Архитектор Сергей Лесков: Центр Тюмени пытаются превратить в промзону

Автор: Елена Познахарёва

Зачем городу градостроительная доктрина.

Grey

Сергей Лесков с 2001 по 2005 года был главным архитектором Тюменской области. Именно при нем была разработана комплексная схема развития региона. После ухода с должности Сергей Николаевич работает в собственной проектной фирме ООО «Геопроект», преподает в Тюменском индустриальном университете, а также регулярно участвует в обсуждении развития города. Он считает, что единого плана развития у областной столицы нет, а градостроительная доктрина вовсе отсутствует.

Мы встретились с Сергеем Лесковым в его офисе в историческом центре Тюмени. На стене кабинета — план развития нового микрорайона, который должен стать результатом правильной архитектурной работы.

– В 1998 году в Тюмень приезжали специалисты из Германии. Тогда рассматривался вариант сотрудничества в области градостроительства и урбанистических технологий. Но вот беда: ни с переводчиком, ни без него мы не могли понять друг друга. Термины и их значения в наших языках сильно различались. Только после создания глоссария мы смогли приступить к диалогу.

center

- Сергей Николаевич, вам не кажется, что внутри городского сообщества Тюмени сегодня тоже нет единого глоссария, а, соответственно, и понимания, как должна развиваться Тюмень?

– В развитии города участвуют профессионалы, инженеры, строители, администрация. Долгий период времени к вопросу будущего облика Тюмени не привлекались потребители — горожане. Их никто по большому счету не слушал. Генеральные планы делались, администраторы выделяли деньги на их реализацию и регулировали застройку территорий.

К формированию городской застройки и развитию территории только недавно начала привлекаться общественность. И здесь появилось недопонимание: профессионалы говорят об одном, администраторы — о другом, жители — о третьем, ведь они предъявляют претензию городу как потребители. А город развивается только вместе с обществом.

Поэтому и получается, что мы друг друга не понимаем: у администраторов одно желание, а у населения – другое. Посредником в этом общении должен выступать градостроитель.

- Один из громких примеров, когда к мнению горожан обращались, но не прислушались, это реконструкция площади перед драматическим театром. Тогда был проведен конкурс. Тюменцы отдали голоса за один из проектов и ждали его реализации, но строительство в итоге проведено по совершенно другому плану.

– Это издержки несовершенства нашего законодательства. В градостроительном кодексе прописано, что нужно провести общественное обсуждение, но нигде не отмечено, что именно лучшая работа, признанна такой большинством, должна быть реализована. Формально процедуру обсуждения провели. Все. Теперь администраторы единолично решают, какой проект будет реализован в реальности.

У нас только начинают формироваться институты общественного обсуждения, а также взаимодействия народа, администратора и профессионала.

center

Чтобы комплексно оценить состояние города и определить его болячки и достижения, нужно смотреть на Тюмень из глубины истории. У города много проблем. Например, неправильно сформирован каркас.

- Вы в том числе говорите про жилищное строительство?

– Оно ведется у нас неправильно.

Есть старая шутка: в городе главным архитектором работает строительный кран, которому выгодно поднимать большие грузы, а маленькие — нет. Так что на рынке главенствуют строитель и кран.

В городе наращивают массивы жилищного комплекса, лишь бы только удовлетворить экономическую потребность строителей и жителей по квартирам. Есть квадратные метры жилья, а дальше что нам с ними делать? Районы города уже обзывают каменными джунглями, потому что о человеке, о благоустройстве территории, комфортной среде, комплексной застройке, социальной инфраструктуре, об идеологии квартала никто не думает.

Я все время говорю, что в Тюмени отсутствует градостроительная доктрина. Она была в советское время, когда в идеологию был вписан человек и вся инфраструктура для его жизни и работы: и садики, и школы, и больницы, и поликлиники, и дома культуры, и парки, и скверы. Все было в комплексе. Теперь строители заходят на территорию, сдают объекты с «квадратами» и уходят. Им не интересно, что будет завтра с этим районом.

- Город растет, появляются новый районы: Тюменская слобода, Плеханова, Новопатрушева, Ожогина активно застраиваются. Их можно назвать каменными джунглями?

– Да.

- Но застройщик же должен обеспечить инфраструктуру внутри района?

