Banner

Ольга Солоницына: Я по жизни – спринтер

Автор: Богдан Логинов

Об уроках телевидения, профессионализме и любимых детях телеведущая рассказала "Вслух.ру".

Grey

Телеведущая канала «Тюменское время» Ольга Солоницына мечтала быть учителем. Однако все решил случай… Она до сих пор не считает себя профессионалом, хотя ей постоянно предлагают передавать свой опыт другим. О том, какие уроки ей преподали в свое время коллеги, почему она журавлю в небе предпочитает синицу, и как воспитывает троих мальчишек, Ольга рассказала «Вслух.ру».

– Как ты оказалась на телевидении?

– Случайно. Все хорошее часто происходит случайно… Это был первый кастинг на первое частное ТВ Тюмени — Студию ТРТР. Шел 2000 год, я училась на четвертом курсе филологического факультета, мы сидели вместе с девчонками, болтали и тут услышали про набор ведущих. Решили сходить «от нечего делать». Причем мои подружки были с журфака, а я – с филфака. Но взяли в итоге меня. Попросили рассказать стихотворение. А мы латынь недавно сдавали, я и рассказала на латыни. Это первое, что быстро пришло мне в голову… А кастинг стал единственным, который я проходила в своей жизни (улыбается). Все выглядело серьезно: два этажа народу, гример, камера, «приёмная комиссия», страшновато было. Вот так вот девушка, которая всю жизнь мечтала стать педагогом, занялась телевидением.

– С чего началась твоя карьера?

– С программы «Спецзаказ». И первое, что я научилась делать на ТВ, – говорить и одновременно улыбаться. Как оказалось, это не так просто. Когда я первый раз увидела себя на экране, поняла, что с таким лицом – не то, что поздравления читать, даже на похороны не позовут. Телевидение, с одной стороны, поглощает эмоции, с другой — обнажает фальшь. Здесь все надо делать чуть утрированнее, но не терять нерва и искренности. Поэтому просто одухотворенное поздравление — как учили в школе – без улыбки смотрелось очень грустно. Но я освоила эту науку, и до сих пор успешно ей пользуюсь (улыбается).

– А коллеги какие-нибудь уроки тебе преподали?

– Да, когда я пришла на канал «Ладья-СТС», Иван Стрижов устроил мне проверку на прочность. За это я ему благодарна. Он сделал вид, что заболел и не может вести субботний выпуск новостей. Мол, спасай положение. А я, представляете, никогда раньше не вела новости. Но надо, значит, надо… Села, отработала. На выходе из студии меня встретил Иван Стрижов. Совершенно здоровый и веселый. Оказалось, он сделал это специально – бросил новичка в полымя. С тех пор мы дружим семьями, Иван даже крестный отец одного из моих сыновей. А практика проверять подобным образом еще не «обстрелянных» бойцов остается – если отправили новенького на съемку, а он не растерялся и выполнил задание, значит, наш человек. Если же испугался и не «выплыл», то лучше ему не тратить время и искать другой «омут».

center

– Что было после «Спецзаказа»?

– Утренняя программа, и это было ужасно. В смысле трудно, но интересно… Она шла в прямом эфире с 6 до 9. Мне приходилось вставать в 4 утра, ехать на работу. А накануне рано ложиться, чтобы быть в форме. И всегда грызла досада, когда подруги вечером шли гулять, отдыхать, а я – строго домой. Но зато представляете, какая профессиональная закалка — три трехчасовых прямых эфира в неделю! С тех пор я — фанат прямых эфиров. Запись — это прекрасно. Чистенько, идеально, ошибки на монтаже можно убрать. Но вместе с ошибками уходит «нерв».

– Когда ты почувствовала себя профессионалом?

– Если честно, до сих пор не чувствую. Да, я многое умею, возможно, что-то у меня получается лучше, чем у других, но… Мне кажется, профессионалом невозможно стать в принципе, хотя я получила ТЭФИ как лучшая ведущая информационных программ. Конечно, это признание мастерства, но только на определенном этапе. Потому что профессионализм – это не конечное понятие: жизнь вокруг быстро меняется, как и требования к тем или иным специалистам. Сегодня ты в тренде, а завтра – уже отстал. Это некий идеал, к которому можно лишь приблизиться. Мне часто говорят: Оля, с твоим опытом и стажем надо идти учить профессии других. Но я не чувствую в себе морального права это делать, не ощущаю необходимой зрелости, чтобы передавать ее. И потом, не зря ведь говорят: кто умеет – тот делает, а кто не умеет – учит. Я отчасти с этим согласна. Хотя в принципе преподавать бы смогла, некоторое время работала в школе. Думаю, из меня получился бы неплохой педагог (улыбается).

left

– Ты довольно самокритична…

– Я знаю свои слабые и сильные стороны и поэтому не очень сильно завишу от чужого мнения. Есть ограниченный круг людей, к которым я прислушиваюсь. Умею отличить конструктивную критику от эмоциональных выпадов. К критике — прислушаюсь и сделаю выводы. А чужие эмоции и проблемы… Какое отношение они имеют ко мне?

