Альберт Суфианов: У нас есть авторские технологии, которых нет даже в Европе и Америке

Автор: Иван Литкевич

Доктор реализует в Тюменской области проект партии «Единая Россия» «Жизнь в ясном сознании».

Grey

Бытует мнение, что эпилепсия – недуг, с которым невозможно бороться. Обратное каждый день своей работой доказывает Альберт Суфианов, депутат Тюменской областной думы и главный врач Федерального центра нейрохирургии. Доктор реализует в Тюменской области проект партии «Единая Россия» «Жизнь в ясном сознании». В совместной рубрике еженедельника «Вслух о главном» и Тюменской областной думы «Реальные дела фракции» Альберт Суфианов рассказал о подробностях проекта и подвел его промежуточные итоги.

- Альберт Акрамович, вы идейный вдохновитель проекта «Жизнь в ясном сознании». Почему вы особым образом взялись за лечение эпилепсии?

– Дело в том, что это одно из самых распространенных хронических неврологических заболеваний человека. Около 1% россиян страдают эпилепсией, цифру можно назвать огромной. При этом доступность диагностики, лечения, профилактики очень ограничена, так как специализированных центров крайне мало. Проект призван обратить внимание общественности на проблему и сделать реальные шаги по ее разрешению.

Что касается медпомощи детям в России, то над этим вопросом нужно еще очень серьезно работать. Например, детских отделений нейрохирургии в стране так мало, что их можно пересчитать по пальцам. Большая проблема провести диагностику головного мозга ребенку, например, сделать МРТ. В работе с малышами существует своя специфика, к сожалению, это редко учитывается, и над этим нужно серьезно работать.

Цель проекта – повысить доступность квалифицированной медицинской помощи – диагностики, лечения, реабилитации и профилактики, для пациентов с эпилепсией и перенесенными заболеваниями нервной системы. Мы ставим перед собой задачу запустить в работу ЭЭГ-кабинеты, помочь в организации подготовки кадров, привлечь внимание к этому проекту заинтересованные структуры, СМИ, общественность.

- Проблема эпилепсии актуальная для Тюменской области?

- Распространенность эпилепсии в Тюменской области среди детей составляет 3,8 случаев на тысячу человек, среди взрослых – 2,4 на тысячу. Среди детей, страдающих эпилепсией, подавляющее большинство – 88% те, кому не исполнилось 15 лет.

- Насколько в современном мире благоприятны прогнозы по лечению эпилепсии?

– До сих пор некоторые профессионалы считают, что эпилепсия – страшный неизлечимый недуг. На самом деле это не так. В последние годы резко выросла эффективность диагностики заболевания. Из 100% случаев эпилепсии 70% можно лечить современными препаратами, а 30%, когда лекарства не помогают, можно лечить хирургическим вмешательством. Хирургия улучшает состояние, снижает дозу необходимых препаратов, а в ряде случаев вообще излечивает пациентов.

Еще одна проблема заключается в том, что в России очень много запущенных случаев эпилепсии: врачи прописали какие-то лекарства и махнули рукой. Однако именно ранняя диагностика и передача пациента специалистам, способным излечить, возвращает человека в строй. Это особенно касается эпилепсии в детском возрасте. Часто недуг прячется под маской других заболеваний, например, ДЦП. Но при правильной своевременной диагностике оперативное вмешательство может полностью избавить человека от припадков. Это должно произойти как можно раньше. Не в 15–20 лет, когда мозг пациента уже изможден, а в детском возрасте.

Поэтому качественное своевременное обследование, правильный отбор пациентов, максимально короткая длительность заболевания несет в себе залог наилучшего исхода хирургического лечения эпилепсии. Наш центр нейрохирургии оборудован новейшим высокотехнологичным оборудованием, обеспечен высококвалифицированными кадрами. Мы можем помочь пациентам с эпилепсией, дав им шанс на выздоровление и возможность вести полноценную жизнь.

- Партийный проект «Жизнь в ясном сознании» реализуется на базе Успенского детского психоневрологического дома-интерната. Почему было выбрано именно это учреждение?

- Из 360 воспитанников Успенского дома-интерната более 100 страдают эпилепсией и регулярно наблюдаются у врачей. Из них способны к самостоятельному перемещению 33 ребенка, ползающих – 10 детей, лежачих – 69 детей.