– При застройке жилого района должно быть предусмотрено все в комплексе. Не должно быть так, чтобы появился сначала жилой комплекс, а потом, со временем, школа, детский сад и поликлиника.

Логично, что после сдачи первого дома застройщик должен определить место под небольшой продовольственный магазин, после второго — под детский сад, а после микрорайона — школу. Это – комплексное строительство. А мы сегодня ждем, когда бизнес отрегулирует среду.

Проблема понятна: в Тюмени нет градостроительной доктрины. Поэтому город расползается, численность населения увеличивается, при этом остается один административно-деловой центр. Но исходя из развития, в Тюмени их должно быть уже три: в центральной части, на севере и на юге города. Исторически Тюмень расположена на трех участках: за рекой Турой, за Транссибирской магистралью и посередине. И все люди для решения своих вопросов и задач вынуждены ехать в центр. А перемещение людей в пространстве ведет к пробкам и проблемам на дорогах.

Наука давно изучила проблемы транспортного движения. Путепроводами и новыми дорогами не решить проблему пробок. Нужно организовывать людей, их быт. Если структура города будет правильно организована, потокам людей не нужно будет перемещаться из одной его части в другую. И пробок не будет.

Приведу анекдотичный пример. У автомобилиста, дорожника и градостроителя спрашивают, за какое время житель города доберется из точки А в точку Б. Автомобилист говорит, что при наличии машины и загруженности дорог это можно сделать за два часа, дорожник, что при наличии дорог, мостов и путепроводов за один час, а градостроитель — что человек никогда не приедет из точки А в точку Б, просто потому, что ему туда не нужно.

- В Тюмени активно идет массовое строительство путепроводов, мостов и развязок. Оно не нужно?

– Я к этому отношусь двояко. Дороги совершенствовать надо, строить путепроводы необходимо. Но превращать городскую структуру в промышленно-коммунальную зону, когда строятся путепроводы и шумозащитные стенки и люди на центральных улицах ничего не видят, кроме этого, нельзя. Только вдумайтесь: мы за счет этих путепроводов постепенно превращаем город в коммунальную зону.

Последний проект по ул. Мельникайте — это сумасшествие. Если кто-то хочет увидеть, что на этом участке будет в будущем – съездите на перекресток улиц Пермякова и Федюнинского: сплошные стенки и шумоизоляция, пешеходов не видно, район теряется и перестает быть комфортным.

center

Выездов из придомовых территорий на эту развязку не будет, автобусных остановок не сделать. Человека и среды для его существования не предполагается. Под вопросом комфортность проживания в этом районе.

И важно сказать, что мы потеряем визуальное восприятие города, мы будем видеть промзону. Нам предлагают сесть в скоростной автобус, проехать транзитом весь город по ул. Мельникайте и выйти где-то на Тобольском тракте.

Зачем нам эта развязка? Чтобы создать межгородской транзит из южной части города в северную? Зачем в центр города затягивать эту инфраструктуру? Мы перестанем на ул. Республики видеть здание технопарка, бизнес-центры, жилые дома. Кстати, в плане при строительстве магистрали по ул. Мельникайте — под вырубку на 60% уйдет парк Гагарина. А он очень ценен для жителей города.

center

Задача – лишь бы построить, загрузить работой «Мостотряд-11» и «Тюменьстальмост» – не есть правильная. Мы же город строим, а не только рабочими местами обеспечиваем людей.

- Сергей Николаевич, с осуждением проекта реконструкции ул. Мельникайте не так давно выступил блогер Илья Варламов. Администрация Тюмени и глава города Александр Моор ответили ему в видеозаявлении, что проект меняться не будет.

– Я напомню, что есть профессионалы, есть управление, а есть общество. С кем из городских архитекторов они посоветовались? Союз архитекторов дал однозначно отрицательную оценку проекта реконструкции ул. Мельникайте. Но никто не захотел этого услышать.

Нельзя входить такими инженерными коммуникационными структурами в центр города. Мне могут сказать: а как же в Японии — там подобная практика актуальна! Но не нужно забывать, что японцы живут на острове, у них нет свободного пространства, поэтому и развязки у них трехмерные.

В 60-е года прошлого века градостроительная наука развивалась. Тогда казалось, что нужно строить технологичные города и пространства. Одним из таких примеров стали лайнеры. Только есть одно но: там невозможно долго жить. Человек устает от технического, закрытого пространства. Ему нужна природа и возможность ее воспринимать.

