Banner

Американец Мэтью Хомман: Я полюбил реальную Россию. И это – Тюмень

Автор: Анна Борисова

«Вслух.ру» запускает проект «Иностранцы в Тюмени». Мы расскажем о том, почему жители других стран переезжают в наш город, что их удивляет, интересует и заставляет задуматься.

Grey

Преподаватель английского языка из Вашингтона Мэтью Хомман живет в Тюмени всего три месяца. До этого он учил студентов в Турции, Австрии, Германии, Китае и других странах, давал уроки в соседнем Екатеринбурге, а сейчас подумывает осесть в нашем городе. Почему он принял такое решение, Мэтью поделился со «Вслух.ру», а заодно рассказал о крепкой русской дружбе, любопытных студентах, нелюбви к салу и сленгу.

- Мэтью, давайте познакомимся. Откуда вы приехали к нам и как давно живете в Тюмени?

– Я из Вашингтона (округ Колумбия), в Тюмени живу около трех месяцев – с начала января. Раньше уже бывал в России, жил в Екатеринбурге в течение двух лет, но с перерывом – с 2014 по 2015 год и с 2016 по 2017 год. До того как приехать в Тюмень, я четыре последних месяца прошлого года прожил во Вьетнаме, а еще раньше в течение года преподавал в Китае. Вообще я жил в семи странах, не считая США. 10 лет назад уехал из Соединенных Штатов. Преподавал также в Турции, Австрии, Германии и Сербии.

- Ваша семья живет в Америке?

– Да, мои родители обосновались недалеко от столицы – в штате Мэриленд. Сестра и ее семья – муж и дети – живут непосредственно в Вашингтоне.

center

- Как вы решились на переезд в Тюмень?

– Впервые я приехал в Россию пять лет назад. Мне очень понравилась эта страна. Она очень противоречивая: либо убьет тебя, метафорически, конечно, либо понравится настолько, что ты уже не сможешь уехать. Для меня это скорее второй вариант (улыбается). Мне очень нравилось жить в Екатеринбурге, учить русских студентов, язык, знакомиться с вашим менталитетом. Но было непросто найти хорошую работу. Вот почему я уезжал и возвращался несколько раз. О Тюмени до этого многое слышал, был здесь в ноябре 2014 года. Мне очень понравился этот небольшой город – такой комфортный и по-домашнему уютный. Я также знал, что здесь есть языковая школа (Мэтью Хомман преподает в CET School – школе английского языка, педагоги которой его носители, по большей части не говорящие по-русски – Прим. авт.). Она очень профессиональная, дает качественное образование. Когда я уезжал из Екатеринбурга, решил для себя, что вернусь в Россию, но только при условии, что найду хорошую работу. Я не хотел ехать в Москву или Санкт-Петербург, потому что это слишком большие города. Мне нравится реальная Россия, настоящая. И это здесь (улыбается)!

- Что вы знали о Тюмень, Сибири и России до того, как впервые приехали сюда?

– Честно? Практически ничего. Я знал, что Сибирь – это одна из самых больших малонаселенных территорий мира. Слышал, что здесь холодно. По большей части все. Я поняти не имел, как люди живут здесь, как они работают, не знал про то, что здесь добывают нефть, пока не приехал сюда. Я действительно рисковал, потому что имел минимум информации (улыбается). Но согласился, когда получил предложение о работе из Екатеринбурга. И с тех пор, как я приехал в Россию впервые, узнал об этой стране очень много! Я полюбил ее. Повторюсь – это страна не для всех, но для меня это то место, где приятно находиться.

- А как семья отнеслась к тому, что вы решили переехать в Россию?

– Они очень нервничали, потому что не знали об этой стране ничего. Мои родители выросли в 50-е60-е годы, во времена холодной войны. О современной России им ничего неизвестно, слышали истории о 90-х, когда здесь было неспокойно. Так что вполне логично, что волновались, но это было связано только с незнанием ситуации. Для большинства американцев Россия — терра ингогнито. Отсюда я звонил своим друзьям в Австрию, Германию, Сербию и рассказывал правду о России – о том, что это действительно классное место. Да, здесь немного сложно, но сложно может быть где угодно. Я бы не сказал, что у меня возникают какие-то проблемы. Некоторые жалуются на грязные улицы весной, например. Ну и что? Меня такие вещи не волнуют (улыбается).

center

- Что больше всего удивило вас в России в целом и в Тюмени в частности?

– Тюмень удивила тем, что это очень тихий город. В сравнении с тем же Екатеринбургом, например. В целом же Россия поразила отношением к дружбе. Люди, которые стали мне здесь друзьями, останутся ими навсегда. Существует мнение, что русские – злые, несчастные и закрытые люди. Это не так! Я никогда не сталкивался с такими. Я не говорю о том, что тут нет плохих людей, просто в целом все очень приятные. Мой друг Стас и его семья из Екатеринбурга помогали мне очень много раз. Мы начали общаться, когда он был моим студентом. И это не единичный пример. Я бы мог назвать пять-шесть человек, которые бросят все дела и помогут, если я обращусь к ним с какой-то проблемой. В других странах такого нет. Там тоже очень отзывчивые люди, но не в такой степени, как здесь. Меня это очень впечатлило.