Этих ребятишек нужно особым образом обслуживать. Это очень тяжелый контингент. Им требуется постоянный мониторинг: необходимо следить, как проходят припадки, как действуют лекарства и т.д. Возить этих детей на приемы к врачам сложно. Для каждого такого выезда требуется анестезиолог, специальный транспорт, отдельная бригада врачей. Дети маломобильны, с особенностями психики, с особым эмоциональным фоном, поэтому им тяжело выдерживать длительные поездки и нахождение в очередях, да и сами обследования – процесс трудоемкий и для детей дискомфортный.

Поэтому у меня сразу возникла мысль: раз такая концентрация больных детей в Успенке, не легче ли организовать лечение там? Так появилась идея партийного проекта. Начали его реализовывать и успешно двигаемся в этом направлении. Успенский дом-интернат стал стартовой площадкой для организации кабинета ЭЭГ-мониторинга, так называемой эпилептологической службы. Потребность в кабинете электроэнцефалографического мониторинга в учреждении велика и из-за его отдаленности от города, и в связи с очередностью обследований. В перспективе при успешной реализации проекта ЭЭГ и длительный ЭЭГ-мониторинг смогут пройти не только воспитанники учреждения, но и другие дети Тюменской области, нуждающиеся в нем.

- Сколько воспитанников Успенского дома-интерната уже получили вашу помощь?

– С этим учреждением мы сотрудничаем давно. За шесть лет прооперировано более 20 детей. У кого-то приступы прошли совсем, у кого-то стали появляться значительно реже. Мы довольны, но поняли, что им необходимо последующее сопровождение. Тогда можно добиться лучшего эффекта. Думаем о том, что в перспективе туда смогут приезжать маленькие пациенты со всего Уральского федерального округа, а спектр услуг можно расширить, чтобы оказывать помощь не только больным эпилепсией, но и с другими заболеваниями.

- Все ли оборудование из задуманного поставлено в Успенский дом-интернат?

– Для реализации проекта были выделены средства – 1 млн 637 тыс. 909 рублей, на которые приобретено медицинское и реабилитационное оборудование. Но это только начало. Оборудование и лицензирование кабинета для ЭЭГ, кабинета длительного ЭЭГ-мониторинга, кабинета эпилептолога, то есть организации эпилептологической службы – процесс не одного дня. В настоящее время реализуется подготовительный этап. В первую очередь необходимы помещения в соответствии со всеми требованиями и нормами. Уже заканчивается подготовка проектно-сметной документации на проведение необходимых работ, а затем будет планироваться приобретение оборудования для работы диагностической службы.

- Сколько средств будет направлено на реализацию проекта в этом году?

– Примерно такая же сумма. В прошлом году основной упор мы сделали на закупку реабилитационного оборудования. Оно необходимо для тех детей, которых уже прооперировали. Оценив ситуацию, мы определили, какое именно оборудование для этого требуется, и приобрели его. Сейчас, как я уже сказал, движемся в сторону создания эпилептологической службы. Это более сложный процесс, потому что он требует не только покупки техники, но и определенной реконструкции помещений, лицензирования, дополнительной подготовки кадров. Проект комплексный, мы шаг за шагом идем к его реализации.

- Партийный проект поддерживается только за счет вашего депутатского фонда?

– На начальном этапе, да. Но я очень надеюсь, что в скором будущем появятся и другие источники финансирования. Я как специалист в сфере нейрохирургии оцениваю самые болевые точки именно в этой области и направляю на решение проблем средства целенаправленно и адресно.

- Почему вы, будучи депутатом, вынуждены заниматься решением этого вопроса?

– Есть депутаты, которые более сильны в законотворчестве. А я имею спецподготовку в здравоохранении, я – организатор здравоохранения. Мне проще и легче оценить все нюансы в этой отрасли. Я понимаю, как можно улучшить состояние здоровья населения. Поэтому и занимаюсь этим.

Для борьбы с эпилепсией в западных странах существует целая система. Вообще это очень дорогое удовольствие. Реально заниматься борьбой с эпилепсией могут позволить себе только высокоразвитые страны. Для этого требуются очень большие вложения. Нужна серьезная подготовка первичного медицинского звена, необходимо создание сети специализированных кабинетов, специализированных лабораторий. Не говоря о хирургии.

