Дефектолог: Ребенок не может лениться говорить, он просто не может говорить

Автор: Елена Познахарева

Галина Криницына уверена, что речевые проблемы у детей нужно начинать исправлять как можно раньше.

Grey

Галина Криницына – логопед высшей категории, доцент кафедры дефектологии ТюмГУ, отличник просвещения – более 20 лет проработала логопедом в дошкольных учреждениях Тюмени. Последние 15 лет она сочетает преподавание дефектологических и логопедических дисциплин в ИПиП ТюмГУ с руководством логопедическим центром. Недавно на прием к ней привели двухлетнего Ваню. Мальчик ведет себя как обычный ребенок, но не говорит. Корреспондент «Вслух.ру» расспросила Галину Криницыну о том, что нужно делать, чтобы такие детки, как Ваня, заговорили.

- Галина Михайловна, расскажите, какие проблемы с речью сегодня встречаются у детей?

– Все те же, что и десять, пятнадцать лет назад. Но, к сожалению, проблемы стали более сложными, сочетанными с другими проблемами здоровья и вредящими дальнейшему психоречевому развитию ребенка.

Обычно родители обращаются с одной проблемой: ребенок не говорит, или плохо, непонятно говорит. Однако глубокое дефектологическое и логопедическое обследование позволяет выявить не только речевые нарушения, но и состояния, при которых необходимо дифференцировать умственную отсталость, сенсорные нарушения и так далее.

Есть большая группа детей с нарушениями эмоционально-аффективной сферы, испытывающих трудности общения, у которых отсутствует речь. Всех детей мы сразу же берем на логопедические, дефектологические занятия и параллельно направляем на консультации специалистов разного профиля: сурдолога, окулиста, психолога, психиатра, невролога, генетика, эндокринолога и других специалистов по необходимости. Надо помнить, что речевые нарушения требуют комплексной медицинской логопедической и дефектологической диагностики и коррекции.

- В каком возрасте родители приводят детей к дефектологу? И в каком возрасте ребенка родитель должен забеспокоиться, что он не говорит?

– Опытные дефектологи видят, что у ребенка есть предпосылки нарушений психоречевого развития в первый год его жизни. Особенности эмоционального взаимодействия с матерью, слухового и зрительного сосредоточения на родителях, комплекса оживления, гуления, лепета – все это дает представление о возможных нарушениях в психоречевом развитии ребенка.

У ребенка в первые месяцы жизни должно постепенно появляться гуление, которое к шести месяцам перерастет в лепет, а к восьми – в певучий лепет. Он-то и является ритмической предпосылкой к возникновению фразовой речи и первых слов «мама», «папа». Если, к примеру, лепета нет – то это повод обратиться к логопеду.

К первому году у ребенка должен быть словарный запас от трех до 10–15 слов, которые применяются ребенком для обслуживания своей деятельности. Например, «мама дай» и жест. К полутора годам желательно, чтобы была фразовая речь. Словарь должен, хоть и медленно, пополняться. Это могут быть фразы из слогов, усеченных или искаженных слов, сопровождаемые жестом. Но желательно, чтобы они появились.

К двум годам должна быть фразовая речь, обслуживающая деятельность ребенка. Нынешние мамы все эти параметры знают. И если в возрасте двух лет фразовая речь не появляется, родители уже должны привести ребенка к специалисту.

- К трем годам ребенок должен хорошо разговаривать?

– Маленький человечек так устроен, что к трем годам у него должны быть сформированы все структурные компоненты речи: достаточный словарь фразовой речи, все звуки, кроме шипящих и звуков «р», «л». К этому возрасту ребенок уже умеет запоминать и воспроизводить маленькие стихи. И, конечно, дети должны уметь выстроить беседу, сообщить о своих потребностях. Способность рассуждать и мыслительная деятельность заложены генетически. По-другому не бывает. Когда маме кто-то говорит, что ребенок ленится говорить – это неправильно. Ребенок не может лениться говорить, он просто не может говорить.