Именно тогда появилась новая тенденция — экогорода, где человек живет в гармонии с природой. Сегодня эта программа с небольшими городками, экологически чистыми производствами, альтернативными источниками энергии самая трендовая в Европе. Весь мир идет в сторону экогородов. А мы – к промышленной зоне.

- Что нужно для того, чтобы Тюмень стала экогородом?

– Развивать парки, заниматься благоустройством, заботиться об экологии. К примеру, если мы применяем соль на дорогах и тротуарах, то на них уже нет организмов, никто жить там не будет.

Выбрасывая мусор на свалки, мы, к примеру, помимо загрязнения природы, провоцируем размножение ворон и чаек. Из-за этого в городе почти невозможно услышать пение соловьев — они улетают с этих территорий.

Строительство города должно происходить в комплексе: это внимание и паркам, и экоструктурам, и воздуху, и лесу, и воде.

До смешного дошли: в Туре не купаемся. В восприятии ребенка наша река — это не благоприятная среда, а агрессивная. Ему все время говорят: не купайся, не лезь в воду, не подходи.

Так давайте городским сообществом поборемся за Туру, сформируем ее как экологическую территорию. Да, долгосрочно, трудоемко, дорого, но ведь возможно!

center

- Как, по-вашему, можно вернуть реку горожанам?

– С точки зрения архитектуры – необходимо разработать программы по включению реки в структуру жизни горожан на всем ее протяжении. Нужен проект обустройства реки от начала и до конца по обеим берегам.

Ведь мы почему пошли на набережную в спешном порядке в свое время? Потому что была эрозия почвы, обрушение и угроза состоянию крайних домов. Когда я работал в «Гипротюменьнефтегазе» в 1990-х годах, уже тогда было начато проектирование набережной. План реконструкции предполагал, что по одному из уровней будет ходить автобус. Но уже в 2000-х годах это стало невозможным: для пешеходов осталось не так много места.

Как инженерное сооружение — техническая защита берега — набережная сработала хорошо. Но ведь на этом не останавливается развитие территории. Тура теряется за пределами центра, о ней никто не вспоминает за гранитной набережной, ее никто не видит.

- Давайте вернемся к жилищному строительству. Вы не раз говорили, что возводимое в Тюмени жилье не совсем пригодно для проживания.

– Надо понимать, что все, что сегодня строится в Тюмени, придется перестраивать лет так через сто. 80% возводимого жилья — это маленькие квартирки, которые не отвечают потребностям человека. Кроме того, конструктивные схемы зданий не долговечны: срок их службы от 50 до 100 лет.

Получается, с одной стороны мы строим, а с другой будем уже ломать. Яркий пример – Москва: панельные дома первых пятилеток, построенные в 50–60-е года, не пригодны для жизни — они просто могут сложиться.

В Тюмени должен строиться жилищный фонд трех категорий: вечные дома, долгосрочные и малосрочные. Должно появиться качественное жилье: вечное, красивое, формирующее архитектурный образ города. Именно оно может стать культурным наследием региона. Второй фонд — это долгосрочные дома: полнометражные квартиры, которые можно будет эксплуатировать около 100 лет. А третий фонд — недолговечные, со сроком службы около 50 лет: недорогие небольшие квартиры. Таким образом мы формируем культурное пространство города, в котором будет 20% жилья долговечного, 60% – среднего и 20% – временного.

center

Если у нас появится хорошая архитектура, то и туристы смогут приезжать в город не на один день, за который можно посмотреть все достопримечательности, а на неделю. Ведь у нас видовых точек для фотографии всего несколько. А должны создаваться в Тюмени такие кусочки города, которые будут интересны, современны, а не просто «квадраты» и панели.

- В Тюмени есть современная архитектура?

– У нас есть какие-то посылы, но современного – почти нет.

- Если представить то вечное и качественное жилье, что сегодня относится к этой категории?

– Похоже, только сталинские дома.

Да, у нас есть деревянные сохраненные постройки, но они занимают около 5% от всего недвижимого фонда в Тюмени. Когда ко мне в гости приезжают друзья и я им показываю старую Тюмень, рассказываю об ее истории и возрасте, они говорят, что у нас молодой город, потому что историзмов, деревянного зодчества, старых построек – всего ничего.

