Восточная Мессояха отметила год с начала добычи

Автор: Павел Захаров

Обозреватель «Вслух.ру» побывал на самом северном нефтяном материковом месторождении.

Grey

Времена «легкой» нефти ушли безвозвратно. Российские нефтяные компании все чаще берутся за реализацию проектов, находящихся на грани технологических возможностей. Один из таких проектов – разработка Восточно-Мессояхского месторождения, расположенного в Тазовском районе, в глубокой автономии, за сотни километров от цивилизации и инфраструктуры. Обозреватель «Вслух.ру» побывал на самом северном нефтяном материковом месторождении России спустя год после его торжественного запуска.

Буровой «пит-стоп»

Пресс-тур на промысел начался с площадки бурения. Сегодня на Восточной Мессояхе одновременно работают 19 станков, 11 из них завезли на месторождение всего за четыре месяца зимней навигации. Что было сложнее – добраться до запасов под землей или завезти на край земли 160 тыс. тонн оборудования – еще нужно разобраться.

center

Заместитель генерального директора «Мессояханефтегаза» по бурению Кирилл Воронцов пояснил, что ключом к запасам Мессояхи стала технология Fishbone (от англ. – рыбья кость). «Технология представляет собой бурение горизонтального ствола скважины, из которого в процессе вырезаются боковые отводы. В результате профиль скважины становится похожим на рыбий скелет, – отметил Воронцов. – На сегодняшний день эффективность такой технологии оценивается в 40%. Именно на столько удается увеличить суточную добычу в сравнении с обычной горизонтальной скважиной».

center

Всего на данный момент на Мессояхе пробурены восемь «фишбонов». «Бурить здесь трудно. Месторождение автономное, но при этом на нем работают 19 буровых установок. Такого вы не найдете больше нигде в России, в этом уникальность проекта, – подчеркнул Кирилл Воронцов. – Этой зимой мы завезли на месторождение 11 буровых установок, если перевести в килограммы – это 165 тыс. тонн. Буровое оборудование, цемент, химреагенты. Много это или мало? Это сопоставимо с весом трех Эйфелевых башен или самым высоким небоскребом в Европе. Такая работа просто не имеет аналогов. Она потребовала большой самоотдачи от всех: буровиков, снабженцев, строителей, закупщиков».

В бурении на месторождении задействованы около 1000 человек. Они объединены в команды и соревнуются друг с другом за звание лучших. На показанной в рамках пресс-тура площадке работают «Снежные барсы». А вообще на Мессояхе также «водятся» «Росомахи», «Анаконды» и «Скорпионы».

center

Каждую операцию буровые бригады оттачивают до автоматизма, постоянно стремясь улучшить результат. Это похоже, по словам замдиректора по бурению, на работу механиков «Формулы-1». «Если вас спросят, за какое время вы можете поменять колесо у автомобиля, вы, наверняка, ответите: около 10–15 минут. Если же вы посмотрите гонки «Формулы-1», то увидите, как на пит-стопе меняют четыре колеса за секунды, – пояснил Кирилл Воронцов. – Наша задача — перейти от «минутного» к «секундному» результату при строительстве скважин. Мы выстраиваем систему, в которой оптимизирован каждый шаг».

center

Геология Восточной Мессояхи постоянно преподносит буровикам сюрпризы. Изначально было понятно, что стандартные технологии добычи, применяемые на других месторождениях России, не подходят для пластов, расположенных на глубине всего 800 метров. Плюс к этому, нужно работать в условиях многолетнемерзлых пород и мощных газовых шапок.

«Когда мы выходили на этот проект, главная сложность заключалась в бурении скважин с большим горизонтальным отходом при малой вертикали. Сегодня у нас есть скважины, которые мы бурим, закручивая их по принципу шурупа, – говорит Кирилл Воронцов. – Мало кто в стране делает так. Самая длинная скважина на проекте сейчас пробурена более чем на 4,5 км. Но длинный – не значит самый сложный. Наш рекорд по сложности – скважина, у которой при вертикали 800 метров забой составляет 3,1 км. Ее пришлось закручивать при спуске, что стало одной из самых сложных операций за все время разработки месторождения».

«Черное золото» – не всегда черное

Расположенная в необычных геологических условиях мессояхская нефть по закону жанра не могла оказаться обычной. В основном добывающем пласте (покурская свита), который «Мессояханефтегаз» разрабатывает сейчас, температура нефти достигает всего 16 градусов. Сырье вязкое и тяжелое. По плотности оно похоже на воду, а по вязкости в сто раз превышает показатели тюменской нефти.

center

«Здесь применяется особая технология эксплуатации: более щадящий режим ввода скважин, небольшие корректировки в оборудовании», – рассказал начальник Восточно-Мессояхского промысла Юрий Чичагин.

