Тюменский экоактивист Юлия Кондинкина: Ребята, у нас нет другой планеты

Автор: Ольга Никитина

Юлия рассказала, как пластиковая крышечка дисциплинирует человека, зачем нужны рисунки на деревьях и почему она не убирает за своей собакой.

Grey

Однажды тюменский режиссёр Юлия Кондинкина сломала ногу. Как ни странно, но именно это стало катализатором в цепи событий, которые привели тюменку к отказу от мехов, «партизанскому» садоводству и созданию экодвижения «Зелёный хоровод». Сегодня мало кто в Тюмени не слышал о сборе крышек или лесных субботниках. Также участники экодвижения помогают птицам, раздельно собирают отходы и занимаются экопросвещением. Юлия встретилась с обозревателем «Вслух.ру» и рассказала, как пластиковая крышечка дисциплинирует человека, зачем нужны рисунки на деревьях и почему она не убирает за своей собакой.

Путь к пуховику

Юлия родилась в Тюмени, но несколько лет прожила в Нефтеюганске. Когда после школы она вернулась в родной город, папа сказал: бухгалтерия – это круто. Кондинкина два года отучилась на бухгалтера, но однажды, сидя на экономике, оглянулась вокруг и поняла – это все не её. Ушла в режиссуру, пять лет училась в институте культуры, тогда – академии, у мастера Марины Жабровец. После была семилетняя череда КВНов, директорство в студенческом клубе вуза. Но произошел некий слом, в вузе сменился ректор и перестала существовать команда КВН.

«Я решила, что мне тоже нужно уйти. Ушла в никуда, полгода маялась без дела, а потом сломала ногу. Это был период ямы, иногда такое нужно пережить. Полгода костылей, тростей, плюс 25 килограммов. Я была толстая и ненавидела себя. Тогда решила, что нужно худеть, разрабатывать ногу и пришла в йогу», – говорит Юлия.

Через три месяца наступила осень. Наша героиня заглянула в шкаф и почувствовала: оттуда воняет трупами. «Это было мистическое знамение. Я поняла, что не могу носить дублёнки и кожаные плащи, и все передала сестре. За три тысячи купила синтепоновый пуховичок и вязаную шапочку. Сейчас индустрия моды хорошо продвинулась, можно купить одежду, не принося вред окружающей среде», – считает она.

Следующим шагом было желание «почиститься» во время Великого поста. В это же время Юлии попадается хоум-видео под названием «Цена бифштекса». «Меня просто вывернуло, и вот уже 10 лет я вегетарианка. Сомневалась, что смогу жить без суши – смогла! Сейчас кручу себе роллы из овощей», – уверяет тюменка.

Ее путь к экологическому сознанию был непрост. А как же родилось решение приступить к общественной работе? «Тогда я уже полгода преподавала йогу, и определенный круг людей ходил ко мне постоянно. Как-то я им говорю: поехали пить чай на природу, но сначала мы уберем поляну. Купила пакеты и перчатки. Это был холодный майский день, потому мы не особо чаевничали, а больше прибирались. Нас было шесть человек, это дало старт «Зелёным субботникам», которые ведутся до сих пор».

В течение трех лет Юлия проводила эти субботники, собирая людей через соцсети. И в какой-то момент поняла: нужно что-то большее. Тогда и родился «Зелёный хоровод». «Это не зарегистрированная организация, а группа общественных деятелей, которые пытаются привлечь внимание к экологическим проблемам. Никто из активистов не получает за это никаких денег, более того, на «Хоровод» уходит моя зарплата», – говорит Юлия.

Сейчас на грант, который движение выиграло в конкурсе «Моя идея», создается городская инфраструктура для сбора пластиковых крышек. Это будут контейнер-сетки в форме дерева – такая городская инфраструктура для сбора пластиковых крышечек «Скорее всего, установим их возле торговых центров под видеокамерами. Все смогут присоединиться к сдаче», – о торжественном открытии сеток «Хоровод» сообщит отдельно.

Эффект крышечки

Слоган направления по озеленению «Зелёного хоровода» звучит как «Собирай! Озеленяй!». Для того, чтобы озеленять, нужны саженцы и семена. И все это стоит денег. Юлия и её соратники решили зарабатывать на семенной материал, собирая пластиковые крышечки.

«Я узнала, что 8–10 лет назад в Турции парень начал собирать крышки на инвалидные кресла. Акцию тогда подхватила вся страна. Сейчас крышечки собирают 45 стран. И мы запустили свою акцию. На тот момент все это работало в экспериментальном режиме», – вспоминает Юлия Кондинкина.

Сбор крышек в тюменских школах – это инициатива «Зелёного хоровода». В январе 2017 года, в начале Года экологии, общественников пригласили на встречу с завучами и учителями школ. «В этой теме важен человеческий фактор: если есть человек, который горит и хочет продвигать идею внутри школы, то она будет жить. Надо сказать, есть школы, которые никак не отреагировали. А кто-то собирает и батарейки, и крышки. Я ни в коем случае никого не критикую, значит у них какие-то свои мероприятия», – рассуждает Юлия.

