Психологи о суициде: Люди часто сами ставят себя в тупик

Автор: Айгуль Рахматуллина

Суицид. Что должен знать каждый и о чем страшно спрашивать? На вопросы тюменцев отвечают психолог Юлия Лукашенок и психиатр Александр Пелымский.

Grey

Число зарегистрированных попыток суицида в Тюменской области в 2017 году, в сравнении с 2016, увеличилось на 15%. При этом число самих суицидов уменьшилось на 20%. Что должен знать каждый и о чем страшно спрашивать? На вопросы тюменцев отвечают психолог Юлия Лукашенок и психиатр Александр Пелымский.

- Юлия, Александр, здравствуйте! Вопросы, которые прислали горожане, буду задавать анонимно, представляя только гендерную принадлежность. Кстати, больше всего вопросов поступило от мужчин. С одного из них и начнем: «Ради чего жить, если все так называемые цели, которые выбирает человек, порой, в качестве смысла жизни, пусты по сути?»

Александр Пелымский: – Вопрос скорей философский. На него человечество до сих пор не нашло однозначного ответа. А вообще, задаваясь таким вопросом человек, сам себя ставит в тупик.

- Если человек об этом спрашивает, значит есть причина!

Александр Пелымский: – Человек так устроен – усложняет то, что не стоит усложнять, и упрощает то, что не надо упрощать. У каждого человека смысл свой. Причем в течение жизни он меняется неоднократно.

Юлия Лукашенок: – Это вопрос-оправдание. Почему его задает мужчина? Попробую объяснить. Работая с мужчинами, часто наталкиваюсь на то, что для них важнее всего успешность и реализация в социуме. Именно поэтому они мыслят масштабно. В этом плане у женщин несколько проще, у них всегда есть ряд коротких целей, которые спасают от философских вопросов. Не надо себя загонять в тупик, как уже сказал Александр. Учитесь радоваться малому, по принципу «здесь и сейчас».

- Следующий вопрос задает женщина: «Как распознать, что подросток склонен к суициду? Порезал руки (не вены). Зачем? Объяснить толком не смог. Это уже звоночек или дурь подростковая?

Александр Пелымский: – Да. Это уже звонок. Надо разбираться, что послужило причиной. Депрессия? Самонаказание? А может, родители поругались и ребенок на этом фоне самоистязанием занялся? Даже если это и не суицидальные мысли, меры принимать надо. Показать специалисту обязательно!

center

- Но, у нас как-то не принято этого делать. Люди бояться огласки.

Александр Пелымский: – Да. Врачей-психиатров избегают. Лучше попробуем народные методы, съездим к знахарке или кому-нибудь еще… Но, цена таких непродуманных решений крайне высока! В Тюмени сегодня, кроме психиатров, которые принимают на ул. Герцена, 74, есть и частные доктора. Сходите к ним, они примут вас анонимно. Только не сидите на месте! Не ждите, что проблема сама по себе исчезнет.

- Как и с чего начать разговор с ребенком об этом?

Александр Пелымский: – Ищите компромисс. Отталкивайтесь от свершившегося факта — порезанные руки. «Мы сходим к врачу, и если он скажет, что все нормально и надо лечить маму, то значит будем лечить маму. А если есть проблемы, то мы их решим». Но, если вы с упорством скажете: «Так! Идем к психиатру завтра!» – то, поверьте, ничего хорошо из этого не выйдет. Ну, приведете ребенка, а он отвернется и не слова не произнесет. И? Поэтому и говорю, что очень важно родителям найти контакт, точки соприкосновения.

Юлия Лукашенок: – Многое зависит от мотивации, которая ребенку прививается этим разговором.

- Что вы имеете ввиду?

Юлия Лукашенок: – То, что мотивация может быть разной. Это я хочу донести до взрослых. Чтобы было понятно, приведу пример: в своей работе мы с Александром встречаемся с тем, что родители запугивают детей: «Еще раз порежешь руки, и я тебя к психиатру отведу!» Вот так делать не надо ни в коем случае!

- Следующий вопрос задает мужчина: «Почему суицид считается трагедией нашего времени? Это раньше суицид осуждали, в освещенной земле не хоронили, а теперь суицид не имеет видимых форм осуждения».

Александр Пелымский: – Суицид был и остается трагедией. Ни в одной религии это деяние не приветствуется!

- Скажите, а люди, которые остались живы, какие называют причины?

Александр Пелымский: – Это всегда тупик. Тупик в любовных отношениях, в финансах, в учебе… Когда человек не видит выхода. Плюс депрессия.

- Всегда ли это проявление слабости?

