Американо-тюменский художник Наталья Львова: У меня есть цель – остаться в истории искусства

Автор: Moi-Portal.ru

Интервью с тюменской художницей, которая перебралась в Америку.

Grey

Наталья Львова – художница из Тюмени, которая живет и работает в Америке. Девушка создает картины в собственной запатентованной технике, в Тюмени она проведет несколько месяцев. Корреспондент Moi-portal.ru пришел на творческую встречу с Натальей и поговорил с ней о переезде, искусстве и современности.

– Вы родом из Тюмени?

– Да, я из Тюмени. Сейчас живу в Калифорнии. А вообще планирую жить по полгода в России, по полгода в Калифорнии, для того чтобы все самые модные тенденции привозить сюда.

– Я знаю, что вы раньше были PR-специалистом, почему решили заняться творчеством?

– Все очень просто. Я с детства рисовала, но мои родители, как и все, порекомендовали мне получить профессию, которая приносит деньги. Так я стала PR-специалистом, маркетологом, окончила Тюменский нефтегазовый университет. 10 лет успешной карьеры, после которых мне сказали: «Ты молодец, теперь можешь делать все, что ты хочешь». И я стала художником.

center

– У вас необычная техника рисования. Читала, что вы хотели её запатентовать. Чем закончилась эта история?

– Техника запатентована. Я патентовала ее в Тюмени («Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов», – прим.ред.). Все прошло прекрасно. 10 месяцев они проводили проверку, и проверка показала, что ничего подобного до этого не было изобретено. Я получила патент года два назад и сейчас периодически показываю его.

– В чем именно состоит индивидуальность этого стиля?

– Итоговая картина очень похожа на вышивку гладью. Я рисую завитками, проворачивая очень жесткую кисть по часовой и против часовой стрелки, – полукругом, и получается, что каждый завиток ложится на предыдущий.

Кажется, как будто кто-то полировал металл либо вышивал гладью. Визуально непонятно: акрил это или масло.

– А как возникла такая идея?

– Рисовала картину маме. Так получилось, что она единственная по какой-то причине не имела моей картины. Я делала ей подарок, пробовала различные техники, и вот получилось закрутить такой завиток, мне очень понравилось.

– Все ваши работы очень яркие. Как вы остановились на этом цветовом решении?

– Это связано с тем, какие книги были у меня дома. Как правило, это были энциклопедии, даже каталоги наших художников шестидесятников. А как мы знаем, ребята из андеграунда имели возможность рисовать только красками, которые продаются в строительных магазинах.

Краски были блеклые, рисовали на ДВП, на дереве, на обоях, на чем придется. Когда я листала эти каталоги, я думала: вокруг меня серость и грязь, уныние, эти картины точно такие же. Я буду художником, и буду рисовать только цветами радуги.

– Удается общаться с коллегами по цеху в США?

– С художниками в США всегда получается очень теплое общение, обмен опытом. Если ты задаешь вопрос, то они всегда честно отвечают. Как связаться с той или иной галереей, как получить тот или иной грант… Всё очень честно.

В России всё-таки больше сдерживают информацию, она не для всех и хочется побороть это. Потому что моя позиция: для каждого художника найдется свой покупатель и конкуренции между нами не может быть, мы должны дружить.

center

– Реакция публики в Америке отличается от российской?

– Да, отличается. В Штатах люди более образованы в плане искусства, и они принимают арт, какой бы он не был. Вряд ли люди придут в галерею современного искусства и скажут: «Я тоже так могу» или «Ой, ну это и моя дочка сделает».

В России это часто, сплошь и рядом. А там принимают искусство, любят его и покупают. Даже если ты организуешь спонтанную pop-art выставку выходного дня. Или если в пятницу вечером ты организовал выставку, скорее всего, люди, проходя мимо, заглянут и что-нибудь у тебя купят.

– Говорят, что в Америке есть много кварталов, где живут наши соотечественники. Можно вообще не говорить на английском, живя там?

– Да, это в Нью-Йорке есть, Брайтон-Бич. Там все на русском языке написано: аптека, магазин, колбасочка. В Калифорнии я такого не встречала, есть русские районы, но они больше американские, где надписи и на русском, и на английском.

Есть китайские районы, они обалденные! И там, конечно, все по-китайски. Существуют «дистрикты» (районы, – прим. ред.) русские, индийские, китайские. И люди живут здесь своими коммунами. Однако в Калифорнии пытаются уйти от этого.

Обучение английскому языку там бесплатное. Даже до уровня Intermediate и Advanced ты можешь учиться бесплатно. Это все для того, чтобы человек, приехавший в страну, иммигрировав, мог выучить английский язык и быть полноценным членом общества.

– Когда вы возвращаетесь в Россию, что просят привезти ваши друзья?

– Я в первый раз приехала. Они сказали: «Ничего не привози. 28 часов перелета…просто приезжай сама».

– Может быть, есть какие-то ритуалы, которые вы стараетесь выполнять каждый день?

– Отсутствие вредных привычек, зарядка по утрам и 8 часов сна. У меня есть гармония.

– А сколько часов в день вы рисуете?

– 14 часов.

– Как тогда удается найти время на всё остальное?

– 20% времени я пишу, рисую, а 80% – занимаюсь самопродвижением. Я готовлю коллекцию 3 месяца и ничего кроме этого не делаю, а потом 9 месяцев занимаюсь продвижением и выставками, и вообще не подхожу к холсту, поэтому все успеваю.

center

– Какие книги вы можете посоветовать начинающим художникам?

– Я, наверно, буду рекомендовать книги по тайм-менеджменту. Нужно знать, как управлять своим временем. Обязательно знать, как заниматься саморекламой, SMM. «Имидж политика» почитайте, «Имидж художника», – это все пересекается.

Конечно, есть книги про художников, «Путь художника» – очень интересная книга Джулии Кэмерон. Очень много полезных книг у себя в паблике LVOVA_PRO в Instagram я часто рекомендую. Сейчас я читаю книги по НЛП. Нужно читать все, для того, чтобы развиваться. И читать нужно постоянно: по одной книге в месяц, как минимум.

– И все же, где вам комфортнее: в Тюмени или за рубежом?

– Сложно сказать. И там и там хорошо. Здесь дом, здесь друзья, родные, любимый город. И очень приятно смотреть, как он расцветает, какой порядок, чистота, простор… Просто наслаждение!

Но и там, конечно есть свои плюсы. Очень приветливые люди, каждый человек тебе улыбается, всё в зеленых, розовых, фиолетовых цветах… И погода. У нас там два сезона: лето и весна.

– Можно ли сказать, что ваша мечта осуществилась?

– Нет. Я вообще очень счастливый человек перманентно. У меня есть цель – остаться в истории искусства. И персональная выставка в МоМа (MuseumofModernArt, сокращенно MoMA – один из первых музеев современного искусства в мире, – прим.ред.) в Нью-Йорке при жизни. Вот это то, к чему я стремлюсь.

Материал подготовила Анастасия Васильева.

интервью, культура, художник, Львова, Instagram

Просмотры: 393

Комментарии