Banner

Сергей Козлов: Я занимаю сторону памятника – его надо спасти любой ценой

Вслух.ру

Депутаты областной думы, члены комитета по социальной политике, устраивают выездные собрания, на которых исследуют состояние тюменских памятников истории и архитектуры.

Grey

Депутаты Тюменской областной думы, члены комитета по социальной политике устраивают выездные собрания, на которых исследуют состояние тюменских памятников истории и архитектуры. Член депутатской группы, курирующей вопросы сохранения исторического наследия, Cергей Козлов рассказал «Вслух.ру» о памятниках, требующих, на его взгляд, наибольшего внимания.

– На основе того, каким будет видеть наш город, молодёжь будет формировать мировоззрение. Моё мировоззрение формировали улицы Дзержинского, Челюскинцев, Сакко и Ванцетти. А вот где стоят деревяшки с охранными досками, где люди добавили смеха ради знака вопроса, мол, а памятник ли это, вот их надо сносить и людей выселять.

У меня есть список памятников, находящихся под угрозой, их 72, а вообще, если быть честным, свыше 100. На данный момент меня интересует в Тюмени несколько домов, которые надо спасти. Это гауптвахта – первое гражданское каменное здание Тюмени, овеянное легендами. Недавно по этому зданию состоялся второй суд. Да, идёт война между частным лицом, владельцем здания и жителями, причем я не занимаю чью-то сторону, я занимаю сторону памятника – его надо спасти любой ценой. С двух сторон ведется мощнейшее строительство, а памятник уходит с обрыва вниз. А судьи принимают какие-то абсолютно нелепые решения.

Валерий Чупин, историк, краевед: «Гауптвахта на Володарского, 5, корпус 1 – это одно из первых гражданских зданий из кирпича, построенных в стиле классицизма в начале 19 века. Владеет им ООО «Юг Югры», владелец готов реставрировать объект, но нет возможности, подъезд к дому перегорожен. Рядом с памятником истории и архитектуры стоит жилой четырёхэтажный дом, построенный в 1990-е годы, землю под него выделял тогдашний заместитель мэра Пустовит.

Угол дома стоит вплотную к памятнику. Его жильцы огородили часть улицы Хохрякова, вплоть до берега Туры, посадили деревья, установили детскую площадку, на заборе замок поставили, туда никто не может войти. Это городская земля, у них нет на неё никаких документов. Теперь они требуют, чтобы землю им прирезали, оформили официально. Но это улица! Представьте, я себе перегорожу часть улицы Республики, скажу, что это моя территория, у меня дом тут стоит, хочу посередине поставить песочницу. А в результате огораживания невозможно начать реставрацию, потому что к памятнику не осталось подъезда».

Первомайская, 52 – великолепное здание старинных складов, оно принадлежит частным лицам, которые готовы его восстановить, сделать из него жилой дом. Но вокруг жилого дома наш муниципалитет каким-то образом продаёт землю под самую стену, под самые окна. Каким образом это удалось сделать?

Завод пластмасс, который является памятником промышленной архитектуры. Круглая баня. Это образец советского конструктивизма, если мы взглянем на фотографии 1930-х годов, увидим, что это характерное здание той эпохи, которое мы должны сохранить. Никакой большой стоянки, снеся эту баню, мы не устроим, а объект уничтожим. А вот создать там арт-музей, новую картинную галерею возможно. Ведь негде выставляться тюменским художникам. Сергей Дубинский предоставил на ул. Герцена помещение под галерею, почему бы не сделать ещё выставочный зал.

Никто не обращает внимания на то, как осыпается дом на Дзержинского, 12. Он так и уйдёт вниз под строительной сеткой. Кроме того, вспомним про здание ЧК на Орджоникидзе, 1 (дом купца Жернакова — Прим. ред.), которое мы обязаны сохранить как тройной исторический объект. Там людей толпами расстреливали, там весь двор в крови. Здание представляет и архитектурную ценность. Его выкупила какая-то фирма, но я не вижу, чтобы там велись работы по восстановлению. Идёт всё к банальному захвату территории — построят какой-нибудь новодел.

Я с этим столкнулся в Белграде, писатель Горан Петрович вёл меня по городу и плакал. Он показывает старую фотографию: «Вот здесь мы шли с Милорадом Павичем, в этой кофейне мы с ним пили кофе — её нет больше». Или стоит старинное здание, а рядом вплотную к нему, как у нас к «Аристократу» (памятник регионального значения, Комсомольская, 19 — Прим. ред.) пристроен новодел. Появляются трещины, усадки, и старое здание уходит, а новое остаётся.

Поэтому группа областных депутатов – я, Макаренко, Токарчук и Трубин — мы занимаемся в меру сил этим вопросом. Единственное, что я могу сделать, бить в набат, рассылать моему однофамильцу (Игорь Козлов, председатель областного комитета по охране и использованию объектов историко-культурного наследия — Прим. ред.) бумаги: «Что ж вы делаете!». Я даже в суд не могу прийти — это воздействие на суд, оказывается. Но мы пишем бумаги не только нашим властям. Собираем экспертные мнения, отсылаем их в Москву. Среди хороших экспертов назову Валерия Чупина.

С уверенностью могу сказать, что вопросом по сохранению памятников занимается сам губернатор. Мы сделали выезд, вскоре после этого он сделал выезд. Не знаю, по нашим следам или у него свои планы, но мы будем продолжать работать в этом направлении.

охрана памятников, Козлов, Чупин, гауптвахта, круглая баня, облдума, памятники, архитектура

Просмотры: 504

Комментарии