В историческом центре достаточно много ветхого одноэтажного деревянного сектора, не деревянного зодчества, а именно старых домов. Его нужно беречь и не отдавать под панельное домостроение. На конкурсной основе там могут появиться исторически значимые строения, которые составят архитектурный образ Тюмени. Так город смогут узнать по архитектуре.

Ведь проблема еще в том, что Тюмень — столица нефтяного края, но внутри города это никак не отображается. Кувейт видим, Саудовскую аварию — видим. А Тюмень? Столица панельных домов? У нас нет образа столицы нефтяного края, кроме благоустройства.

Тут важно заметить, что к нам приезжают гости и восторгаются дорогам без ям и колдобин. Но это нормальная жизнь, нормальная практика работы муниципалитетов. Не все регионы справляются, но ничего экстраординарного в этом нет.

- Если так посмотреть, то у нас недостатки по многим категориям.

– Нужно в своем городе навести порядок.

- Кто должен этим заняться, главный архитектор города?

– Давайте признаем, что в нашем обществе нет потребности в архитекторах. В Советском Союзе была идеология советского коммунизма. В ее рамках предъявляли требования к воспитанию, образованию человека. Требования были и к городам: градостроительные советы, конкурс на главного архитектора. Ведь именно главный архитектор мог сказать «нет» главе города. А кому из современных мэров или губернаторов понравится, что ему кто-то говорит «нет»?

У нас нет градостроительной доктрины и идеи того, каким должен быть город. Все считают, что рынок рассудит, а строители что-нибудь да построят. Но застройщики возводят то, что им выгодно и имеет спрос на рынке.

А могут ли наши архитекторы сегодня влиять на застройщика, когда к нему приходит строитель и заказывает архитектуру дома? Где тот человек, который может потребовать от застройщика 30% бюджета потратить на внешний вид дома. В этом случае застройщик просто найдет более сговорчивого архитектора.

На Западе проводится политика: если строится вечное жилье, то «красота» должна составлять 30% бюджета. И деньги на нее выделяются из двух котлов: городского и частного. И тогда в городе появляются архитектурные объекты, становящиеся золотым фондом.

- Вы же понимаете, что ближайшее время нам придется жить в панелях, студиях и с промышленными развязками.

– Значит обществу придется пережить это. Может, лет через тридцать, когда все это построится, и осознаем, что так жить нельзя. А пока ни обществу, ни власти архитекторы не нужны. Поэтому все получают то, что получают.

По-хорошему, сегодня, перед принятием городского бюджета, депутаты должны заслушивать аналитическую записку архитекторов о состоянии развития города. В Тюмени должен быть институт, занимающийся проблемами города в градостроительной области, который бы и выдавал рекомендации по его развитию. Тогда бы было понятно, где нужно строить дороги, где реконструировать сети, где возводить школы и детские сады. Пока же наш город проектируют специалисты, земельщики и юристы из Омска.

- Это тюменская тенденция?

– Общероссийская. Что в Москве, что в Петербурге — везде такая ситуация.

center

Вы знаете, я бы хотел яснее обозначить некоторые тезисы по итогам нашего разговора.
  • Наш город, конечно, в географическом положении расположен очень выгодно: в коридоре транспортных сообщений, в хорошем месте. Тюмень — многопрофильна, люди трудоустроены в разных отраслях. Есть научный и культурный потенциал. Надо отдать должное губернатору, он вместе с правительством всеми возможными способами старается поддерживать малый и средний бизнес.

  • Есть потенциал для развития: в будущем в Тюмень могут переехать до 200 тыс. северян, а также жители из муниципальных районов области. Соответственно, нам нужна градостроительная доктрина по увлечению города. Необходимо сформировать новые центры и подцентры, продумать социальное обслуживание населения, культурные, деловые центры.

  • Одна из главных проблем – это нарушение баланса малогабаритного жилья. Мы заведомо закладываем демографический минус, в таких квартирах семьи расти не будут. Квартиры-студии, эти капсулы подходят для одиноких и молодых людей. Но жить с ребенком на 17 квадратных метрах невозможно.

  • Ну, и проблема – путепровод на ул. Мельникайте – остается.

лесков, градостроительство, доктрина, архитектор

Просмотры: 3236

Комментарии

0
Yulia Manifestor 26 декабря 2017, в 14:58

Отличный материал! Очень резонирует. Спасибо!

Ответить

Все комментарии