Павел Кузнецов: Люди боятся признать, что где-то им может быть лучше, чем в России

Автор: Айгуль Рахматуллина

Настало время учиться работать в межкультурной среде, уверен директор Центра международного образования ТюмГУ.

Grey

Директор Центра международного образования ТюмГУ Павел Кузнецов прошел стажировки в разных страна мира: Финляндии, Германии, Канаде, Мексике, Испании, Швейцарии, Австрии, Португалии, Турции, Венгрии, Словении, Чехии, США. О том, как почти бесплатно получить профессиональный, да и жизненный опыт за границей, он рассказал в интервью телеканалу «Тюменское время».

- Павел, чем так интересно заграничное образование сегодня?

– Есть много причин. Чаще всего называют совершенствование иностранных языков. А я бы отметил еще знакомство с другой культурой, и, кстати, со своей, поскольку, как известно, все познается в сравнении. Плюс полезные контакты по всему миру.

- Современные студенты думают именно об этих аспектах?

– Безусловно, нет. Молодые люди, поступая в учебное заведение, редко задумываются о том, что ждет их через четыре года. Они не всегда понимают: будут ли работать по выбранной профессии, продолжат ли обучение в магистратуре или, быть может, в другом городе. В 17 лет вряд ли кого-то это действительно волнует. Но это со временем придет.

- Павел, уместны ли сейчас разговоры о том, что лучше нашего образования нет, что делать за границей нечего, где родился там и пригодился?

– Не совсем. Я приведу один аргумент. XXI век — это век глобализации. Почти все проблемы и вызовы, которые стоят перед нами, — глобальные. А это значит, что они требуют участия мирового сообщества. Это, в свою очередь, будет возможно, если мы научимся работать в межкультурной среде, говорить на иностранных языках и просто понимать, что в мире есть не только наше мнение, но и другое.

- Разные взгляды на одно и то же?

– Да. Например, я часто на семинарах у студентов спрашиваю: «Какие ассоциации у вас возникают при упоминании имени Христофора Колумба»? И все как один называют: корабль, Америка, шляпа, путешествие. Потом мы смотрим видео, в котором коренные жители Америки достаточно негативно отзываются об этой исторической фигуре. Для них он имеет совершенно иное значение. И таких примеров великое множество.

- То есть люди, которые едут учиться за границу, прежде всего осваивают такой навык, как критическое мышление?

– Именно. В том же английском критическое мышление, о котором вы говорите, понимается скорее не как критика, а как допустимость другой точки зрения, более широкая картина этого мира. Это умение пригодится вам и в Шанхае, и в селе Сладково.

- Павел, почему вы выбрали сферой своей деятельности именно международное образование?

– Причина простая — это позитивное отношение к миру. Общаясь с людьми из разных стран, ты понимаешь очень важную вещь — миру нужен мир, чтобы не было войны. И когда я вижу маленьких детей, которые играют с автоматами и танками, то меня это совершенно не умиляет.

- Главный вопрос, который возникает, когда речь заходит об учебе, — это где взять деньги, если семейный бюджет не позволяет ее оплачивать?

– У меня не позволял. Я из неполной семьи, по этой причине впервые поехал за границу достаточно поздно. Мне было 25 лет. Заканчивал аспирантуру, был молодым преподавателем. Прошел конкурс (среди преподавателей) и отправился в Финляндию на три месяца.

Первые две недели были очень сложными. Чувствовал себя не в своей тарелке. Я делил кабинет вместе с коллегой из Техаса. Она о чем-то говорит, задает мне вопросы, а я только глазами хлопаю – далеко не все понимаю. А ведь на тот момент я уже год как посещал курсы английского языка! Остро чувствовал, что международный опыт не мешало бы получить раньше.

Что касается студентов, то существуют разные программы. Например, обучаясь в бакалавриате или магистратуре, часть обучения ты можешь пройти за рубежом. Это называется студобменом. Еще есть программы, по которым полноценную академическую степень можно получить за границей. Почти в каждой стране есть одна, а то и несколько подобных программ. Например, программа Фулбрайта в США и ее аналог – программа правительства России – «Глобальное образование», позволяющая получить степень ведущих вузов. Недавно она была приостановлена, но хочется верить, что она вновь откроется.

