Главврач центра реабилитации Алефтина Лузина: GPS-навигатор заменяет пациентам зрение

Автор: Анна Чехонацкая

Как в Тюменской области помогают детям и взрослым с нарушением слуха, речи и зрения, рассказали сотрудники центра «Пышма».

Grey

О том, как в Тюменской области сегодня помогают детям и взрослым с нарушением слуха, речи и зрения, рассказали в интервью «Вслух.ру» и телеканалу «Тюменское время»: Алефтина Лузина – руководитель, главный врач центра социальной и медицинской реабилитации «Пышма» и Марина Вятчинина – сурдопедагог центра.

– Алефтина Анатольевна, центр «Пышма» был создан в 2009 году и изначально оказывал помощь только взрослым людям, когда стали работать и с маленькими пациентами?

– Верно. Первым нашим направлением, начиная с 2009 года, была реабилитация инвалидов старше 18 лет, и только по зрению. Уже в 2010 году, благодаря работе с департаментом здравоохранения и областным офтальмологическим диспансером, мы смогли открыть направление для детей.

В 2011 году перед нами встала очередная задача – открыть речевое направление, поскольку в регионе на первое место вышла инвалидность по речи. Мы готовили персонал, закупали оборудование, и в этом же году направление было открыто.

В рамках «речевых» путевок к нам начали приезжать дети с кохлеарными имплантами. Сотрудники понимали, что для таких ребят данная реабилитация недостаточна, обязательно нужен сурдопедагог и доктор сурдолог. Мы начали серьезно заниматься этим вопросом и решили открыть направление реабилитации детей после кохлеарной имплантации и слухопротезирования. За два года нам удалось подготовиться, и теперь у нас есть нужные специалисты.

center

– Марина Александровна, вы относитесь к числу этих редких кадров. Расскажите, какая задача сегодня стоит перед вами?

– Я работаю с детьми после кохлеарной имплантации и слухопротезирования. Сегодня мы можем принять ребят с нарушением слуха и оказать им достойную помощь. Работа строится на программе комплексной реабилитации. Глобальная цель нашей работы – формирование устной речи у детей с нарушениями слуха независимо от того, какая степень потери слуха, какие сопутствующие нарушения, какого возраста ребенок.

– А какие случаи бывают в вашей практике?

– Дети приезжают очень разные по уровню развития и реабилитации, но мы всегда настроены на то, что необходимо формировать у ребенка устную речь. Конечно, каждый добивается индивидуальных показателей. Есть очень хорошие результаты, когда ребенок полностью интегрируется в общество, когда он посещает обычную школу, занимается в музыкальной и художественной школе. Но есть случаи, когда мы можем лишь обучить их речи в быту, бытовому словарю. Однако и это тоже большой прогресс.

Ведь это существенное повышение качества жизни семьи. Когда родители уже не воспринимают ситуацию как трагедию. Когда они видят, что ребенок в состоянии взаимодействовать с ними, родственниками, окружающими.

– Как удается найти подход к каждому, кто посещает центр? Это какая-то предварительная подготовка, личный настрой?

– Найти подход – самый первый шаг. Главнее – установить контакт с сопровождающим лицом, кто приехал с ребенком. Это мамы, папы, бабушки. При первой встрече мы, конечно, беседуем с семьей, задаем вопросы, наблюдаем за ребенком. Также у нас широко практикуется присутствие родителей на занятиях. Они также пробуют и осваивают методические приемы, выполняют домашние задания.

Иногда наш центр даже называют санаторием, что мне не очень нравится. Я хочу, чтобы нас все-таки называли реабилитационным центром. Потому что к нам приезжают не отдыхать, а работать. И мы настроены на то, чтобы в реабилитационный процесс включалась вся семья.

– Почему важно, чтобы родители были вовлечены в процесс реабилитации?

– В первую очередь, необходимо создать условия в домашней среде, научиться по-новому взаимодействовать с ребенком, не ставить перед ним невыполнимых задач. Родители должны объективно оценивать состояние ребенка и избегать полярных ситуаций, когда требуют слишком многого или же не требуют ничего.