Юлия Лукашенок: – Скорее это безысходность.

Александр Пелымский: – И сильный человек может оказаться в такой ситуации.

- А вообще в норме человеку могут приходить в голову мысли о суициде?

Юлия Лукашенок: – Могут. Каждый, кто обладает интеллектом, такие моменты переживает, и название им — жизненный кризис. Размышления об этом вовсе не значит, что человек будет действовать.

- Следующий вопрос задает мужчина, он поднимает тему, которую мы уже затронули в самом начале беседы: «Мой родственник предпринял суицидальную попытку, остался жив. Его родители сделали все, чтобы никто не узнал причины и чтобы не поставили на учет к психиатру. Якобы, это был несчастный случай, а не попытка самоубийства. Разве можно в таких случаях избегать психиатров?»

Александр Пелымский: – В любом случае нужно обратиться к врачу, чтобы специалист определил, что это было — несчастный случай или попытка суицида? Надо разобраться в причине — это очень важно. Еще раз повторю, что в Тюмени специалистов хватает. Можно попасть и на анонимный прием.

- И снова вопрос от мужчины: «Под силу ли родственникам, друзьям понять, что с их товарищем, соседом, знакомым что-то не так? Ведь может такое быть, что человек с виду очень успешен, а внутри очень одинок и подумывает о смерти? Или это дано исключительно специалистам?»

center

Юлия Лукашенок: – Именно людям, близким в окружении подаются первые сигналы и касаются они изменений в поведении. Не поленитесь просто спросить: «Ты как сегодня? С тобой все в порядке?» И если вам человек не безразличен, вы поймете, что ему нужна помощь, поддержка. А специалисты скорее в помощь семье.

Александр Пелымский: – Да, в обычной жизни особенно видно, что с вашим товарищем, соседом, знакомым, близким что-то не так. Не будьте безразличными. А вот в этом и заключается главная беда — люди перестали быть внимательными и чуткими к окружающим, к родным. Особенно к детям, которым так важно внимание взрослых.

- А чего бы вы категорически не советовали делать родителям по отношению к детям?

Юлия Лукашенок: – На протяжении всей жизни важно формировать ощущение нужности. Очень часто родители говорят о том, что должен делать ребенок, ну, например, по дому. А когда ребенку плохо из-за ссоры с приятелем или из-за плохой оценки, он думает: «А не будет меня, то не надо будет постель заправлять, не буду топтать в коридоре, мусорить…» Поэтому очень важно, чтобы у ребенка с самого рождения были обязанности по дому, чтобы он понимал свою значимость, что без него дрова не будут колоться, потолки белиться, ведь семье без него никак. Маме и папе станет плохо.

- То есть не отталкивать ребенка и не упрекать его?

Юлия Лукашенок: – Конечно. Нельзя этого делать, как и сравнивать ребенка с другими детьми не в его пользу. Единственное сравнение может быть только с самим собой, причем с выгодной позиции: «Посмотри! Как у тебя получается хорошо. А ведь когда ты был маленьким, ты этого не умел!»

А еще детей гнетет страх не оправдать ожидания родителей. Их с самого раннего детства фокусируют на достижении успеха. Ко мне стали приводить детей, которые с трех лет посещают курсы к подготовке к школе. Их затачивают на безупречное знание иностранных языков.

- Если бы только от этого зависело личное счастье человека…

Юлия Лукашенок: – В этом-то и дело. Неудачи воспринимаются детьми как что-то непреодолимое. Приведу один из самых распространенных примеров — сдача ЕГЭ. Дети боятся не оправдать ожидания мам и пап: завалить экзамен, получить низкий балл, не поступить на бюджет… Ведь родители, к моему глубокому сожалению, учат их жить безошибочно.

Александр Пелымский: – Да, родители требуют результатов от детей, не обращая при этом внимания на их способности. А если он физически этого не может сделать? Ну, давайте меня заставьте прыгать в высоту на два метра. И что из этого получится? Ничего! Поэтому и советую объективно оценивать возможности детей. А еще — подавайте личный пример. Правильный, логичный. А не так, как это происходит обычно: детей заставляют хорошо учиться, чтобы поступить на бюджет, а мама при этом с двумя высшими образованиями работает техничкой. Это реальный случай.

- А что касается ценности жизни?

Александр Пелымский: – Ее надо прививать, безусловно. И это в руках родителей. Повторю очень распространенное мнение — многое в нашей жизни зависит от семьи, в которой мы воспитывались.

суицид, психология, подростки, смертность, проблемы, дети, взрослые, интервью, психиатрия

Просмотры: 322

Комментарии