Рустем Бетляев: Владельцы ЛПХ вздохнут с облегчением

Автор: Айгуль Рахматуллина

Начальник управления по животноводству областного департамента АПК объяснил, что происходит на рынке производства молока.

Grey

Начальник управления по животноводству областного департамента АПК Рустем Бетляев рассказал в интервью, почему тюменцы стали пить меньше молока, чем натуральное лучше сухого и почему наше молоко в одночасье стало «второсортным».

- Рустем Османович! Мы всегда считали, что в регионе производится молоко высокого качества, достойное похвалы. И тут, несколько месяцев назад до 80% признали второсортным. Что произошло?

– Причина в новом ГОСТе и технических условиях. Из-за них такой большой объем коровьего молока от личных подсобных хозяйств перестал соответствовать регламенту. Сейчас владельцы ЛПХ всеми силами пытаются улучшить качество.

Внимание! Второсортное – не значит плохое. Говорить о том, что у нас молоко фермерское непригодно для пищи – нельзя! Оно такое же безопасное и полезное, из него можно получить различную продукцию. Просто мы должны научиться работать в новых условиях. Вот и все. И это нам по плечу. Между прочим, наши российские требования существенно выше, чем европейские.

- Вот вы уверены, что это нам под силу. А владельцы ЛПХ оптимизма не разделяют и очень волнуются за свое будущее.

– Беспокойство владельцев ЛПХ понять можно. Проблем хватает. По официальным данным, в среднем, по России потребление молочной продукции упало на 10%. Есть несколько факторов почему это происходит: снижение уровня доходов населения, отсутствие внятной рекламы, пропаганды по поводу полезности, негативные разговоры о том, что, якобы, у нас в стране плохое молоко.

Все это создает явно неблагоприятный имидж. Меня лично это огорчает, ведь в природе нет продуктов более полезных, чем те, что сделаны из молока. Сейчас век пищевого нигилизма: люди пренебрежительно относятся к своему рациону, злоупотребляют фаст-фудом, газировкой и прочим. Так вот молочная продукция — это своего рода буфер, который нейтрализует то, что несет в себе так называемая вредная еда.

- По поводу нового ГОСТа. Что так напугало фермеров?

– Возникли две проблемы. Первая – это задержка господдержки. Но, тут область подставила свое плечо. Вторая — это качество. Вначале фермеры говорили: «Что вы от нас требуете, когда стоимость падает?». Но, после общения, обучения людей, мы нашли понимание.

Все видят, что проблемы наши общие – это коллективная ответственность. Думаю, что в ближайшее время все стабилизируется, владельцы ЛПХ вздохнут с облегчением. Я бы хотел отметить, что у нас очень отзывчивые и терпеливые люди.

- Можно ли сказать, что новый ГОСТ сыграл на руку сыроварам? Ведь они жалуются на низкое качество молока.

– Тут дело в другом. Мы готовы обеспечить сыроваров любым объемом необходимого молока. Тут вопрос в рационе коров. Если мы будем кормить животных силосом и сенажем, как это происходит сейчас, то использовать полученное молоко для сыроварения не подойдет. Для этого дела необходимо особое молоко, от коров, у которых в пище были сено и пастбищная трава.

- А у нас есть фермеры, готовые предоставить именно такое молоко?

– Личные подсобные хозяйства, минифермы производят это молоко исторически. Вопрос в налаживании контактов и доверии. Ведь сыр элитный стоит более 1000 рублей за килограмм и за сырье для него необходимо платить соответственно.

Молоко уникального качества не может стоить дешево. На сегодня более 40 миниферм готовы обеспечить сыроваров этим сырьем. А потому, приглашаю к нам в департамент АПК, приходите, будем искать точки соприкосновения.

- Давайте вернемся к вопросу качества молока. За счет чего будем его улучшать, как того требует новый ГОСТ?

– У нас создана рабочая группа. Мы ездим по районам и знакомимся с деятельностью закупочных кооперативов, приемных пунктов, ЛПХ. Внедрена система контроля качества практически везде, где идет сбор молока от личных подсобных хозяйств. И уже сейчас у нас уже районы, которые практически 100% собирают молоко первым сортом – это Упоровский, Сладковский, Казанский, Исетский районы.

