Юрий Конев: Наша общая цель – стабильное развитие АПК

Автор: Иван Литкевич

Тюменские единороссы включились в реализацию партийного проекта «Российское село», рассчитанного на 2017–2022 годы.

Grey

Тюменские единороссы включились в реализацию партийного проекта «Российское село», рассчитанного на 2017–2022 годы. Амбициозная кампания, включающая в себя целый спектр различных направлений – от подготовки кадров до возрождения целых деревень – призвана вывести российский агропром в лидеры мирового рынка продовольствия. Подробнее об этом в совместном проекте еженедельника «Вслух о главном» и Тюменской областной думы «Реальные дела фракции» рассказал координатор проекта «Российское село» в Тюменской области, заместитель председателя думского комитета по аграрным вопросам и земельным отношениям, член фракции «Единая Россия» Юрий Конев.

– Юрий Михайлович, к реализации каких пунктов партийного проекта Тюменская область может приступить уже сейчас?

– Например, к развитию производства овощей закрытого грунта. Тюменская область эту проблему решает, у нас вновь построены 16 га теплиц, но в масштабах страны это вопрос все еще стоит очень остро. Российским регионам поставлена задача – ежегодно увеличивать на 15% мощности по производству овощей закрытого грунта.

Еще одна проблема касается мелиорации земель. В регионе лишь одно предприятие «КРиММ» участвует в специальной федеральной программе. Прежде просто не возникало ситуации, когда область не могла бы предоставить землю инвесторам, ее всем хватало. Сегодня ситуация изменилась в корне. Даже в таких районах, как Юргинский и Аромашевский районы, встала проблема свободных земель.

Необходимо проанализировать ситуацию и выяснить, сколько земель можно ввести в полезный оборот. Надо решить, что делать с бывшей пашней, которая сейчас заросла. Местами ее подтопило, и она заболотилась. План мелиорации необходимо разрабатывать для каждой конкретной территории. Например, на тех землях, где высокий уровень грунтовых вод, надо делать каналы и осушать почву.

– О каком объеме земель может идти речь?

– По нашим подсчетам можно ввести в оборот еще около 20% по отношению к показателям советского периода. Это задача непростая. Речь идет не только о землях, которые могут пригодиться для пахоты. Где-то, кроме пашни, надо решать проблемы с пастбищами. Есть проблемы и по полям с многолетними травами для выращивания кормов для скота.

– На всероссийском форуме «Российское село» в Москве вы затронули животрепещущую тему – увеличение средств на льготные кредиты товаропроизводителям.

– Да, я поднимал этот вопрос. Дело в том, что Тюменская областная дума по инициативе аграрного комитета обращалась в Министерство сельского хозяйства с тем, чтобы увеличили средства на льготные кредиты, в частности для малых форм хозяйствования. Например, льготные кредиты в этом году были выданы крупным сельхозпроизводствам, но не личным подсобным и фермерским хозяйствам, тогда как заявки есть и от них. Министерство сельского хозяйства просит правительство России выделить 36 млрд рублей, на сегодня согласовано 25 млрд рублей. Вопрос решается, вероятно, будут дополнительные средства.

– Проблемы кооперации в агропромышленном комплексе по-прежнему остры?

– За счет бюджета мы поддерживаем кредитную кооперацию оборотными средствами. Во многом благодаря развитой кредитной кооперации уверенно держатся на плаву личные подсобные и крестьянско-фермерские хозяйства. Что касается потребительской и сбытовой кооперации, проблемы в регионе более серьезные. Губернатор Владимир Якушев в своем ежегодном послании подчеркивал, что мало произвести продукцию, нужно ее реализовать. Ни КФХ, ни ЛПХ в должной мере сделать этого не могут. Везти одну тушу из отдаленного района в Тюмень на ярмарку невыгодно. Дорога обойдется дороже, чем будет стоить само мясо. Эта проблема и решается за счет кооперации.

Но этому направлению не хватает кадров. Возглавлять сбытовой кооператив должен менеджер, который хорошо знает рынок, договорную систему, направления поставок продукции, понимает, где более развита заготовка мяса, молока, овощей, дикоросов. К сожалению, у нас таких людей мало, и мы их почти не готовим. Аграрный университет лишь недавно начал подготовку таких специалистов.

Кроме того, остро стоит вопрос хранения. Например, мало собрать картофель, нужно его где-то хранить. Положительный пример – фирма «КРиММ», которая строит хранилища. Но это крупное предприятие, а что делать мелким игрокам? Тем более что цена нестабильна: один год выдается урожайным – цена падает, другой год неурожайный – цена растет. Решить проблему могло бы создание крупного перерабатывающего предприятия, которое нуждалось бы в продукции всегда и обеспечивало тем самым стабильность. Пока в Тюменской области переработка в зачаточном состоянии. Но сдвиг наметился.

– Насколько мелкие хозяйства готовы к такой форме существования?