- Расскажите подробнее о программах. Что они из себя представляют? С какими странами сотрудничает наш регион?

– Если совсем просто, то я бы объяснил так: программа обмена – это шанс опустить ногу в воду и понять, хочешь ли ты окунуться полностью. Это возможность понять себя, подумать о своем будущем, выйти из зоны комфорта. На один семестр ты становишься студентом иностранного вуза и, как правило, изучаешь дисциплины той же программы, что и дома, только на иностранном языке, с зарубежными профессорами и в окружении студентов из разных стран. После возвращения изученные предметы засчитываются.

Наш регион сотрудничает с 19-ю странами. В лидерах три – Сербия, Китай и Германия. В Сербию едут изучать второй славянский язык, в Китай могут отправиться студенты разных специальностей, поскольку не требуется знание китайского, в Германии очень высокий уровень образования, знание немецкого приветствуются, но не обязательно, учебный процесс часто идет на английском.

- Расскажите о программах по получению степени. На что могут рассчитывать наши студенты?

– Все зависит от программы и мотивации самого студента. Программа может быть как платной, до 60 000 $ в год, так и практически бесплатной. Ты получаешь степень бакалавра у нас, а, например, магистра или PhD – за границей.

- Вы сказали, что эти проекты спонсируют и зарубежные, и российское правительства. Если попасть на любой из них, к каким расходам должен быть готов студент?

– Все очень по-разному. Где-то тебе оплатят учебу полностью, где-то – частично, а где-то оплатят и учебу, и проживание, еще и стипендию будут платить. Кроме того, специальные комиссии при вузах, глядя на ваши успехи, решат, на сколько могут снизить плату за обучение.

- А что взамен?

– Ничего!

- Тебе все оплачивают, а ты никому и ничего не должен?

– Это так. Поймите, образование – это социальное благо, а не предмет торгово-экономических отношений. Напрямую от тебя ничего не ждут. Речь о социальных целях. Многие страны мира заинтересованы, чтобы люди были более образованными. Образованные люди не хотят воевать. В программе «Глобальное образование», о которой я уже говорил, есть условие – отработать в России три года. Но, это и здорово – ты возвращаешься после учебы за границей, и тебя обеспечивают рабочим местом!

- То есть возможность учиться за границей есть. Дело за огромным желанием?

– И трудолюбием. Все-таки у вас должен быть неплохой уровень разговорного языка той страны, куда бы вы хотели поехать, и предметные знания. Знаете, когда мы ориентируем студентов на иностранное образование, то стараемся не начинать разговор с финансов.

- Почему? Разве он не самый острый?

– Нет. Самый важный вопрос — это понять, зачем тебе это надо. Может, наоборот, не надо. Поэтому я советую присмотреться к краткосрочным программам, не затратным. Важно заняться тем, что подходит именно тебе. Но, как я уже говорил, в 17 лет понять это практически невозможно.

К примеру, когда я предлагаю студентам выбрать Мексику или Казахстан, то большинство выбирает Мексику. А когда я привожу факты сотрудничества нашего региона и Казахстана, когда рассказываю о взаимной выгоде, о будущих перспективах, которые открываются для тех, кто прошел стажировку в этой стране, то многие свое мнение меняют.

- А если родители против? Их опасения можно понять. Как быть?

– По этому поводу мы даже провели эксперимент. Организовали однажды родительское собрание для студентов, уезжающих учиться по обмену. Пришли 10% мам и пап. Особо тревожащихся. Мы им все по полочкам разложили, чтобы они не волновались. Я отмечу, что большинство родителей все-таки понимает важность обучения в других странах.

- Вы побывали в разных странах мира. Не хотели остаться где-нибудь?

– Соблазна не возникало никогда. Я вот сейчас задумался: наверное, вы ожидаете услышать, что из чувства патриотизма, что в России лучше всего? Но, если говорить от сердца, то все несколько иначе.

- Что вы имеете в виду?

– Сейчас объясню. Когда люди только знакомятся, их чаще всего интересует вопрос – откуда ты? Мне довелось быть на выступлении африканской писательницы Taiye Selasi. По ее мнению, второй вопрос не учитывает мобильность и мультиидентичность. А это сильные тренды XXI века, между прочим! Так вот, ты получишь более конкретную информацию о человеке, если спросишь: Where are you local? (с англ.: Где ты чувствуешь себя комфортно, как дома?)