Хирургия – это отдельная тема. Это направление требует организации совершенной диагностики, подготовки суперспециалистов, применения супертехнологий. Так получилось, что в Тюменской области все звезды сошлись, и у нас организовали Федеральный центр нейрохирургии. Мы не сразу начали заниматься эпилепсией. Но у меня была давняя мечта: со дня основания ФЦН я был уверен, что мы начнем бороться с этим заболеванием. Я понимал, что это непросто. Но в течение пяти-шести лет целенаправленно шаг за шагом шел к хирургии эпилепсии.

- Как вы решили кадровый вопрос при реализации партийного проекта? В доме-интернате обучен коллектив, наняты на работу узкие специалисты или там ведут выездную работу доктора ФЦН?

– Для того чтобы кабинет ЭЭГ-мониторинга заработал, необходимо получить лицензию, а для этого в свою очередь необходимо соблюсти ряд требований. В том числе и обеспечить учреждение профильными специалистами. Мы планируем обучить врачей и медицинских сестер для непосредственной работы в ЭЭГ-кабинете.

Начиная работать в Федеральном центре нейрохирургии над вопросом эпилепсии, я в первую очередь занялся подготовкой кадров. Отобрал специалистов, которые способны к этому. Это должны быть люди с хорошим уровнем IQ, с большим желанием, фанаты своего дела. Потому что эпилепсия – очень тяжелое заболевание. Мы создали лаборатории, повысили эффективность диагностики. Успешно взаимодействуем с ведущими российскими и зарубежными клиниками. Целыми бригадами отправляли людей на обучение.

Теперь у нас есть свои авторские технологии, которых нет даже в Европе и Америке. Они значительно улучшают лечение эпилепсии, особенно у детей. Например, те операции, которые проводят в обычных клиниках на Западе на открытом мозге, в нашей клинике могут сделать через прокол с использованием эндоскопических техник. Это значительно улучшает результаты операций и выводит ФЦН в Тюмени по хирургическому лечению эпилепсии на лидирующие позиции в мире.

- Теперь уже к вам ездят учиться?

– Да. По эпилепсии мы организуем и проводим специальные мастер-классы с привлечением ведущих специалистов мира. Лучшие врачи в Тюмень приезжают и проводят комплексное обучение не только хирургов, но всех специалистов, которые задействованы в лечении, – реаниматологов, анестезиологов, нейрофизиологов.

- А кто те специалисты, кто приезжает на учебу в Тюмень?

– Вы знаете, они также представляют практически весь мир. За пять лет проведено более 30 международных мастер-классов, проучено более 700 врачей из более 25 стран мира, включая Англию, США, Бразилию, Китай, Индию. География колоссальная. Наши авторские технологии очень востребованы в мире. У меня есть мечта сделать Тюмень медицинской Меккой. Чтобы люди ездили лечиться не в Израиль или в Германию, а в Тюмень. То же самое касается и образования. Хочется, чтобы Тюмень стала инновационной образовательной площадкой в области нейрохирургии и была признанным лидером в этой сфере.

- Что для этого необходимо?

– Для этого уже практически все есть. Мы серьезно заявили о себе. Тюмень знают во всем мире. Многие люди из других стран, увидев наш центр, вдохновились и открыли подобные центры. Например, такой же нейрохирургический центр создан в Непале. То есть пошел мировой процесс, который мы инициировали. Настолько это вдохновляет людей.

- В Федеральный центр нейрохирургии приезжают лечиться пациенты и из других регионов. А как организована эта работа?

– ФЦН построен в 2010 году в рамках национального проекта «Здоровье». Если у пациента есть паспорт гражданина России, то этого уже достаточно, чтобы попасть к нам за счет федеральных средств для проведения операции. Человек с заболеванием, требующим хирургического вмешательства, может обратиться за помощью по месту жительства. Если его диагноз подтвердится, то региональный департамент или Минздрав направит пациента в ФЦН. Его включат в федеральную квоту и бесплатно прооперируют. В случае, когда человеку требуется более скорая помощь, мы готовы провести заочную консультацию. Для этого существует специальная страница на сайте ФЦН. Через эту страницу можно послать нам снимки, заполнить короткую справку о себе и получить исчерпывающие ответы на любые вопросы. Врачебная комиссия примет решение и направит пациенту ответ о госпитализации. То есть человек, живущий, например, на Сахалине, может заочно решить свой вопрос и получить приглашение на операцию.

