Banner

Может ли государство быть и сильным, и демократическим?

Автор: Татьяна Панкина

В Тюмени теорию приближали к практике.

Основополагающим вопросом прошедших 10 апреля Губернаторских чтений стал вопрос о соотношении уровня демократии и потенциала государства. И, конечно, о месте России в этой системе координат, о прогнозе возможных путей развития и о том, что, по мнению приглашенного эксперта, для достижения наилучшего результата необходимо сделать сейчас.

Основной доклад на восьмых Губернаторских чтений на тему «Потенциал государства и демократия» представил Валерий Фадеев – главный редактор журнала «Эксперт», директор Института общественного проектирования, член Общественной палаты Российской Федерации, президент общероссийской организации работников СМИ «МедиаСоюз».

Ключевые вопросы по заявленной теме обозначил, открывая чтения, губернатор Тюменской области Владимир Якушев. Он отметил, что страна выходит из непростого политического сезона 2011–2012 годов изменившейся, она продолжает меняться, заново осознавать себя и строй своей внутренней жизни. В этих условиях необходимо еще раз задаться фундаментальным вопросом о соотношении государства и демократии. По мнению главы региона, проблема, вокруг которой теоретики сломали немало копий, и сломают еще множество, имеет реальное прикладное значение. «Как организовать общественную жизнь на началах порядка и свободы одновременно, то есть так, чтобы эти идеалы не только не противоречили друг другу, но, наоборот, входили бы в плодотворный резонанс? Как конкретно выстраивать систему эффективных прямых и обратных связей между властью и обществом? Как интегрировать публичный политический процесс в процесс принятия административных решений? На все эти вопросы мы ежедневно ищем решения, стремясь к осуществлению образа того самого умеренного управления, о котором мы говорили не раз. Но практика и теория не должны существовать отдельно, они могут и должны быть источником силы друг для друга», – заметил Владимир Якушев, добавив, что в целях сближения теории и практики на очередные чтения и был приглашен Валерий Фадеев.

Модератор чтений, доктор политических наук, профессор Высшей школы экономики Святослав Каспэ уверен, что вопрос о конкретном соотношении государства и демократии может решаться по-разному, и в России он решится каким-нибудь уникальным способом. «Но, чтобы это произошло, должны решиться две трудные вещи: поклонники демократии должны найти в себе силы полюбить государство, потому что без демократии будет не государство, а половецкие пляски, ну или ордынское иго. А поклонники государства должны полюбить демократию, потому что без нее будет то же самое. И тем и другим для этого придется переступить через какие-то собственные убеждения. Надеюсь, что наш сегодняшний разговор важному делу хоть немного послужит».

Таким образом, Валерию Фадееву оставалось только приступить к разъяснению, кто и почему должен полюбить и демократию, и государство:

– Действительно, некоторыми принято считать, что важна одна шкала – демократия. Больше демократии – хорошо, меньше – плохо. И мы должны двигаться по этой шкале. Чем больше формальных – подчеркиваю – признаков демократии, тем лучше, тем эффективнее будет система, тем быстрее мы будем развиваться. Похоже, что это очень серьезная ошибка, и на нее указывают ведущие ученые, в том числе западные.

Помимо упомянутой шкалы демократии Фадеев предложил, по социологу Чарльзу Тилли, учитывать вторую шкалу – дееспособности государства, которая отражает, способно ли государство ставить перед собой серьезные цели, задачи, решать их и достигать поставленных целей. Чем эффективнее оно достигает целей и решает задачи, тем более оно дееспособно. Также, договариваясь о терминах, он напомнил о том, что такое демократия и демократизация: Тилли использует такую формулу – широкие, равноправные, взаимообязывающие и защищенные консультации по поводу политического курса и политических назначений.