– Конечно, есть загвоздка в менталитете людей. Они готовы производить и продавать продукцию, но их не устраивает цена, которую им предлагают. Между тем никогда цена продукции у закупщиков кооператива не будет сравнима с той, которую мы видим на базаре. Если хочешь предлагать свою цену, сам стой и продавай, дело-то хозяйское. Нужно же понимать, что кооператив забирает продукцию, ему надо перевезти ее, разместить на складе, подготовить к продаже и только потом реализовать. Отсюда и разница в ценах.

– Тот же форум «Российское село» в очередной раз обозначил проблему взаимодействия крупных торговых сетей и производителей. В чем их суть?

– Главный вопрос касается возврата сельхозпродукции производителю. Магазины не рассчитывают объем своих продаж, заказывают продукции больше, чем могут продать, и возвращают ее с истекшим сроком годности. В итоге производители несут финансовые потери. Это положение нужно менять. В Тюмень я привез анкеты, которые позволяют выяснить отношение товаропроизводителей к закону о торговле. После того, как мы опросим людей на местах, анкеты отправятся в ЦИК партии «Единая Россия».

– То есть в этой сфере тоже накопились проблемы?

– Впервые аграрный комитет областной думы поднял этот вопрос еще восемь лет назад. Тогда крупные федеральные торговые сети имели на своих прилавках не более 10% тюменских продуктов и отмахивались от нашего производителя. Взаимоотношения были очень сложными. Плюс ко всему бытовало мнение, что рынок все расставит на свои места. Практика показала, что это не так. Пришлось вмешаться и исполнительной власти. Был создан департамент потребительского рынка, который точечно занялся этой проблемой.

Нужно сказать, что сегодня ситуация кардинально изменилась. Не только потому, что торговые сети стали более сознательными, но и потому, что прекратился импорт сельскохозяйственной продукции из-за рубежа. После введения продуктового эмбарго полки магазинов начали пустеть. Особенно это коснулось сельхозпродукции. Тогда торговые сети были вынуждены начать работать с нашими производителями. 40% и более продуктов, которые можно найти в магазинах, произведены в Тюменской области. Проблема взаимодействия производителей и продавцов исчезла.

– Но и идеальным это взаимодействие по-прежнему назвать нельзя.

– Разумеется, остаются некоторые вопросы в финансовых взаимоотношениях сторон. Например, сроки выплаты средств за поставленную продукцию. Производитель делает поставку сегодня, а деньги ему перечисляют через месяц, а то и позднее. Для многих производителей такая схема довольно болезненна. Это тот вопрос, которым аграрный комитет облдумы вынужден продолжать заниматься.

- Известно, что Тюменская областная дума предлагала федеральному центру свои предложения к поправкам к закону «О торговле» для улучшения ситуацию в этой сфере. В чем они заключались?

Во-первых, мы предлагали ограничить торговую наценку уровнем в 15%. Нам ответили, что это не рыночно. Затем мы предложили обязать органы статистики собирать и анализировать три показателя – по какой цене закупается сырье, до какой цены его увеличивает переработка и по какой цене конечный продукт оказывается на полке. Это позволило бы всем видеть, кто на чем зарабатывает. Пока этот вопрос не урегулирован.

Получается, что производитель молока, например, видит, что у него принимают продукцию по цене 15 рублей за литр, а в магазине 900 грамм молока стоит 40 рублей. Конечная наценка может превышать 40%. Ему это кажется несправедливым. Проблема не решена, вопрос остается открытым. Пока наши предложения в Москве не проходят, так как федеральные сети тоже активно борются за свои интересы.

– Возможно ли на региональном уровне влиять на ситуацию?

– Это очень сложно, так как у большинства торговых сетей руководство находится не в Тюмени, а то и вовсе не в России. В Тюмени принимать решения некому. Тот, кто работает здесь, всегда может сказать: я человек подчиненный, мне пришла команда сверху, поэтому я поступаю так, а не иначе. Это объяснимо. Регион со своей стороны делает все, что касается контроля над качеством продукции, следит, чтобы не было нарушений.

Убежден, прежде чем отводить землю под строительство федеральных торговых центров, необходимо ставить сетевикам условия. Например, заранее определить долю тюменских продуктов на полках. Это можно было делать, но не сделали. А торговые сети такое соглашение подписали бы, потому что они стремятся в Тюмень, зная, что у нас высокая покупательная способность: здесь сети зарабатывают большие деньги.

– Каковы сегодня, по-вашему, главные задачи российского АПК?

– Их две: обеспечить продовольственную независимость государства и стать одним из лидеров на мировом рынке продовольствия; преодолеть разрыв между уровнем жизни городского и сельского населения, обеспечить достойную и комфортную жизнь на селе. И Россия, и Тюменская область не должны уйти в стагнацию и начать снижать уровень производства собственной сельхозпродукции. Об этом неоднократно говорил и глава региона. Стабильное развитие АПК и социально-экономической сферы – вот наша общая цель.

Свежие тюменские видео в Telegram! Подписывайся!

https://t.me/tyumen_time

облдума, депутаты, партии, Единая Россия

Просмотры: 70

Комментарии

Читать далее