– Что для тебя, как для телеведущей, самое трудное?

– Если профессия любимая, то и трудности не воспринимаются как преграда. Физически тяжело долгое время стоять на каблуках. Но это красиво. Поэтому я потерплю. К тому же прямой эфир – это состояние аффекта. Если болела, то забываешь об этом, если уставшая, тумблер переключается – и ты уже бодра и весела. Плюс состояние эйфории. Как только оно уйдет, с ТВ можно будет заканчивать. Еще довольно сложно много всего держать в уме. Сейчас мы работаем в жанре интервью. Мне нужно слушать, что говорит герой, что «в ухо» командует режиссёр, не отводить глаз от спикера, не упускать нить разговора, помнить, какая должна быть подводка к следующему блоку и при этом делать вид, что все очень легко и комфортно. К тому же интервью – это такой жанр, в котором одно неправильное слово или эмоция могут прервать контакт, и его не восстановить. Получается реальная многозадачность в течение часа. Но это и прикольно (улыбается).

– Правда ли, что ты закончила школу с золотой медалью?

– Так и есть. При этом меня никто не заставлял в школе учиться на одни пятерки, и в университете никогда мои родители не нацеливали на красный диплом. Все вышло само собой. Это наверное, врожденный комплекс отличницы.

– То есть ты – перфекционист?

– Скорее, да. Если что-то делаю, то должна сделать это хорошо, а иначе лучше вообще за это не браться. Не хочу, чтобы мне было стыдно за свою работу – и в первую очередь, перед собой.

– Тогда назови свой главный недостаток…

– Я очень требовательна к себе и другим. Но уже научилась «придерживать своих коней». Еще мне не хватает терпения. Результат нужен быстро, здесь и сейчас, я не могу долго идти к цели, иначе рискую потерять интерес.

center

– Приходилось ли пользоваться своей популярностью?

– Приходилось, но эти случаи можно пересчитать на пальцах одной руки. Никогда этим не злоупотребляла. А ради чего? Чтобы «открывать ногами» чьи-то двери? Ерунда. Можно постучать и спокойно зайти (улыбается).

– Но вообще узнают?

– Да, бывает. Хотя, если бы я вела более активную социально-сетевую жизнь, такое случалось бы чаще. Обычно узнают дети, врачи и учителя почему-то. Другое дело, что внешне наши экранные образы далеки от жизненных. Обычно я не привлекаю к себе внимания. Хожу в очках, люблю неброскую одежду, пуховики, никаких каблуков. Например, я была знакома с девочками из магазина «Магнит» у дома, перекидывались парой слов. А однажды пришла к ним прямо с эфира, они и ахнули: неужели это вы к нам уже три года ходите… Забавно получилось

– Сколько тебе нужно денег, чтобы не работать?

– Если отвечать прямо на поставленный вопрос, то 100 тысяч в месяц мне вполне бы хватило для нормального существования. Но даже если бы они появлялись у меня просто так на карте, я бы не могла не работать. Я по гороскопу Телец, а у женщины этого знака жизненная программа: я должна быть востребованной, тогда сама себя буду любить и уважать. Поэтому залог комфортной жизни – не деньги, а любимое дело. Оплачиваемое, разумеется… Без работы никак.

– Но ты же была в декретном отпуске…

– А кто сказал, что я тогда не работала? Я временно оставила ТВ, потому что поправилась килограммов так на 20. Ну как в таком виде – с заплывшими щечками и приличным количеством лишнего веса – можно выйти в эфир? Было дело, я даже покупала одежду в магазинах для пышных дам. Но через полгода после родов устроилась на должность своего рода пресс-секретаря в одно из подразделений госучреждения. Работала не «лицом» а только «головой» – вела переписку с заявителями, отвечала на вопросы, редактировала сайты.