Великий русский ученый Лев Выготский говорил, что до двух лет мышление ведет за собой речь, в двухлетнем возрасте речь и мышление пересекаются, объединяются, и уже речь ведет за собой мышление, появляется речемыслительная деятельность – основа всего познавательного и интеллектуального развития. Если к этому возрасту нет речи, то велик риск задержки в психоречевом развитии.

Но если раньше проблему начинали решать перед школой или с началом учебы, то теперь все чаще родители обращаются к специалистам по поводу отсутствия речи у детей более раннего возраста, от двух лет.

- Кто-то считает, что ребенок может лениться говорить. Какие еще заблуждения есть у родителей?

- Часто говорят: «его папа тоже был молчун» или «подожди, заговорит». Да не заговорит! Даже если заговорит, то дефект речи без коррекции не восполнится. Особенно преступно, когда говорят, что стоит отставить панику до пяти лет. Но чего ждать до пяти лет?

Это ведь не просто речь, а речевая деятельность, которая включает в себя определенные функции: коммуникативную, познавательную, регуляторную. Если у ребенка нарушено восприятие речи, то малыш привыкает жить без полного осмысления окружающей речи. И родителей он уже «не слышит». Тогда ребенок «натягивает» на себя «псевдоаутистические» черты. О таких детях говорят «он сам в себе». Если в дошкольном возрасте это не так ярко выражено, то потом мешает обучению и адаптации ребенка. Вырастая, он станет тем самым странным взрослым, которому трудно социализироваться, устроиться на работу.

- Как не допустить этого?

– Самое главное — ранние диагностика и коррекция. Не только медицинская, но и логопедическая и дефектологическая.

Все речевые нарушения, которые были не совсем правильно откорректированы, отражаются на школьной деятельности. Ребенка 8–9 лет еще можно подготовить к полноценной школьной деятельности, то подростка – очень и очень трудно. И на первый план выходят психологические проблемы. Например, ребята привыкли жить так. И поменять мотивацию ребенка к получению знаний сложно. У ребят нет интереса к этому виду деятельности, он остался в зачаточном состоянии.

- Правильно ли я понимаю, что у родителей детей в возрасте до двух лет чаще всего нет возможности встретиться с дефектологом в обычной поликлинике?

– Да. В Тюмени не очень эффективно организована дефектологическая и логопедическая помощь в сопровождении детей раннего возраста. Например, если в течение первого года жизни ребенок не сосредоточивает свой взгляд на маме, не радуется ей, недостаточно активно гулит и лепечет – это уже тревожные симптомы, которые дефектологи умеют корригировать. Но мамы ведь не знают, что есть проблемы. И медицинские работники часто не знают.

Если к дефектологу привели ребенка только в четвертом классе, значит, проблему пропустили родители, педиатр, школьный психолог, классный руководитель. Следовательно, система не настроена на то, чтобы замечать проблемы у детей.

В настоящее время чрезвычайно остро стоит вопрос ранней диагностики и коррекции отклонений в развитии. Дефектология, как и вся педагогическая наука и практика, переживает кризис. Слух многих оскорбляет само слово «дефектология», некоторые не знают, что это наука, которая умеет распознавать и корректировать дефекты в психоречевом развитии ребенка. У нас даже научно-исследовательский институт дефектологии переименован в научно-исследовательский институт коррекционной педагогики. Это вроде не так оскорбительно.

К сожалению, в настоящее время размываются те уникальные дефектологические технологии, которые были разработаны в СССР. Кроме того, трагизм логопедии нынешнего периода в том, что только ленивый не пытается обучить логопедов. Чего стоит посул – «диплом логопеда за три месяца». Я учусь логопедии всю жизнь, и то иногда для уточнения диагноза назначаю специальный курс диагностического обучения, во время которого мы наблюдаем за ребенком в процессе обучения, определяя механизмы нарушения, разрабатываем индивидуальную коррекционную программу.