По его словам, в 2017 году предприятие планирует добыть 3 млн 30 тыс. тонн нефти. Извлекаемые запасы Восточно-Мессояхского месторождения оцениваются в 340 млн тонн. Пиковая добыча ожидается в 2020-м – около 6 млн тонн. То есть через три года Мессояха вдвое увеличит годовую добычу в сравнении с сегодняшними показателями.

center

«Возможно, это не предел. Если в разработку будет введена вторая фаза месторождения, разведочные скважины, а также Западно-Мессояхское месторождение, цифра может оказаться значительно выше», – отметил Юрий Чичагин. На данный момент на месторождении пробурены 205 скважин, из них 13 нагнетательных (система поддержания пластового давления была запущена месяц назад). Нефтяных скважин – 181. Суточная добыча составляет около 9,7 тыс. тонн нефти.

«Месторождение уникально по своим условиям. Главная трудность – полная автономия, завоз материалов осуществляется только в зимний период или вертолетами. Но вертолетом невозможно доставить крупногабаритное оборудование. К примеру, на центральный пункт сбора нефти завозили электродегидратор – установку, которая глубоко обезвоживает нефть. Около 60 тонн, 25 метров в длину, вертолетом такое уже не перевезешь, поэтому пришлось доставлять по зимнику. Это была настоящая спецоперация», – вспоминает начальник нефтепромысла.

Нефть транспортируется до приемо-сдаточного пункта по 98-километровому напорному нефтепроводу. Он расположен на Пякяхинском месторождении «Лукойла». Оттуда подогретую до 50 градусов арктическую нефть отправляют уже в систему магистральных трубопроводов «Заполярье-Пурпе». Кстати, нефтепровод, как и все на Мессояхе, построен на сваях. На нем установлены 32 узла контроля, система телемеханики, отслеживающая давление и температуру. Правда, от обычного визуального осмотра трубы нефтяники пока полностью отказываться не рискуют.

center

Еще больше о свойствах нефти Мессояхи может рассказать лаборант химико-аналитической лаборатории «Мессояханефтегаза» Светлана Павлова. Она продемонстрировала журналистам, что «черное золото» не всегда бывает именно черным. К примеру, нефть, добываемая из глубоких (более 4 км) пластов Восточной Мессояхи – оранжевая. А в основном она напоминает по цвету кофе с молоком.

center

«Нефть плотная и вязкая, отличается высоким содержанием смол и небольшим содержанием легких углеводородов, – перечислила характеристики Светлана Павлова. – За счет этого она больше идет в химическую переработку. Но главное ее преимущество в том, что в ней полностью отсутствует сера. В Тюменской области вообще очень мало серы в нефти, но здесь ее нет совсем. Это сокращает процесс подготовки, такая нефть считается более качественной».

center

Помимо нефти, в лаборатории анализируют природный и попутный нефтяной газ, масла и незамерзающие жидкости. Для этого здесь установлено профессиональное оборудование. К примеру, хроматографы всего за 20 минут могут определить весь углеводородный состав природного и попутного нефтяного газа.

Арктическая батарейка

Добыча нефти была бы невозможной без электроэнергии. На самом северном материковом месторождении России расположена газотурбинная электростанция мощностью 84 мегаватта – этого достаточно, чтобы обеспечить энергией, например, Салехард. Вскоре планируется строительство еще двух энергоблоков, тогда потенциала ГТЭС теоретически хватит на город куда крупнее.

center

Объект может работать как на природном газе, так и на попутном нефтяном. Компрессорная станция, компримирующая попутный нефтяной газ для энергоблоков, была запущена в эксплуатацию в апреле этого года, сейчас на ней проводятся плановые профилактические работы, после чего станция снова будет запущена. На данный момент используется газ из скважины, рассказал начальник газового участка Станислав Зубакин.

В перспективе ПНГ будет утилизироваться сразу по трем направлениям: поставляться для выработки электроэнергии на ГТЭС, закачиваться в пласт и сдаваться в «Газпром». Текущая нагрузка станции составляет всего 19,5 мегаватт, это около 25% от номинальной нагрузки. В работе постоянно находятся лишь три из шести турбин. Такой режим позволяет своевременно проводить качественное обслуживание объекта.

Руководитель штаба строительства ГТЭС Рафаил Дуняшев пояснил, что для стабилизации фундамента на территории станции была создана уникальная система геотехнического мониторинга. Специалисты постоянно контролируют, как ведут себя вечномерзлые грунты, в которые погружены 11-метровые сваи.