– Но это было не из-за денег…

– Конечно, нет. В первую очередь, чтобы мозг не застаивался. Я понимала, что время бежит очень быстро, и выпасть из обоймы – проще простого. Материнство прекрасно – но это только часть женщины. По крайней мере, для меня. И я набирала опыт, которого мне не хватало на телевидении: делопроизводство, документооборот. Прекрасно научилась писать корреспонденцию в официально-деловом стиле, который на телевидении «под запретом».

– Скучала по основной работе?

– Скучала, но не сильно. Потому что знала, что ТВ все равно будет в моей жизни, но чуть позже. Я просто готовилась к своему «второму пришествию» (улыбается).

center

– Сколько раз за время карьеры ты становилась лицом какого-либо бренда? Какой критерий был главным при принятии решения?

– Раза три или четыре. Но это было тоже не столько из-за денег, сколько из любопытства. Конечно, там присутствовал и финансовый аспект, но скорее мне было интересно: как это происходит, что это такое, плюс красивые фото, съемки, работа с профессионалами. Это был ценный опыт, прежде всего, профессиональный, который к тому же хорошо оплачивался. Я очень рада, что многое могу делать в жизни по зову души, по творческой радости. Хожу на работу и получаю удовольствие. А когда за это еще и платят – приятно вдвойне. Утром мне радостно идти «на службу», а вечером – домой. И это счастье.

– Есть какие-то персональные цели в карьере?

– Те, что были поставлены, уже достигнуты. Новые — формируются. Нужно же ставить задачи по силам. Я Телец, хотя раньше не верила в гороскопы, сейчас поменяла точку зрения. Тельцы – это люди, которые мыслят разумно, очень практичные, ставят реальные цели и размеренными шагами к ним идут. Поэтому я никогда не мечтаю о журавле в небе, я лучше посмотрю, какая синичка пролетает мимо и как ее заполучить.

– Какой твой проект или период работы ты считаешь наиболее удачным?

– Проектов у меня было не так уж и много. По сути, всю свою творческую жизнь вела одну программу – тележурнал «Точнее». Я, пожалуй, единственная, кто работал там с момента основания и до момента глобального переформатирования, которое происходит сейчас. Безусловно, это мой самый значимый проект, потому что я относилась к нему, как к своему ребенку. Мы вместе росли, менялись.

– Чем ты занимаешься сейчас?

– Вместе с Дмитрием Наумчиком ведем ток-шоу «Добрый день, Тюмень». Это программа без политики, без криминала, обсуждаем житейские вопросы, помогаем найти выход из сложных ситуаций. В общем, о разумном, добром, вечном. Премьера ток-шоу состоялась 3 декабря. Сейчас мы работаем в дневном эфире с 13 до 15.

center

– В профессиональном плане это новая ступень, или просто разновидность того, что делала раньше?

– Я называю это повышением квалификации. Потому что одно дело вести получасовую программу, где, по сути, нужно подготовить и прочитать подводки, взять пятиминутное интервью – в записи. И совсем другое – отработать полноценный час, у нас четыре гостя, к каждому нужно найти подход. После этой программы я буквально выползаю из студии – как будто отпахала смену на заводе. Там идет колоссальный энергообмен между участниками.

– Как восстанавливаешься?

– Спортом я не занимаюсь, наркотики не употребляю (улыбается). Просто прихожу домой и переключаю режим. Единственное, если сильно устала, всех детей выгоняю из комнаты и прошу полчаса меня не беспокоить. В этом плане они у меня понимающие – не мешают. А если сажусь дома поработать за компьютером, тоже знают, что шуметь нельзя.

– А сколько у тебя детей?

– Трое мальчишек. Причем сначала я родила двойняшек. Почему-то многих вокруг интересовало – ЭКО* это или не ЭКО. Отвечаю – не ЭКО. Все натуральное. Старшим теперь девять, младшему – шесть.

– Как ты справляешься с тремя пацанами, есть какие-то методы воспитания?

– Стараюсь, чтобы они выросли настоящими мужчинами, такими, которые мне нравятся: воспитанные, умные, с чувством юмора, здоровые, подтянутые. Конечно, трое детей – это нелегко, к тому же еще и недешево. Девять лет назад инфраструктура товаров для двойняшек в Тюмени была еще слабо развита, даже выбор колясок весьма небогат. Гулять с такой большой коляской мне было не под силу, поэтому часто использовала для этого балкон. Ну и плюс приходилось в два раза чаще ночью вставать и покупать в два раза больше памперсов. Поэтому когда подруги или мамочки во дворе жаловались мне на трудности со своим одним карапузом, я искренне не понимала – разве это проблемы? Для них встать три раза за ночь было мучением, а для меня если только три – то ночь удалась.

center

– По характеру все разные?