Почему же собирают именно крышки? Оказалось, что те сделаны из очень качественного пластика, и переработчикам интересно его получить. Стоит высыпать крышки в дробилку – и сырье готово. Из получившихся гранул потом делают совки и ведра, столы и стулья, другие вещи.

«Представляете, крышка разлагается 500 лет. Пять веков она будет валяться в земле! А еще они чудесно плавают, попадают в водоемы, птицы и рыбы принимают их за еду и погибают. Крышки все собираем!».

По словам Юлии, сбор имеет свой эффект. Эффект крышечки. Когда человек приучает себя складывать крышки в пакет, то вырабатывает привычку к раздельному сбору отходов, тем самым сохраняет ценные ресурсы планеты. «Когда все лежит в куче – это мусор, но когда все собрано раздельно – стекло, бумага, пластик, металлолом – это фракции, сырье, отходы, ценная вещь, которая нужна переработчикам. Потому нет понятия «раздельный сбор мусора», это раздельный сбор отходов», – говорит наша собеседница.

Следующий сбор крышек состоится 20 января, а потом – в мае.

Сорок гранатов в сметанных стаканчиках

В своей беседе мы обратились к той части слогана «Зеленого хоровода», где говориться про «озеленять». Хватает ли, на взгляд экоактивиста, деревьев в нашем городе?

«С озеленением история страшная, – считает Юлия Кондинкина, – город убранизируется, разрастается, деревья вырубают под паркинги, новые кварталы, под расширение дорог». У экодвижения есть идея – предложить городу озеленить дорожные развязки. Но это сложно, потому что непонятно, как к этому подступиться. «Обратите внимание, развязки имеют место для озеленения, но там почти всегда пустыри. А ведь здесь можно делать собачьи выгулы. Когда деревья поднимутся, будет неплохая шумоизоляция», – считает экоактивист.

В качестве варианта быстрого озеленения можно использовать тополя, которые за один сезон вырастают на 2–3 метра. «Для города тополь – вариант. Он улавливает много пыли за счет размеров листьев. Но его листья, взявшие много «грязи», быстро опадают, и все это попадает в землю. Однако для трасс и промышленных объектов тополь неплох». Конечно, есть еще и пирамидальные тополя, хотя выглядят они не слишком привлекательно. Но в сочетании с, например, шаровидной ивой пирамидальный выглядел бы интересно: палочка-шарик-палочка-шарик.

Компенсационные высадки, которые проводятся в нашем городе, не адекватны ущербу от вырубки, говорит Юлия Кондинкина. Поэтому в рамках «Хоровода» популяризируется так называемое «партизанское садоводство». Его в 60-х годах придумали хиппи, которые боролись с урбанизацией. Именно они начали лепить семенные бомбы из глины, земли и семян цветов и деревьев, сушили их на солнце и из рогатки стреляли по промышленным объектам, заброшенным пустырям, закапывали в старые клумбы.

«Мы присоединяемся к их делу и призываем: давайте вместе озеленять свои балконы, палисады! Найдите пустырь и посадите там что-нибудь, в жаркую погоду полейте. Принимайте участие в жизни города, не ждите, когда кто-то придет и посадит».

Необязательно покупать посадочный материал, его можно вырастить из косточек, считает Юлия. Домашние деревья – это же круто. В собственной квартире можно вырастить деревья из семечек любых фруктов, которые вы съели. «Чищу гранатовые семечки – у меня дома 40 гранатов в сметанных стаканчиках. А гранат, между прочим, занесен в Красную книгу России. Я не думаю, что он будет плодоносить, но лет через 6–7 это будет полноценное дерево». А еще у Юлии растут авокадо, манго, киви, лимоны и финиковые пальмы. С наступлением весны гранаты «поедут» жить на дачу. А тропические растения планируется выставить в подъезд.

Однако она признает, что молодые растения могут в любой момент погибнуть – их вытопчут дети или собаководы, которым все равно, где гуляет их собака.

«У меня тоже есть собака. И я принципиально не убираю за ней в пакетик. Я выбрала другую позицию. Изменю ее сразу, как только люди перестанут кидать окурки, которые разлагаются в земле 50 лет. Для сравнения – какашка разлагается один месяц. В этом моя принципиальная позиция», – Юлия выступает против ковров из окурков под каждым балконом и на светофорах, где люди ждут зеленого сигнала.

Рисунки на ранах

Разговор плавно подошел к теме разрисованных деревьев в сквере Комсомольском. Юлия живет неподалеку и в течение минувшего сентября приходила сюда создавать коллекцию милых картинок на стволовых морозобоинах (трещинах от мороза) и пеньках. Акция получила название «Начните замечать деревья». Картинки должны были не просто порадовать прохожих, но обратить внимание на имеющуюся проблему.