Почему жидкость из скважины – еще не нефть

Процесс подготовки нефти – сложный и многоступенчатый. Жидкость, которую добывают из скважин, еще нельзя назвать нефтью, уверен начальник цеха подготовки и перекачки нефти Виктор Коринной. Дело в том, что в этой жидкости содержится значительная доля воды и газа. На центральном пункте сбора нефти (ЦПС) «жидкость» превращают уже в готовую товарную нефть.

center

«Вся жидкость, которая поступает с кустов и скважин нашего месторождения, сначала оказывается в установке предварительного сброса газа. Там газ первично отделяется от жидкости. Эту установку мы запустили в июне 2017 года, – комментирует процесс с помощью технологической карты ЦПС Виктор Коринной. – Жидкость поступает холодной, для подготовки ее подогревают российскими автоматизированными печами до 60–63 градусов. Далее сырье поступает на установку, где происходит сброс воды. Для улучшения подготовки в процессе добавляется химия, деэмульгатор. Затем нефть поступает в установку горячей сепарации. После подогрева из жидкости удаляется остаточный газ низкого давления».

center

Наконец нефть поступает в самую технологичную и красивую установку – электродегидратор. Там под большим давлением и воздействием мощного электромагнитного поля происходит ее глубокое обезвоживание. Содержание воды в нефти после процедуры – 0,18–0,24% – в полном соответствии с ГОСТом.

center

На финишной прямой товарному сырью еще предстоит побывать в концевой сепарационной установке (КСУ), где под давлением сбрасывается остаточный газ. Готовая нефть накапливается в огромных резервуарах, откуда мощными насосами через узел учета отправляется на приемо-сдаточный пункт.

Идем на запад

Главный вопрос, который волнует журналистов после торжественного запуска Восточной Мессояхи в сентябре 2016 года, – когда будет запущен Западный участок месторождения? Генеральный директор «Мессояханефтегаза» Виктор Сорокин обнадежил: опытно-промышленные работы на нем стартуют уже в 2018 году. Первую нефть на Западной Мессояхе уже добыли. Купол месторождения разрабатывался еще в советские годы. Однако о промышленной добыче речь тогда не шла. «Я думаю, что Мессояха – это значимый проект не только для России, но и в целом для нефтяной отрасли, – уверен он. – Мессояха является пилотом для отрасли по применению множества технологических решений, в столь жестких климатических условиях Арктики».

center

Виктор Сорокин отметил, что заявленная полка в 6 млн тонн может продержаться до 8 лет: «Планы, которые мы строим, основаны на разведанных извлекаемых запасах, но у нас есть большая ресурсная база и достаточно амбициозный план по геологоразведочным работам. Если все пройдет успешно, полку мы сможем держать 5–8 лет только за счет ресурсов Восточной Мессояхи. Опытно-промышленные работы по добыче нефти на Западной Мессояхе мы планируем начать в 2018 году. От результатов работ будет зависеть скорость ввода в разработку этого месторождения».

center

Гендиректор предприятия отметил, что особое внимание с первых дней реализации проекта уделялось сохранению природы Арктики. «Все объекты стоят на свайном основании. Чтобы не растеплять породы, смонтированы специальные системы охлаждения, – уточнил он. – Нам удалось сохранить уникальную природу этих мест: на промысле бегают зайцы прямо среди общежитий, вдоль забора ЦПС расхаживают песцы. Взаимоотношения с коренным населением самые теплые. Мы всегда стараемся помочь, у нас много медицинских пунктов, есть столовая, куда завозятся продукты питания. С Тазовским районом подписано соглашение о сотрудничестве, мы поддерживаем местных ветеранов. Думаю, что эти теплые отношения в дальнейшем будут только развиваться».

center

Восточная и Западная Мессояха, возможно, последние месторождения такой величины в России, признал генеральный директор «Газпромнефть-Развития» Денис Сугаипов. «Геологические запасы этой группы месторождений превышают миллиард тонн нефти, – уточнил он. – Это месторождение было запущено в эксплуатацию год назад, мы шли к этому пять лет. Оно геологически сложное, было разведано еще в 90-х годах, но подобраться к нему было сложно по технологическим причинам. Мы очень плотно занимаемся Восточно-Мессояхским месторождением, оно хорошо изучено, подобраны технологии. На Западной Мессояхе еще только начинаются геологоразведочные работы».

Сейчас добыча ведется с глубины 800 метров. Но углеводороды есть в пластах и на глубине более 4 км. Нефть там значительно легче, хотя газовый фактор намного выше. «Ведутся опытно-промышленные работы, сейчас две буровые строят скважины на нижележащие горизонты, – пояснил Сугаипов. – Подбираются технологии, выход на полку добычи по этим участкам планируется в течение полутора лет».

center

Руководитель дирекции по добыче «Газпром нефти» Александр Жагрин добавил, что Мессояха является самым сложным из реализованных на данный момент проектов компании. Сложнее только Куюмбинское месторождение, которое «Газпром нефть» планирует разрабатывать в тандеме с «Роснефтью» (как и в случае с «Мессояханефтегазом», дочерним обществом двух крупнейших нефтяных компаний России). «Уникальность западной части Мессояхского лицензионного участка в том, что там еще больше газа, чем на востоке. Но по прогнозам нефть там имеется в достаточных количествах, будем добывать и нефть, и газ с обоих участков», – говорит Жагрин.

нефть, добыча, Мессояха, Мессояханефтегаз, фото

Просмотры: 526

Комментарии