В идеале, нужно, чтобы ЛПХ получило определенный статус. Рабочее название «Товарное подворье».

- А что этот статус дает?

– Возможность сдавать молоко на приемный пункт и вовремя получать расчет. Чтобы статус получить, надо пройти обучение в «Школе животновода». Кстати, до осени во всех районах, где ведется заготовка молока, пройдут эти курсы. Там дадут основы ветеринарных знаний, правила ухода за животными, их содержанием, а еще хранения, перевозки молока и не только.

Еще одно условие — пройти специальную комиссию. Специалисты оценят санитарное состояние помещения, в котором проходит доение, оборудование. То есть тот минимум, при котором ЛПХ, получив статус товарного, гарантирует производство качественного продукта.

- А что касается индивидуального учета качества молока? Он влияет на эффективность?

– Безусловно! Например, в Упоровском районе, в кооперативе «Усадьба» фиксируется все молоко, поступающее на приемный пункт. Как это происходит: берется образец и помещается в холодильник. Если сборное молоко, после поставки на приемный пункт в кооператив, выдержало показатели качества, то никаких разбирательств. Но, если нет, то все образцы от каждого направляются в лабораторию. Тот, кто допустил снижение качества несет ответственность. Она жесткая. Две недели не принимается молоко от подворья.

- Мы «бьемся» за качество, а между тем цена на молоко падает. Почему?

– Вопрос цены — острый. К сожалению, за последние полгода она упала. И это касается всех регионов страны. Есть несколько факторов. Расскажу об одном из них, который сильно «надавил» на рынок: по мнению экспертов Министерства сельского хозяйства, у меня нет оснований им не доверять, в Россию завезли много сухого молока. А оно после переработки дает молочные продукты, которые существенно по себестоимости дешевле, чем те, что производятся из натурального молока.

По оценке экспертов, восстановленное молоко — это, в среднем, 10–12 рублей. Тогда как натуральное – в 2 раза дороже!

- По поводу сухого молока. Что в нем не так? Раньше, вспомните, в советское время мы его пили и нас ничего не пугало. Неужели нынешнее — вредное?

– Нет. Оно не вредное. И, да, раньше мы, действительно, употребляли много продуктов из восстановленного молока. Тут надо ставить вопрос о полезности. Вокруг этого споры.

- Что, оно бесполезное, получается?

– Не совсем так. Сухое молоко — это источник энергии. Можно создать молочный продукт на его основе. Он пригоден для пищи, по ГОСТу разрешен.

- А что касается вкусовых качеств и пользы?

– А вот это совершенно разные вещи. Это как растворимый напиток в пакетике и натуральный сок. И то, и другое можно пить. Вы поймите, натуральное молоко обладает высокой биологической полноценностью — это касается витаминов, усвояемости минеральных веществ, формы энергии и не только. Его нельзя ничем заменить! То, что оно дает организму, ждать от сухого молока, безусловно, не стоит.

- Можно ли на вкус определить из какого молока сделан тот или иной продукт? Под силу ли это рядовому покупателю?

– Увы, нет. Технологии производства шагнули так далеко, что мы можем есть колбасу, в которой нет мяса и не подозревать этого. Тоже самое и с молоком. Надо быть специалистом, чтобы разобраться на месте.

- Рустем Османович, а вы это можете?

– Я смогу в чистом виде определить, что за молоко передо мной. Достаточно пол глотка. Но, это благодаря профессиональным навыкам. Сейчас же перед государством стоит важная задача — создать механизмы, которые не позволят обманывать потребителя. Это общая работа многих служб, нашей в том числе. И если в продукте есть сухое молоко, то это должно быть указано на упаковке.

- Но, сейчас-то как быть? Пока нет этих механизмов?

– Покупать тюменское. Все наши молокозаводы работают на натуральном сырье. И оно серьезно контролируется.

молоко, интервью, ЛПХ, коровы, сено, ГОСТ, стандарт, цена

Просмотры: 262

Комментарии

Читать далее