Павел Ситников: Ни дня отдыха я туристам не дал

Автор: Анна Чехонацкая

Что скрывается в Спасской церкви, где в центре Тюмени обнаружили скелет мамонта – в интервью биолога и эксперта-аномалиста.

Grey

Экологический туризм – одно из активно развивающихся в регионе направлений активного отдыха. О том, где можно необычно отдохнуть в области в интервью телеканалу рассказал Павел Ситников – краевед, биолог, эксперт-аномалист, создатель и руководитель клуба «Экотур-72».

– Павел Сергеевич, какой он экологический туризм в Тюменской области? Вы, по сути, первый, кто стал развивать это направление в регионе.

– Ну, считается, что так. Меня кто-то однажды основателем обозвал, так и пошло. В первую очередь, это направление я открывал для семейного туризма. Для активных людей, которые не хотят каждый выходной горбатиться на даче, не хотят ехать в Турцию, и там дурака валять, а желают знакомиться с достопримечательностями, которые у нас есть.

Клуб появился в 2011 году. К этому моменту я уже знал, куда везти людей. За плечами была сотня экспедиций, и все эти изюминки я выявил. В основном, новые памятники природы, о которых многие не знают, это же вам не торговые центры! Так что, есть что посмотреть, что показать, есть даже что пособирать.

Единственное, я бы не называл экологический туризм отдыхом. У меня даже есть свой неофициальный девиз: «Ни дня отдыха». Турагенты меня не поймут! Что значит, ни дня отдыха? Мы тут отдых рекламируем, а этот… Да, действительно, у меня вот так.

Недавно из Крыма вернулись, почти три недели там были. Ни дня отдыха я туристам не дал. Все без ног к вечеру валились. Достопримечательностей было много, их надо было смотреть, тем более, что у нас в области таких нет. А отоспаться можно дома на диване зимой. А зимы у нас долгие, темные, пожалуйста.

center

– Я знаю, что самая первая ваша поездка была в «Марьино ущелье». Почему выбрали именно эту территорию?

– Марьино ущелье находится в Исетском районе, я несколько раз в году туда приезжаю. Сейчас в ущелье цветут все четыре вида «венериных башмачков», это место уникальное. Там очень сложный рельеф, я бы сказал, «гористый». Перепад высот больше 60 метров, такого под Тюменью нигде нет. И, конечно, масса редких видов растений и насекомых.

По пути собираем ископаемую флору. Это отпечатки листочков на глине, которым несколько миллионов лет. Когда еще мамонтов в помине не было, эти растения уже росли. Тогда на территории региона была субтропическая флора, как сейчас, скажем, в Сочи.

– Какие еще места в регионе можно занести в список «уникальных»?

– Очень похожи на Марьино ущелье Шашовские горы в Упоровском районе. Там тоже до 60 метров склон, это древний берег реки Тобол. Территория сплошь заросла редкими лекарственными травами. Здесь около 15 видов краснокнижных растений. Кстати, это экологически чистое место имеет такую же высокую энергетическую ценность, а мы энергетику замеряли – как Марьино ущелье. Там самые высокие показатели на всем юге Тюменской области. В таких местах люди просто чувствуют себя хорошо.

– Павел Сергеевич, кому точно не стоит ездить в такие экологические туры?

– В первую очередь тем, кто не привык передвигаться дальше, чем от кухни до туалета. Потому что, всё-таки, из окна автомобиля мы природу не смотрим. До места едем, конечно, а там, извините, приходится подключать все свои конечности.

На Марьино ущелье, к примеру, у меня туристы только на «четырех конечностях» приползают по тропке. А потом просто лежат «звездочкой», отдыхают.

Но нет никаких жалоб. Ведь это положительные эмоции. И люди видят то, что никогда в жизни больше, скорее всего, не увидят. Это перекрывает все «минусы». Ну, мы же не на Эверест тащимся! 60 метров это не 600 и не 6 тысяч! Это можно всё пережить.

– Я знаю, что тем, кто идет с вами в тур запрещено употреблять алкоголь и курить…

– Верно. Это мое моржовое воспитание, там никто не пьет и не курит. К тому же я «нахлебался» этого в научных экспедициях. Были у участников большие проблемы, особенно с алкоголем. Поэтому решил, да, с точки зрения техники безопасности лучше сразу тех, кто слаб «на это дело», отваживать. Чтобы они не портили другим поездку, и не было никаких ЧП.

– Вас еще называют экспертом-аномалистом. Где в Тюменском регионе есть по настоящему аномальные места?

– Если говорить об аномальных явлениях, то я к этому отношусь скептически. Кому-то что-то показалось, и понеслось… НЛО, привидения… Нет, мы за таким не охотимся. Это бесполезно, ноль шансов на успех. Я изучаю аномальные объекты. К примеру, это мегалитические сооружения, которые достались нам от предыдущих цивилизаций. А такие есть в Сибири, в Заполярье.