За время существования нейрохирургического центра проведено более 20 тысяч операций пациентам из более 80 российских регионов и 13 стран ближнего и дальнего зарубежья. Из общего числа пролеченных около 600 пациентов с диагнозом эпилепсия были госпитализированы, из них более 305 получили хирургическую помощь. Федеральный центр нейрохирургии в Тюмени – лидер по эффективности лечения эпилепсии пациентов детского возраста в России. С 2012 года здесь прооперировали более 25 ребят из Тюменской области, а в целом к нам обратились пациенты еще из 25 регионов России, а всего детям с диагнозом эпилепсия мы провели более 160 операций. В центре работает кабинет катамнеза, где собрана вся медицинская информация о пациентах. Здесь врачи проводят контрольные обследования после выписки, оценивают результаты лечения.

- Наверняка многие пациенты вынуждены приезжать в Тюмень с родными. Какие условия созданы для тех, кто сопровождает больных?

– В наш центр пациент младше 14 лет может госпитализироваться в сопровождении одного взрослого, которому предоставят койко-место в центре, а если кому-то из родственников нужно временное проживание, то в Медицинском городе есть пансионат. Мы даем его координаты, и родственники больных могут там поселиться. Но по большому счету сопровождающие пациенту не нужны. Дело в том, что человеку, у которого поврежден мозг, нужен специальный уход. Наши медсестры и наши санитарки постоянно обучаются этому и профессионально растут. Как правило, мы сообщаем родственникам, что когда мы прооперируем и стабилизируем пациента, его можно будет забрать. А в процессе лечения сопровождение не требуется. Лучше этим займутся специалисты, которые хорошо в этом разбираются.

- Есть ли у Федерального центра нейрохирургии ресурс для расширения, чтобы можно было оказывать помощь еще большему числу пациентов?

– Мы уже работаем на максимуме: проводим более 3,7 тыс. операций на 95 койках. Нигде в мире не делают столько. Скажу, что такие показатели при таком коечном фонде не достигаются даже в ведущих клиниках нашей страны. Мы работаем на максимуме за счет того, что у нас используются малотравматичные технологии. Это особенность нашего центра. Если расширяться, то нам потребуется строить дополнительное здание.

- Это реальная перспектива?

– Пока нет. Мы обратили внимание Минздрава на то, чтобы рядом с ФЦН построили реабилитационный центр. Это бы сильно помогло. Тогда смогли бы увеличить число операций. Мы оперируем пациентов, но куда их переводить после? Это целая проблема. Федеральных реабилитационных центров в стране практически нет.

- Вернемся к партийному проекту. Известно, что руководители социальных учреждений общаются к вам с просьбами о том, чтобы вы такие же условия для лечения эпилепсии как в Успенке создавали в других местах. Насколько это вероятно?

– Пока у нас пилотный проект. Пусть это и небольшое начинание, но его необходимо довести до конца и показать результат. Если результат понравится, то, я уверен, департаменты здравоохранения и социального развития Тюменской области подхватят инициативу и реализует ее в еще большем масштабе. Наш партийный проект рассчитан до 2020 года. Убежден, что до этого времени в Успенке можно воплотить все задуманное в очень хорошем виде.

К сожалению, детским здоровьем заниматься очень сложно. Ребенок не расскажет и не покажет, что его беспокоит. Лечить его тяжело. А я считаю, надо заниматься именно детьми. Особенно детьми с ограниченными возможностями. Я уже вложил силы и душу в борьбу с эпилепсией, потому решил хотя бы в Успенке создать замкнутый цикл – диагностику, лечение и реабилитацию. Прооперированных детей мы не бросаем, а следим за их здоровьем и в дальнейшем. Наши специалисты всячески помогают работникам Успенского дома-интерната, чтобы результаты лечения были максимальными.

- А после 2020 года реализация проекта продолжится?

– Так далеко я не заглядываю. Но надеюсь, что продолжится. Если останусь депутатом, обязательно расширю проект. Уверен, что его нужно тиражировать по всей Тюменской области. Мы сэкономим много бюджетных денег – не нужно будет отвлекать целые медицинские бригады, не нужно будет детей далеко возить на лечение. В местах, где сконцентрированы такие больные, и нужно развивать подобные службы медицинской помощи.

депутаты, облдума, партии, Единая Россия

Просмотры: 166

Комментарии

Читать далее