранительными органами. Люди стали бояться обращаться за помощью. Они страшат те меры, которые последуют за постановкой на учет.

- Что вы имеете ввиду?

– Наркозависимые хотят управлять транспортом, хотят трудиться на работах, связанных с источником повышенной опасности. Они считают, что самое главное – просто уйти от учета. И это очень страшно. Количество смертей от отравления наркотическими веществами значительно увеличилось. И люди умерли не в лечебных учреждениях, а потому, что не обратились за помощью, чтобы не попасть на учет. Я считаю,сложившаяся ситуация несет в себе негативные тенденции и будет иметь серьезные последствия.

- Сколько длится диспансерный учет наркозависимых?

– Сегодня диспансерный учет сокращен с 5 до 3 лет. Стоит помнить, обращение за помощью в наркологический диспансер – это возможность получить полное сопровождение и бесплатную помощь по полису. Это и дезинтоксикация, и последующая реабилитация. Минусы есть, не скрою. Человек, употребляющий наркотики, не сможет управлять транспортом, пока не будет снят с учета.

- Но это же логично! Люди в наркотическом опьянении представляют угрозу на дорогах.

– Естественно, и для того, чтобы восстановилась психика, нервная система и соматическое здоровье, и нужны эти три года.

- Может ли наркозависимый полностью вернуться к нормальной жизни? Что для этого требуется?

– Такие примеры довольно часто встречаются в нашей практике. Нельзя отрицать, что многие ребята, снятые с учета, имеют необратимые изменения в здоровье, инфицированы гепатитом или ВИЧ. Они вряд ли смогут полностью восстановиться физически, но находят в себе силы и желания начать жить заново, устраиваются на работу, у них появляются семьи. Есть те, кто начинает свой бизнес и очень успешен в этом. Говорят, нет выздоровления при наркомании и алкоголизме, но такие истории встречаются у нас регулярно. Мы за этих ребят очень рады.

- А это не исключение из правил?

– По статистике, трехлетние и более длительные ремиссии наблюдаются у 11 процентов пациентов. Это не так много. Но это те ребята, которые регулярно наблюдались и подтверждали слова анализами.

- Как научить наркомана жить трезво? Можно ли получить лечение без постановки на учет?

– Да, наркологическую помощь можно получить конфиденциально. В этом случае лечение будет платным, но у нас государственное учреждение и низкие цены. Однако анонимность имеет свои границы. Если человек много лет употребляет, он мог быть лишен водительского удостоверения, освидетельствован на посту медэкспертизы, его могли привозить к нам полицейские. Информация о нем имеется, и в этом случае разводить анонимность смысла нет.

На первичном приеме врач определяется с объемом помощи. Чаще всего необходимо стационарное лечение – дезинтоксикация и последующая медико-социальная реабилитация. Она становится обязательным условием, ведь наркомания – чрезвычайно серьезное заболевание. А при современных наркотиках – солях и спайсах – недостаточно нашего участия, нужна помощь психиатра. Это очень тяжелые больные.

- В чем состоит реабилитация?

– С больным, кроме врачей, работают психологи, назначаются медицинские препараты и физиолечение. Также присоединяется социальный работник, в процесс реабилитации вовлекаются группы самопомощи – анонимные наркоманы, матери против наркотиков. Пытаемся вернуть больного в социум.

- Наверное, мало лишь усилий врачей и групп поддержки.

– Здесь требуется огромное внимание уделять работе с семьей. Это одно из слабых мест лечения. Часто родители не хотят участвовать в этом процессе. Они устали и желают узнать, сколько им еще мучиться, сколько их ребенку осталось жить. Для меня, как для врача и матери, это странно. Ведь в наркоманы просто так не уходят. Значит, отношения с подростком изначально складывались так, что он отдалился от родителей – физически или морально. Он нашел поддержку и любовь в компании, где ему предложили наркотики. Иногда связь между родителями и ребенком вообще не прослеживается. И она вряд ли появится потом.

Некоторые запихивают ребенка в кабинет: «Вылечите его, вот сейчас госпитализируйте, поместите туда-то», а он не хочет лечиться. И начинается: «Почему вы с ним сделать ничего не можете! Что за государство такое дурацкое, что не дает возможности лечить против желания». Весь смысл таких обращений – избавиться от больного. Такие родители в совместной терапии принимать участие не намерены.