– Абсолютно. Мы иногда даже думаем: как у одних родителей могут быть настолько разные дети?

– Какая ты мама – строгая, демократичная?

– Я – достаточно хорошая мама (улыбается). У меня не идеальные, но хорошие сыновья. Мне важно, чтобы дети выросли подготовленными к жизни, а не инфантильными. Вообще, в некоторых моментах я строга принципиально. В том, что касается безопасности например. Однажды мне пришлось на весь отпуск лишить ребенка аттракционов и каруселей за то, что он, вопреки моим запретам, решил поменять кабинку во время движения. Это уже вопрос жизни и смерти. Зато парень запомнил, и больше так никогда не сделает. Еще у нас в семье работает правило, которое называется «раз, два, три». Я его применяю очень редко. Только когда все остальные методы исчерпаны. Если парни чего-то не понимают или игнорируют мою просьбу, я начинаю считать до трёх. Обычно на счёте «два» все выполняется. Этим нельзя злоупотреблять, но инструмент рабочий. Мы живем в мире, где и свобода, и дисциплина одинаково важны. В школе от этого будет зависеть успеваемость, поведение и прилежание. Да и мне легче.

– Для тебя важно, кем они станут?

– Банально, но мне важно, чтобы каждый из них стал ЧЕЛОВЕКОМ. Состоявшимся. Успешным. Может быть, я не пожелала бы им творческой стези. Сейчас с высоты прожитых лет понимаю, что мужчине нужна профессия основательная, прикладная: инженер, врач… Но если они выберут творческий путь, пожалуйста, пусть идут, пусть ошибаются и делают выводы. Конечно, очень хочется накрыть их колпаком и оберегать от всего. Но это же невозможно…

– А если бы поставили перед выбором: семья или карьера?

– Конечно, я выбрала бы семью, хотя не дай Бог перед таким выбором оказаться. Понятно, что здоровье и безопасность близких и свое – это важно, но я бы начала искать способы, чтобы этот выбор обойти.

– Самое любимое занятие в жизни, не считая работы?

– Я люблю играть с детьми в подвижные игры. И они тоже любят со мной играть. Не отпускают (смеется). А еще – читать книги. Из недавнего – «Тобол» Алексея Иванова и «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. «Тобол» очень понравился, я даже не задумывалась о том, чем и как жила Сибирь после Ермака, не подозревала, насколько у нас богатая, разнообразная и уникальная история и культура… Тобол «открыл глаза». Фильм тоже произвел впечатление, теперь жду сериал.

– А я слышал, что ты еще и вяжешь…

– Да, это мое возрожденное хобби. Я вязала в студенчестве, скорее от безденежья – чтобы разнообразить свой гардероб, потом забросила это дело. А недавно открылось второе дыхание – я прямо вяжу и вяжу в любую свободную минуту. Мне кажется, уже можно даже небольшую коллекцию из моих работ составить. Домашние в шутку говорят: пора пора открывать вязальную фабрику. А я уже не могу остановиться: у меня платок переходит в свитер, свитер в кардиган, кардиган в топ, топ в детский свитерок и т.д. Вяжу себе, детям, на заказ не работаю принципиально, это к вопросу о том, почему я не преподаю: считаю, что мои вещи не настолько совершенны, чтобы их можно было продавать. От процесса получаю колоссальное удовольствие – это же чудо, когда клубок пряжи — петелька к петельке – превращается в симпатичную вещицу. Кстати, есть и дополнительные бонусы: вязание учит усидчивости, расчетливости, терпеливости. А поскольку я по жизни спринтер, мне это полезно.

– Лучший отдых для тебя?

– Очень люблю море, любое, оно мне просто необходимо. Детей тоже стараюсь туда вывезти. Морские ингаляции и витамин Д – это то, что нужно людям, живущим в условиях, когда на улице 8 месяцев зима. Еще одна традиция – на зимние каникулы едем в какой-нибудь местный санаторий, оцениваем региональные туристические ресурсы. Обычно собираемся веселой компанией.

Ольга Солоницына, Тюменское время, Добрый день, Тюмень, Сибинформбюро, кастинг, ведущая

Просмотры: 752

Комментарии