- При чем здесь патриотизм? Почему вы его упомянули?

– А при том. На витке патриотизма люди боятся признаться, что им где-то может быть лучше, чем в России. А ведь в этом ничего плохого нет. Сейчас нет четких границ. Нам хорошо там, где мы есть. Именно об этом говорит Taiye Selasi, о которой я упомянул. У нее самой родители из Нигерии и Ганы, родилась в Лондоне, училась в Бостоне, живет между Римом и Берлином и так далее. Откуда она? Патриотом какой страны должна быть?

- Павел, ваше мнение о России изменилось после этих многочисленных поездок по разным странам мира?

– Нет. А вот знания о собственной культуре – да. Они стали глубже. Иностранцы задают много вопросов, над которыми ты вообще не задумываешься. Что бы вы ответили, если бы вас – россиянина – спросили о Крыме, о Сирии, о закрытии Telegram, почему Ермака называют завоевателем? Стоит только выйти в мир, тебя будут бомбардировать такими вопросами. И нужно искать ответ внутри себя. Так что, посещая разные страны, ты формируешь более полное представление о своем государстве, прежде всего.

- Обучение в какой стране, по вашему мнению, оказалось самым интересным, полезным?

– Каждая страна была по-своему хороша. Но, я бы отметил две – США и Мексику. Год учебы в Нью-Йорке кардинально изменил мою жизнь. Я поменял юриспруденцию на педагогику. Что касается Мексики, то это просто что-то родное и очень близкое, как песни Чавелы Варгас.

- Мексика, и родное?

– Именно так. Ты ждешь от этой страны чего-то новенького, экзотического. А видишь что-то понятное и близкое. Я не могу подобрать нужных слов, но, поверьте, Мексика по менталитету очень близка нам. Я эту страну выделяю на фоне других – за эмоциональность, за душевность.

- А была ли страна, посещение которой было малоэффективным?

– Ну, что вы! Конечно, нет! Когда речь идет об учебе за рубежом, вы должны найти в себе способность к самообразованию. Она поможет вам получить максимальную пользу от поездки, даже если вас что-то не устраивает. Например, меня огорчила новость о том, что предстоит учиться три месяца в пригороде Детройта. После года, проведенного в Нью-Йорке, я попал в полупустой город с небольшим населением, где автобусы ходят раз в полтора часа. Там одна из самых депрессивных территорий страны. Раньше в Детройте бурную деятельность вели автоконцерны, но свои заводы они перенесли в другие страны. И теперь все очень уныло. Так я думал поначалу. А в итоге оказался для местных жителей чуть ли не знаменитостью.

- Почему?

– Русские там не частые гости. Я посетил разные организации, познакомился с не одной сотней людей. Узнал так много о волонтерстве и благотворительности. Увидел, как инициатива рождается внизу и доходит до самого верха. По крайней мере, это то, что я увидел в США. Американцы не будут сидеть сложа руки и ждать, что кто-то придет и все за них решит. Они привыкли действовать и добиваться своего.

- А была ли страна, которая вызвала культурный шок?

– Точно нет. Видите ли в чем дело, культурный шок возникает только тогда, когда ты не готовишься. Важно как можно больше узнать о стране, в которую ты отправишься. Подготовка, конечно, не гарантия, что все обойдется, но, все же у вас больше шансов не впасть в шок. Я знаю людей, их не много, которые принципиально не готовятся к поездке. Они гонятся за этим самым культурным адреналином. Так тоже можно поступать, но с одним условием – потом не жалуйтесь!

- Дайте 5–6 советов для тех, кто думает об учебе в другой стране. Что им важно знать?

– Айгуль, я бы дал не 5–6, а 56 рекомендаций, особенно когда речь идет о быте! (смеется) Но дам один, по мне – самый главный. Оставайтесь открытыми. Я глубоко убежден, что диалог – это единственный путь к прогрессу и миру.

образование, обучение, вузы, международное сотрудничество

Просмотры: 643

Комментарии

0
Camera 50
Виктор Лебедев 23 июня, в 16:34

“На витке патриотизма люди боятся признаться, что им где-то может быть лучше, чем в России.”. А может быть это вы боитесь признать, что люди просто любят свою страну, и в радости и в горе.

Ответить

Все комментарии