Номинант «Золотой маски» Сергей Скобелев: Спасибо режиссеру, давно хотел помолчать на сцене

Вслух.ру

«Данил перелопатил всю эту пьесу и перевернул образ, по-новому взглянул на материал. Поэтому, наверное, мы и едем на «Золотую маску», - говорит актер.

Grey

Спектакль «Молодость» Тюменского Большого драматического театра заявлен на российскую национальную театральную премию «Золотая маска» в пяти номинациях: «Спектакль большой формы», «Работа режиссера» (Данил Чащин), «Женская роль» (Кристина Тихонова), «Работа художника» (Дмитрий Горбас), «Мужская роль» (Сергей Скобелев). Ведущий актер Тюменского драмтеатра Сергей Скобелев рассказал, какое впечатление на него произвела личная номинация, о работе с режиссером и театральных мечтах. Интервью подготовлено пресс-службой ТКТО.

- Сергей, расскажите, как вы отреагировали, когда узнали о номинации на «Золотую маску»?

– Полная, абсолютная неожиданность! Больше никак об этом не скажешь. Когда спектакль появился, уже было понятно, что он заслуживает внимания, и, скорей всего, номинация будет. Но точно мы не знали. Лично я предполагал, что мы можем быть заявлены.

И чудо случилось – нам дали целых пять номинаций!

- Но для вас это еще и личная номинация на лучшую мужскую роль.

– О такой возможности я и не думал, не предполагал, что эта роль – взгляд режиссера, наш совместный взгляд на этого персонажа – так затронет критиков и экспертов! Даже не допускал мысли, если честно.

Помню этот момент. 31 октября. Мы вернулись с гастролей из Улан-Удэ. Начался финальный прогон спектакля «Призраки». Коллеги сидели и ждали новости из Москвы, тогда должны были выставить результаты на сайт. Я вышел со сцены, и ребята толпой на меня налетели в темноте за кулисами: «Мы едем на «Маску»! Нас взяли!» Потом громкий шепот, взрыв шепота: «Тебя поздравляем!» – Спасибо, спасибо! – Нет! Мы ТЕБЯ поздравляем! – В смысле? С чем? – У тебя личная номинация! – Как…?!»

Осознание пришло позже. А в тот момент шла репетиция, голова была занята другим. На самом деле, когда остаешься наедине с собой, понимаешь, что, в принципе, черт возьми, это достижение! Особенно для провинциального актера в наше время, когда в современном мире театра появились сложности со званиями.

В советские годы, к примеру, было проще, тогда актер был богом. А сейчас актерами называют КВНщиков, любого, кто снялся в рекламе, даже Ольга Бузова у нас актриса.

Идет большое выхолащивание профессии. А нам так хочется верить, что мы занимаемся настоящей профессией, мы ИГРАЕМ в спектаклях! Признанные мастера сцены говорят о важности театра. Владимир Машков, к примеру, считает, что «актера можно увидеть только в театре, не в кино, не в сериалах», или Олег Меньшиков, который уверен: «если ты только снимаешься в кино и не играешь в театре, ты по-настоящему можешь потерять профессию».

- Что для вас значит эта номинация?

– Я стремился. Не могу сказать, что цель была, как на тренинге, пройти одну ступеньку – заработать миллион долларов, пройти следующую – заработать миллиард. Просто, получая очередную роль, пытался честно выполнить работу. Все. Поездка на «Золотую маску», пять(!) номинаций, личная номинация! Такое выпадает не всем.

Наш театр впервые в номинации, значит в историю уже вошли. Это великая веха в истории тюменского театра!

«Золотой маске» 25 лет в этом году. И 25 лет не было даже намека на попадание в номинацию, в лонг-лист только входили. И то это было в новейшей истории. А сейчас главное – не «забронзоветь».

- Как вы оцениваете свои шансы?

– Конкурентов изучил (смеется). Знаю, что там Максим Аверин, Андрей Бурковский. Андрей – КВНщик, боюсь, что он мой главный конкурент. У него тоже сейчас яркая полоса в жизни, даже в «Тоболе» снялся (улыбается).

На самом деле, никаких ожиданий! Гоню от себя мысли и прогнозы. Наша главная задача – съездить в Москву и достойно, честно, «правильно», как говорил режиссер, сыграть спектакль, не пытаясь ничего и никому доказать. Не дать лишнего. Не плюсануть: «Да! Я сейчас сыграю!»