– В точке отсчета этой системы координат – слабое, недееспособное государство плюс низкий уровень демократии – большинство европейских стран находилось несколько сотен лет назад, лет 400–500. В идеальной точке – сильное, дееспособное государство при эффективно работающих институтах демократии – находится немного современных государств. Может быть, десяток, другой. А на самом деле и меньше. И это та точка, к которой по идее мы должны стремиться.

Он отметил, что есть разные варианты перехода от архаичной, варварской точки к современности: путь сильного государства и путь слабого. Сильное государство всегда доминирует в общественно-политической жизни. Поэтому очевидно, что Россия всегда была сильным государством, хотя это не означает, что всегда дееспособным.

Центральной частью доклада стала попытка эксперта воссоздать историческую траекторию соотношения демократии и потенциала государства СССР – России за последние 25 лет. Так, энергичная демократизация Советского Союза при Михаиле Горбачеве привела к его краху, эта траектория хорошо описывается математической теорией катастроф. При Борисе Ельцине – в России низкий уровень дееспособности и высокий уровень демократии, однако при этом происходит снижение уровня последней.

– 1993 год – расстрел парламента. Только очень изощренный ум может назвать это расцветом демократии.

Затем усиливались тенденции, снижающие и уровень демократии, и дееспособность государства. Поражение в первой чеченской кампании, неспособность преодолеть экономический спад, который продолжался до 1998 года, огромная зависимость от внешних финансовых институтов.

– Это сейчас мы не помним, как зовут директора Международного валютного фонда, а в 90-е любая старушка знала, что его звали Мишель Камдессю. Он приезжал, давал жалкие несколько сот тысяч долларов кредита, и это было для страны спасением на несколько месяцев.

В этих условиях наблюдалось резкое усиление небольшого числа предпринимателей, которые сконцентрировали в своих руках финансовые, промышленные и медийные активы, это называется олигархией. Фадеев отметил, что Владимир Путин, будучи президентом, ответил на несколько вызовов: сепаратистский, экономический, правовой. В том числе были разогнаны «региональные бароны», олигархи.

– Как угодно можно оценивать это с точки зрения права, но политически – сильнейший шаг, который поставил на место олигархию, она исчезла. Это был политический вызов государству, а поскольку Россия движется по траектории сильного государства, терпеть это было невозможно, Россия не Голландия. Кроме того, когда говорят: Путин разогнал Совет Федерации… Он разгромил этот огромный независимый центр силы, фактически теневой, в котором концентрировались региональные бароны, берущие на себя как бы ответственность за развитие страны. Очень важно, что эти два действия – демократические по сути. Поскольку были разгромлены теневые центры силы вне публичного поля политики, работающие на себя.

В итоге это привело к огромному росту капитализации компаний, экономическому росту, реальная зарплата выросла в 2,5 раза, и так далее. С другой стороны, уменьшилось разнообразие, возникли определенные проблемы с информационной политикой федеральных каналов, партийная система была упрощена, меньше возможностей стало у независимых политиков двигаться по политической линии вверх, потому что выборы стали только партийными. Поэтому кривая исторической траектории определенно идет вверх в соответствии с усилением дееспособности государства, по уровню демократии – остается на одном уровне.

– Это тонкий вопрос: одни считают, что демократии стало больше, другие, что меньше.

Касаясь президентства Дмитрия Медведева, Фадеев подчеркнул сохранение прежнего курса, но указал, что в связи с кризисом в развитии возникла пауза, а закончилось все думскими, президентскими выборами и ростом социального напряжения.

– Куда дальше? Идет острая дискуссия. По пути одновременного усиления дееспособности государства и повышения уровня демократии – соответствует теории сильного государства, но есть много участников, которые полагают, что нужна демократизация во что бы то ни стало. Это опасная траектория, поскольку она фактически повторяет траекторию перестроечную, которая может привести к входу страны в опасную зону потери управляемости. Можно с этим спорить. Но должно быть какое-то ощущение опасности! Если мы сделали это с собственной страной 20–25 лет назад, и последствия очевидны, то, наверное, надо очень осторожно относиться к призывам и попыткам столкнуть страну на этот путь опять.