Получив некачественные дипломы, «специалисты» начинают работать с самым важным и дорогим, что у нас есть, – с детьми.

- Каковы причины речевой задержки у детей?

– Когда приходят на первый прием с жалобой «нет речи», мы начинаем изучать анамнез беременности, родов матери, а также жизни ребенка до трех лет, особенно первого года. В научной литературе описаны более 400 причин отклонений в развитии ребенка. Но в основном это гипоксия плода, вызванная разными обстоятельствами. Не зря ведь раньше педиатры говорили: чтобы выносить ребенка без гипоксии, мама должна по восемь часов в день гулять на свежем воздухе.

Вообще, факторов задержки речи много: это и поздний выход мамы в декрет, и долгое сидение за компьютером, и детские прививки, и многое другое.

- Когда приходят дети, особенно с расстройством аутистического спектра или его чертами, как строится работа с ними и насколько она перспективна?

– К сожалению, детей с РАС становится все больше. На каждом приеме есть дети с нарушением эмоционально-аффективной деятельности, что служит одним из показателей РАС. Для каждого ребенка разрабатывается своя программа. Некоторые дети сначала не способны заниматься с логопедом и дефектологом, хотя приходят именно с нарушением речи. В этом случае мы в первую очередь формируем произвольную деятельность у этих детей на занятиях с психологом.

В любом случае ребенка с РАС необходимо воспитывать и сопровождать длительное время, чтобы он получил профессию и мог интегрироваться в социум. Например, сегодня такая программа реализуется в мультицентре, организованном усилиями Ассоциации логопедов Тюменской области, центра «Семья» и ИПиП ТюмГУ при поддержке президентского гранта.

- Есть сложные случаи РАС, есть более легкие. Зависит ли это от того, кто и когда начал работать с ребенком?

Во-первых, у каждого малыша разная степень нарушений эмоциональной деятельности, а во-вторых, разные условия воспитания. Но, я повторюсь, ранняя коррекционная работа имеет очень большое значение.

- Если мама в первый год заметит что-то у ребенка, придет в поликлинику, а там ей скажут: «ждите трех лет, он перерастет, что вы придумываете», куда идти с ребенком в этом случае?

– К дефектологам. Есть консультативные кабинеты, куда приходят родители с шестимесячными детками. Взрослых обучают видеть отклонения от нормы и с помощью различных техник исправлять проблемы.

Но все равно, большое количество родителей до двухлетнего возраста детей не задается вопросом, «почему мой ребенок не говорит». Очень важно вовремя привести ребенка к специалистам.

- Если проблемы серьезные, работа с ребенком будет вестись долго? За три месяца можно исправить отсутствие речи?

– За это время логопед сможет корригировать все проблемы звукопроизношения или «растормозить» отсутствие речи. Формирование полноценной речи – это системная и долгая работа. И родителям нужно к этому готовиться.

- Скажите, а попадаются вам здоровые дети, которым не нужна помощь специалистов и дефектологов?

– Конечно. Однажды еду в автобусе, села девочка напротив меня и говорит: «Я в гости еду». Она со мной разговаривала долго-долго. И о том, какие у нее хорошие родители, и о делах в саду. Вот такой ребенок для дефектолога — это праздник.

У нас в городе, в области есть все, чтобы помочь детям с отсутствием речи. Единственное, чего всего не хватало, – это межведомственное взаимодействие.

Но самая главная работа всегда идет с семьей. Нам нужно научить маму и папу не смиряться с проблемой, но принять ее и начать работу в соответствии с коррекционной стратегией, которую определяют с логопедом и дефектологом. Да, так случилось, что в развитии их ребенка есть проблемы. И теперь важно найти путь ее решения. Родители должны задаться вопросом: «А что я могу сделать?» Логопед и дефектолог – их главные помощники.

интервью, дефектолог, логопед, рас, дети

Просмотры: 864

Комментарии