- Это касается и матерей, и отцов?

– Если мать как-то пытается помочь, ездит с больным по врачам, то с отцами ситуация сложнее. Бывает, что они даже с врачом разговаривать спокойно не могут. Крики, скандалы, угрозы убить, вывезти в лес, найти автомат. И тут ты понимаешь, что при таком сопровождении шансов уйти от наркомании у больного нет. Потому что такая обстановка будет преследовать человека дома.

Мы всегда рады помочь родителям, которые правильно представляют себе процесс лечения. Которые поддерживают детей во время прохождения курса, ходят в группы самопомощи, работают с психологами. Есть те, кто трудоустраивает детей к себе, помогает им продвигаться, проводит вместе много времени. Они переходят от нотаций и упреков к конкретной помощи. И здесь результат будет.

Надо понимать, что наркомания – не ОРЗ, не надо строить иллюзий, что лечение пройдет быстро и легко. Человек лечится, срывается – и опять надо лечиться. При этом каждый срыв может стать шагом к выздоровлению.

- К тому же надо учитывать, что против воли пациента его никак не вылечить.

– По закону о психиатрической помощи у нас законодательство прописано самостоятельное обращение за лечением. Пациентов не сделать счастливыми против их воли. Принудительно к нам тоже обращаются – по решению суда. Мы проводим обследование, ставим на учет. Бывает, что в начале лечения мотивация к воздержанию нулевая, а потом она появляется.

— Я слушаю вас и понимаю, что человеку реально заново стать членом общества. Но ведь даже при таких обнадеживающих данных многие предпочитают гробить себя дальше.

– Да, происходит и так. И самое страшное, что уходит время, благоприятное для лечения. А последствия становятся все тяжелее. Со временем человек теряет способность даже себя обслуживать. Именно поэтому я говорю: не надо настраиваться на то, что кто-то приедет и заберет вашего сына или дочь. Центры, которые так делают, заинтересованы лишь в деньгах и бесплатной рабсиле. Такое лечение не будет эффективным.

— Наркологам приходиться бороться с последствиями солевой и спайсовой наркомании. Правда ли, что она сильнее разрушает организм, чем даже героиновая зависимость?

– Последствия приема тех или иных наркотиков несравнимы. При курении спайса, может, и не появится гепатит С, но достаточно того, что психика и интеллект уже никогда не восстановятся. Раньше не было такого, чтобы смерть наступала от однократного приема, буквально на полувдохе. Последние случаи показали: люди не успевали даже вдохнуть, их дыхание останавливалось. Видите, наркотик внутривенно не вводили, но последствия не менее опасны.

- Некоторые прогрессивные родители считают, что ребенку-подростку нужно разрешить попробовать все, потому что предостережения против вредных привычек — голословны. Вы согласны?

– Бывало, что ко мне приходили и спрашивали: «Неужели вы сами не пробовали курить травку? Что в этом такого? Ну покурил, что его теперь в наркоманы записывать?» Я была очень удивлена, что родители могут лояльно относиться к подобным экспериментам. И хорошим это явно не закончится. Понятно, что и установки в семье не верные, фактически, ребенок в опасности.

- Как понять, что близкий вам человек принимает наркотики? Об этом много написано, но вдруг появилось что-то новое.

– Начиная принимать наркотики, человек меняется. Его жизнь делится на до и после. Меняется его отношение к окружающим, он становится скрытным, равнодушным к проблемам близких. У человека появляются новые друзья, тайные разговоры, переписки, в доме пропадают вещи и деньги. У него может отмечаться сонливость, заторможенность или повышенная активность, необъяснимое возбуждение, нарушение сна, похудание, следы от инъекций, хотя наркоманы их часто маскируют. Больной переживает периоды страхов, галлюцинаций, слуховых расстройств, под действием солей он может раздеться, куда-то идти. У человека может появиться страх темноты, закрытой двери, панические припадки.

По своему химическому составу наркотики очень опасны и агрессивны. Они накапливаются в организме, а затем сдает печень, почки, легкие и другие органы. И наркоманы, которые не обращаются за помощью, долго не живут.

интервью, наркомания, медицина, врач

Просмотры: 274

Комментарии