Что же нужно делать, по Фадееву? Во-первых, продолжать бороться с автономными негосударственными центрами силы. Во-вторых, использовать гражданскую активность. Некоторые примеры такой активности, число которых увеличивается, с точки зрения создания равноценных, равносильных государству субъектов полезны, иные – вредны. В-третьих, развивать партийную систему. Однако это объективно сложная проблема, по мнению эксперта:

– К сожалению, большинство из российских политических партий не адекватны тому, чем живет страна. Пример – недавние выборы в Госдуму. При всей нелюбви прогрессивной общественности к партии «Единая Россия», она единственная старается быть адекватной тому, что происходит в стране и чего хотят избиратели.

Западные партии создавались в результате борьбы рабочего класса за свои права – это XIX век, социалистические движения, породившие мощнейшую политическую систему, потому что социалистическим партиям противостояли партии консервативные. Вот где источник сильной европейской партийной системы. У нас этого источника нет, и где его взять – не очень понятно.

Сейчас зарегистрировать партию стало проще. Одного только списка таких партий достаточно, чтобы понять, что они ничего собой не представляют. Это все политические забавы, клоунада, которая не даст развития демократии и уж тем более усиления дееспособности государства.

Фадеев высказал предположение, что партиям, получившим приличную поддержку избирателей на местных выборах, не помешало бы предоставить возможность занять какие-то места в местном правительстве, чтобы взять на себя долю ответственности и не просто критиковать исполнительную власть, а работать внутри этой исполнительной власти.

В-четвертых, необходимо усиление средств массовой информации. Хотя, отметил эксперт чтений, в целом российские, в том числе московские СМИ, являются самыми свободными в мире. По его словам, ограничения на деятельность СМИ есть во всех странах, но если посмотреть проблематику и темы, на которые российские журналисты могут говорить свободно, то этот список у нас гораздо шире, а ограничения гораздо уже.

– На мой взгляд, проблема есть в регионах. Там очень мало денег, мало рекламы и экономически почти невозможно существовать независимым СМИ. Большая часть дотируются, какие-то находятся под контролем местных властей, иные – под контролем местных крупных капиталистов. Поэтому именно в регионах, мне кажется, стоит попробовать применить концепцию общественных медиа. Идея простая: деньги бюджетные, а назначения и контроль – общественные. Хуже не будет точно, а критичный взгляд со стороны СМИ может оказаться полезным для развития регионов.

И, наконец, развитие экономики. Экономика вообще, по словам Фадеева, самый главный пункт, связанный с дееспособностью государства. Поэтому в систему координат стоит добавить третью координату – экономический потенциал. Без энергичного развития этой составляющей Россия не сможет двигаться дальше.

Для того чтобы развивать экономику, в свою очередь необходимо сделать четыре вещи: развивать инновационный сектор, а соответственно, образование и науку, стремиться к равномерному развитию производственных сил по всей стране, браться за мощные большие проекты, которые бы оказывали влияние на сопряженные отрасли (пример такого проекта – Олимпиада в Сочи) и проводить созидательную финансовую политику, которая позволила бы развиваться бизнесу и экономике в целом.

На этих чтениях участники пытались договориться – это не раз звучало в ходе выступлений – что государство и демократию наивно противопоставлять, их существование и развитие не противоречит одно другому, если, грубо говоря, понимать под государством форму, а под демократией содержание. Но осталось ощущение, что все хотя и просто, но вот прийти в конечную точку нарисованной схемы и присоединиться к идеально дееспособным и демократичным государствам – ох как трудно. «Не нужно бояться борьбы, – отмел сомнения оппонентов Валерий Фадеев, отвечая на один из заданных ему в ходе обсуждения вопросов. – Если не будем бороться, ничего не получится».

государство, демократия, Тюмень

Просмотры: 1164

Комментарии