«Как родилась идея? Когда начинаешь видеть деревья, то не можешь не замечать морозобоины, раскрытые раны и спилы, которые должны быть закрашены садовым варом. Фирмы-подрядчики обрезают деревья так нещадно. Если дерево не аварийное, его лучше не трогать», – говорит она.

По подсчетам Юлии Кондинкиной, ведро садового вара, способного сохранить жизнь поврежденному дереву, стоит тысячу рублей, а двухметровый саженец обходится в десять тысяч. Деньги нужны на подготовку саженца, выкопанную яму, нанятых людей, подвязки, полив и другое обслуживание: «Потому у нас так мало зелени, и мы призываем партизанить».

Экоактивист изучала менталитет жителей других стран, там все направлено на сохранение имеющихся деревьев, а не на посадку новых. «Если взять Японию, там деревья сохраняют: чем старше дерево, тем выше охранный статус. Даже ограждение могут поставить. У нас в Тюмени деревьям, дай бог, лет 50. Но, знаете, в Метелёвской роще стоит кедровая сосна, которой больше 200 лет. Мы получили документ, что она находится в реестре старовозрастных деревьев России и нужно дать ей охранный статус. Но к кому обращаться, мы понятия не имеем», – рассказала экоактивист.

Не забудь КЛМН

Сейчас много говорят о безотходном потреблении, оно входит в моду, и это прекрасно. Как к этому относится основатель «Зелёного хоровода»? Реально ли оно, вообще, в наших условиях?

Оказалось, вполне. «Я вот такой маленький пакетик в неделю выбрасываю», – показывает Юлия Кондинкина. Один из эффективных способов сократить количество мусора – не пользоваться одноразовой посудой. Именно одноразовая тара и упаковка приносит экологии самый большой вред, ведь ее практически не перерабатывают.

«Возьмем стаканчик – все думают, что он бумажный. Но как из него не вытекает вода? Там есть две прослойки пластика. И отделять пластик от бумаги никто не станет», – утверждает Кондинкина.

Заменой псевдобумажным стаканам может стать термокружка или небольшой термос.

«Важно рассказывать об этом детям – и дети нас слышат. Они просят родителей на Новый год купить им термосы. Это позволит всегда носить с собой любимый напиток».

У «Зелёного хоровода» есть инфографика: «Отправляясь на природу, не забудь КЛМН». Эко-аббревиатура обозначает «кружка, ложка, миска, нож». «Ну и пакетик соды, чтобы посуду эту вымыть», – уточняет Юлия.

Существует набор универсальных действий, выполняя которые человек может вносить свой вклад в сохранение экологии. Например, можно заменить лампочки нагрева на светодиодные, выключать воду, когда чистишь зубы, принимать не ванну, а душ. Попробовать спускаться по лестнице, а не ездить на лифте. Использовать велосипеды и самокаты.

«Мой коллега Дмитрий Велижанин планирует раскручивать тему городских самокатов. Почему не подарить ребенку самокат? Это же круче гаджета, который через год окажется в куче хлама. Также это отличная тема для корпоративных подарков», – продвигает идею Юлия.

Куда деваются батарейки

«А будет вопрос про батарейки?» – интересует экоактивист еще до того, как я успеваю его задать. Утилизация отработанных элементов питания – настоящая боль для экологов всей страны.

Законодательно в России закреплен сбор батареек через ТСЖ и управляющие компании, но, по информации экоактивистс, большая часть из них в этом не заинтересована. «Они либо не принимают батарейки либо делают вид, что сами поместят их в экобокс, но выбрасывают с общим мусором», – рассказала тюменка.

Дело в том, что герметичный, защищающий от вредного влияния экобокс обходится управляющей компании в сумму от 30 до 50 тысяч. К экобоксу должен «прилагаться» человек, который прошел специальные курсы по утилизации и хранению опасных отходов. Дальше – нужна фирма, которая будет по звонку забирать накопившееся «добро». А это все стоит денег.

Без особых усилий за год «Хоровод» собрал около полутора тысяч килограммов батареек. Полторы тонны. Одну партию удалось отправить в прошлом году на завод – челябинский «Мегаполисресурс». За утилизацию нынешних объемов нужно заплатить 130 тысяч – за каждый килограмм завод просит 110 рублей. Это кажется очень странным: завод получает ресурс, которым впоследствии распоряжается, а ему за это еще и платят.

«И я вот думаю: ладно мы, у нас 400 км до Челябинска. А как же Дальний Восток? Даже не представляю, что у них происходит с батарейками. Если особо не напрягаясь, мы собрали полторы тонны, то что в огромных мегаполисах типа Владивостока и Хабаровска? Очевидно, все батарейки оказываются в земле. Поэтому все экологи кричат: что вы делаете, у вас нет другой планеты! Их нужно услышать».

экология, беседа, батарейки, крышки, раздельный сбор

Просмотры: 376

Комментарии

Читать далее