В этом году мы отправляемся в минерал-тур под Новый Уренгой. Люди поедут и наберут себе самоцветов, сколько, в прямом смысле, утащат на плечах. А фишка в том, что среди этих минералов встречаются халцедоны с нанесенными вручную узорами. Это невозможно технически сделать. И как размягчали камень наши древние предки – не ясно. Таких артефактов найдено всего несколько десятков штук по всему миру. Им десятки тысяч лет. Это утраченная технология, и непонятно, что эти знаки означают. Вот за этим я охочусь.

– А если говорить о юге региона?

– Что касается аномалий, я бы не конкретизировал. Это творческий интерес. Скажу одно, у нас есть три языческих святилища. На них я лично побывал. Но, опять-таки, кому-то что-то покажется в этих местах, кому-то нет.

Юг Тюменской области я больше использую для научно-познавательного туризма. Там есть редкие виды животных, растений, уникальный ландшафт, великолепные виды для фотосессий.

– Хорошо, но может есть места, которые обросли легендами и жуткими историями, а вы эти мифы развенчали?

- Да, такие есть. Были «чертовы ямы» в Викуловском районе – я разрушил эту историю. Была такая же «чертова яма» под Ялуторовском в деревне Петелино. Я вообще ее измерил своим ростом. Мне по грудь она оказалась. Я не знаю, чего так боялся местный люд все эти годы. Вот выпить литр водки – не боятся, а залезть в «чертову яму», и убедиться, что она вовсе не бездонная – боятся.

Это наверное весело, иметь у себя такую «страшилку». Там, где не хватает культуры, люди создают деревенские легенды, чтобы самим себе было интереснее. И детей еще попугать.

– Ракетная база под Тюменью, ее относительно недавно рассекретили. Она сегодня тоже вызывает интерес?

center

– Конечно, это грандиозный объект холодной войны. Самый засекреченный на юге Тюменской области. В свое время денег в него вложено было очень много. Это стратегические ракеты, которые были направлены, не секрет уже, на США.

Там были гигантские ракеты, поэтому остались гигантские ангары. Очень много подземных сооружений. Сохранился подземный ход между стартовыми площадками. А сами площадки взорвали, они были наземного базирования. Раскуроченные интересные штуки. И эти бетонные сооружения, они свою прелесть имеют.

– Вернемся к экологическим турам. Расскажите о находках, которые привозите из экспедиций.

– Вот эти две самых больших находки – родственники. Мы привезли их с Кыштырлинского карьера, это недалеко от поселка Винзили. Там добывают глину для строительных целей. Пока есть две версии, что это такое, и одна смешнее другой. Это однозначно окаменевшая органика.

По одной версии, это двустворчатые моллюски. Я так считаю, потому что одну такую окаменелость, из кучи найденных, я встретил открытой. Она сейчас находится в фондах нашего музейного комплекса. Я туда часть коллекции подарил недавно.

center

Вторая версия, что это копролиты гигантских рыб – ископаемые экскременты. Но если бы я не видел ту самую открытую окаменелость, я бы тоже так посчитал. А пока я придерживаюсь той версии, что это огромные ракушки, причем пока неизвестные науке. Ни в одном атласе или определителе я ничего подобного не видел. Каждой из них примерно по 40 миллионов лет.

С Кыштырлинского карьера есть еще один замечательный минерал, точнее друза. Вы удивитесь, но это самородный гипс. Все привыкли его наблюдать только в виде сломанной ноги или руки. Но если этот минерал измельчить, то он будет как белый порошок. Он похож чем-то на горный хрусталь, и даже немного интереснее, потому что «растет» более разнообразно. Найти такую друзу удается немногим участникам экспедиции, только самым везучим.

Находим и агаты. Это самоцветные камни, которые в массе встречаются в одном из карьеров под Новым Уренгоем.

– Павел Сергеевич, а в Тюмени можно что-то найти интересное? Не выезжая за пределы города?

– Полно всего! Можно найти железяки, гвозди и прочий мусор (смеется, – Прим. ред.). Хотя в Тюмени, я вам скажу, находили даже скелет мамонта. В самой Тюмени! Не в Решетниково, откуда наш скелет, который стоит в музее, а прямо в городе. Но это были тяжелые 40-е годы и его сохранить не удалось. Его, если не ошибаюсь, нашли на улице Водопроводной. То есть в самом центре города!

Можно найти клады! И вы знаете, что их в нашем городе находили. Город был торговый, купеческий, поэтому это не удивительно. Кстати, есть одно местечко в Спасской церкви, которую недавно освободили от музейных фондов. Там есть замурованное со всех 6 сторон помещение, и никто туда еще не заглядывал. Мечтаю пробить ложную стенку и заглянуть туда.

Ситников, экотуризм, тайны, находки, спасская церковь, природа, история

Просмотры: 1137

Комментарии

Читать далее