Нужно объективно понимать, какие этапы в своем развитии должен пройти ребенок, что нужно для этого сделать. Та команда, которая есть у нас в центре, и дает эти рекомендации. Это логопед, психолог, сурдопедагог, специалисты по социокультурной реабилитации, врач-сурдолог, врач-терапевт, врач-педиатр, врач лечебной физкультуры. С семьей работает вся команда. Это является главным условием успеха в работе.

center

– Алефтина Анатольевна, назовите наиболее успешные проекты центра.

– Их много, но я бы хотела рассказать о проекте, который пока был запущен только в нашем регионе. Это обучение инвалидов по зрению ориентированию и мобильности с помощью GPS-навигации. Проект был запущен в 2011 году. Важно то, что мы не только обучаем, но и обеспечиваем инвалидов «социальным пакетом». Мы выдаем им в бессрочное пользование смартфоны, GPS-навигаторы, закачиваем туда необходимые программы.

Обучили уже 576 человек. Есть много положительных отзывов. К примеру, один из пациентов прошел обучение (у нас оно ступенчатое, от простого к более сложному). Освоив все методики и приемы пользования оборудованием, мужчина смог съездить с женой в Псков, пройти по историческим местам города, побывал у памятников культуры. И все это с помощью GPS-навигатора.

– Если продолжить тему «новых технологий», Марина Александровна, вы в работе тоже применяете интересную методику, это аппарат «Верботон». В каких случаях он необходим при реабилитации?

– Аппарат «Верботон ВТ-15» относится к верботональному методу реабилитации людей с нарушениями слуха. Его разработал в Хорватии профессор Петар Губерина. Мы смогли закупить это уникальное оборудование и пройти специальное обучение.

«Верботон ВТ-15» хорош для тех, кто только начинает реабилитацию. Основная идея метода в том, что человек слышит всем телом, в первую очередь низкие звуки и вибрацию. Когда к нам приходит глухой ребенок, который находится «вне звуков», то наша основная задача, как мы это называем, «раскачать» его. Если ребенок все-таки не реагирует на звуки, на голос, тогда мы начинаем учить его реагировать на вибрацию.

В аппарате «Верботон» есть устройство, которое создает колебания. Ребенок берет его в ладошку, а в микрофон подаются различные звуки. Мы читаем стихи, можно петь песни – главное, чтобы ребенок почувствовал вибрацию и понял связь между голосом и этим элементом. Главным успехом является достижение обратной связи, когда ребенок говорит и понимает, что способен голосом воздействовать на окружающий мир.

center

Нередко нам приходится «вызывать голос», если к нам попадают дети, у которых его нет. Часто родители допускают ошибку, потакая использованию ребенком только жестов для передачи информации. В таких случаях он не ощущает необходимости использования голоса как инструмента общения.

Как раз в тех случаях, когда мы видим, что ребенок не пользуется голосом, мы используем аппарат «Верботон ВТ-15».

– Алефтина Анатольевна, после того, как дети проходят реабилитационный курс в центре, специалисты продолжают наблюдать за их развитием?

– Конечно, мы своих пациентов не оставляем, продолжаем с ними активно работать. В 50–70% случаях это наши повторные пациенты. Они проходят реабилитацию постепенно, накапливая умения и навыки, которые им дают специалисты. Но в межреабилитационном периоде мы обязательно их сопровождаем. Врачи ведут консультирование по скайпу и электронной почте, дают задания, в том числе родителям. У нас много детей из отдаленных территорий, сельской местности, которым трудно добраться до центра.

Мы видим, что успеху, во многом, способствует активная работа родителей. Также очень важно своевременно, уже начиная с роддома, выявить недуг и поставить ребенка на учет. А если необходимо – провести операцию. Причем без реабилитации сама операция успеха не приносит. В первый год после оперативного вмешательства ребенок должен проходить реабилитацию до 4 раз. И такая возможность в нашем регионе есть.

Пышма, реабилитация, дети, нарушения, слух, зрения, Тюменская область, интервью

Просмотры: 297

Комментарии

Читать далее