- За последний год у вас появилось много новых наград: Почетный работник культуры и искусства Тюменской области, номинант «Золотой маски», отмечены специальным призом блогерского сообщества за роль Сальери в спектакле «Пушкин, Моцарт и Сальери». Удача?

– В тюменском театре я играю 18 лет. А впервые пришел на работу в Курганский драматический театр в марте 1994 года. Мне тогда было 20 лет, меня взяли как студийца и начали выращивать.

Этот год действительно богат на звания, но я всегда старался работать честно, особенно в тюменском театре. Я помню прежние времена: всегда приходил в театр с улыбкой, с радостью. Эта работа была и остается моей любимой, в театральном мире мне интереснее, чем в любом другом.

Увлечения, интересы, не связанные с театром, конечно, есть. Это автомобили, путешествия, готовка, например.

Могу, в конце концов, собрать табуретку! Хороший актер, говорят, все может.

Но по-настоящему я себя ощущаю в своей тарелке именно в театре.

- Какие у вас были ощущения, когда спектакль смотрели эксперты премии?

– Я отнесся ответственно, по задачам, помня о том, что нельзя расслабляться, как говорится, не с холодным носом. Тем более, режиссер находился с нами, и мы неплохо сыграли.

- Как вы оцениваете работу с режиссером Даниилом Чащиным?

– Помню его еще студентом, если честно. Не преподавал у их курса, хотя Марина Жабровец как-то в 2000-х приглашала меня. В тот момент я не стал брать на себя ответственность за судьбы молодых людей. В этом смысле я большой перфекционист. Поэтому, наверное, не лезу в режиссуру, хочу, чтобы все было правильно. От актера необходимо добиться выполнения поставленной задачи, а для этого нужно большое искусство и терпение.

Режиссура бывает разная. Один режиссер объясняет, разбирает долго, кропотливо. Другой говорит: так и так, встал на эту ноту, повернулся, пошел туда. И это не значит, что один спектакль лучше или хуже другого.

С некоторых пор режиссура стала, в основном, моложе меня (улыбается).

Поэтому разговариваю с ними иногда с позиции опыта. Никогда не навязываю, не спорю, но предлагаю: а может, вот так? Или режиссер с этим соглашается, или приходим к третьему варианту, пожалуйста! В случае с Данилом на первом этапе работы я был не совсем принят. Для меня это был странный выбор пьесы, решение спектакля. Возник вопрос: зачем брать классическую, довольно заунывную пьесу и загонять ее в такие рамки?

- Роль Ракитина?

– На первый взгляд, это не моя роль. Такое ощущение. Я всегда живой, двигающийся, возможно, суетливый, танцующий, активный актер. Данил перелопатил всю эту пьесу и перевернул образ, по-новому взглянул на материал. Поэтому, наверное, мы и едем на «Золотую маску».

Спасибо режиссеру, я давно хотел побольше молчать на сцене, и мне посчастливилось это сделать. Эта роль действительно отличается от тех, что у меня есть!

- Чем она отличатся от других?

– В данное время я играю около двадцати ролей в театре. Актер, занятый в спектакле, как правило, воспринимает постановку через то, что он делает на сцене. Кому-то, безусловно, в каких-то спектаклях некомфортно местами или целиком, иногда с годами устаешь от роли, даже если очень любишь эту работу. Например, в спектакле «Он, она, окно, покойник», который идет 13 лет, я скачу 150 раз (смеется). Но эта комедия до сих пор собирает аншлаги.

- О каких ролях вы мечтаете?

- Хочу дорасти до короля Лира.

В Тюмени мной сыграно около 70 ролей, в Кургане – около 20-и. Но у меня нет по-настоящему большой роли в Шекспире. Я был введен в старом театре в спектакль «Виндзорские проказницы», в эпизод, но хочется все-таки чего-то серьезного.

Мюзиклы люблю, тоже очень хочется захватить! Петь люблю. Говорят, получается. Их ведь куча, классных мюзиклов. Было бы здорово, например, сыграть «Иисус Христос – суперзвезда». Но скорей всего, не допустят показ в Тюмени.

- Что бы вы себе пожелали в следующем году?

– Сняться в кино! Не просто в небольшом эпизоде, а именно в хорошем фильме. У меня нет таких планов в силу занятости в театре, скорее всего, времени на кино не останется. Поэтому либо театр здесь, или кино там. Но из Тюмени пока я уезжать не собираюсь.

театр, Золотая маска, молодость, актер

Просмотры: 376

Комментарии

Читать далее