- Уже обзавелись тюменскими друзьями?

– Да, но их совсем немного. В основном все они из CET School. Я очень много работаю, поэтому остается мало времени на общение с кем-то вне стен школы. У меня есть девушка, она просто замечательная! Я вместе с ней встречаюсь и общаюсь со многими людьми, но в основном это ее друзья и ее семья.

- Вы много времени проводите в языковой школе, где преподаете русским студентами. Сравните их с вашими учениками в других странах.

– Я очень люблю учить русских студентов! Не знаю, как они учатся, когда речь идет о других дисциплинах, но, изучая английский язык, большинство из них очень усердно работает – они задают вопросы, внимательно слушают ответы на них. Конечно, есть те, кто ленится вне школы и иногда игнорирует домашнее задание, так бывает в любой стране. Но в классе они погружены в процесс, я чувствую отдачу. В других странах дело обстоит иначе. В Китае, например, ученики совсем не задают вопросов. Ты просто говоришь на протяжении всего урока, а в ответ никакой реакции. С ними сложно работать. В Турции я преподавал в университете. Там было чуть проще, но студенты все равно не так активны, как в России. Во Вьетнаме ситуация схожая с Китаем. Я преподавал в школе, которая находилась в джунглях в центре страны. Ученикам это было не нужно. Они совсем не хотели учиться. Это одна из причин, по которой я вернулся в Россию – чтобы учить русских студентов.

center

- Что еще удивительного в России для американца? Например, в русской кухне? Довелось попробовать какие-то необычные местные блюда?

– Не могу что-то сказать о русской кухне в целом, но есть какие-то вещи, которые мне особенно нравятся. Например, я люблю сметану, кефир, творог… Обожаю местные молочные продукты! У них здесь очень насыщенный вкус. В американской еде много различных добавок, ГМО и прочего. Даже в органической еде, которая в Америке супердорогая. Здесь же молоко, например, имеет срок годности 5–7 дней. Это нормально, потому что хорошее молоко не может храниться месяцами. Но вот фрукты и овощи в Штатах лучше. Я думаю, что это связано с климатом и с сезонностью. Вообще я не особо прихотлив в еде. Если, конечно, это не что-то экстремально специфическое. Мне очень нравятся супы и салаты в России. От холодца не в восторге, но и плохого ничего не скажу. А вот сало не выношу, это точно есть не стану (смеется).

- А как обстоят дела с изучением русского? Не возникает проблем из-за языкового барьера?

– Я изучал русский, когда работал в Екатеринбурге. Но это было ужасно (улыбается). Все, что я знаю сейчас, выучил сам – общаясь с друзьями, спрашивая их. На второй год в Екатеринбурге мой русский был действительно хорош, потому что вокруг меня находились только местные, ни одного англоязычного друга. К тому же я учил детей, а дети много говорили по-русски. Поэтому мне удалось повысить свой уровень. Потом я уехал и полтора года провел в Азии. В итоге многое забыл, но сейчас снова стараюсь улучшить свои навыки. Я учил семь или восемь языков, понимаю, как нужно их изучать. Стараюсь сосредоточиться именно на разговоре, не фокусируясь на грамматике. Для меня изучение иностранных языков – это как игра. Раньше я нервничал, боялся сделать ошибку. Но сейчас этого нет, я просто хочу говорить. Знаю, что делаю ошибки, но это нормально. Сегодгя много говорю по-русски со своей девушкой и ее маленькой дочкой. Особенно с дочкой, потому что она не знает английского. Девочка всегда поправляет меня, когда я делаю ошибки, и это очень мило (улыбается). Так я могу улучшать свою речь.

- Русский сленг понимаете?

– Да, я знаю много нелитературных слов, но не использую их. Я хочу говорить чисто. Не люблю сленг. Очень не нравится слово «че». Многие мои друзья используют очень часто, но мне кажется, это звучит как-то грязно. В английском тоже много сленговых слов, но я не люблю их, по-моему, они совсем не украшают речь (улыбается).

center

- В местных магазинах можно найти книги на английском, а вот с кино и телевидением все не так-то просто. Как выходите из положения?

– Я был удивлен, что в Тюмени очень проблематично посмотреть кино на английском. Екатеринбург больше, поэтому там несложно найти кинотеатр, где показывают фильм в оригинале. Единственная проблема была в скудном выборе. Сложно смотреть кино в переводе, потому что я знаю голоса актеров, знаю, как они звучат, но то, что слышу в кинотеатре, отличается от того, к чему я привык (улыбается). Поэтому я предпочитаю смотреть фильмы на языке-оригинале – русские на русском, немецкие на немецком, английские и американские на английском. Я предпочту переводу субтитры, если буду смотреть фильм на том языке, который знаю недостаточно хорошо. Поэтому не часто хожу в кино, а телевизор не смотрю вовсе.

- Вы много переезжаете, преподавали в разных странах. Куда планируете отправиться после Тюмени?

– Я уже немного устал от переездов. Сейчас мне все нравится здесь – уютный город, приятные люди. Пока о переезде не думаю. Кажется, можно сказать, что на данный момент Тюмень – это дом.

Перевод – Натальи Гордеюк.

американец, иностранцы в Тюмени, Мэтью

Просмотры: 711

Комментарии