Прямой разговор с Владимиром Якушевым. Текстовая версия

Вслух.ру

Губернатор Тюменской области Владимир Якушев в прямом эфире телеканала «Тюменское время» ответил на вопросы жителей региона.

Grey

Роман Явныч: – Добрый вечер, уважаемые телезрители, радиослушатели, а также Интернет-пользователи! Вы смотрите и слушаете прямой разговор главы региона Владимира Якушева с жителями Тюменской области. Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Владимир Якушев: – Здравствуйте!

Явныч: – Впереди у нас два часа живого общения. Напомню, нас можно смотреть в прямом эфире на телеканале «Тюменское время», на сайтах интернет-газеты «Вслух.ру», информационного агентства «Тюменская линия», «Мой портал» и на портале правительства региона, а также слушать на Радио 7. Напомню, этот «Прямой разговор» – четвертый по счету. Владимир Владимирович, с последней подобной встречи прошел год, у жителей региона появилось много новых вопросов. Часть из них мы сегодня озвучим в эфире, на остальные вы, уважаемые земляки, обязательно получите ответы по почте.

Предлагаю начать с вопроса, который волнует многих. Вновь заговорили о надвигающемся кризисе – доллар и евро растут, цена на нефть падает…

Якушев: – Слишком много говорят. Лучше делать что-то.

Явныч: – Тогда мы не будем говорить о надвигающемся кризисе. А просто спросим вас: скажите, стоит ли сегодня молодым думать о прибавлении в семье в ближайшее время. Иными словами, как в Гамлете, – рожать или не рожать – вот в чем вопрос?

Якушев: – Приведу пример из собственной жизни. У нас с женой первый ребенок родился, когда мы оба были студентами. Это было в 1991 году, наверное, не самый хороший в экономическом плане период. На порядок хуже, чем та ситуация, в которой мы находимся сегодня. Но мы закончили университет, не брали никаких отпусков. Не думали о том, какой курс доллара. Когда люди начинают говорить о том, какой сегодня курс и нужно ли увеличивать состав семьи, возникает вопрос: для чего рождается ребенок, будет ли он счастлив в этой семье, в которой его сравнивают с курсом доллара? Мне кажется, эти две темы смешивать не в коем случае нельзя. Что касается, рожать или нет, я всегда говорю: рожать. Чем моложе мама и папа, тем здоровее ребенок. А то молодежь любит затягивать, а потом наступает 30-летие и возникают всевозможные проблемы со здоровьем. Тогда увеличение семьи становится проблематичным. Если по Шекспиру, то рожать.

Явныч: – Ну сейчас же многие на Запад смотрят. Сначала квартиру в ипотеку, а потом семью…

Якушев: – Жизнь очень короткая штука. Дети не вписываются в эти вещи: карьера, курсы валют, экономика, кризисы. Семья и дети – это самая главная радость в жизни, не надо себя этого лишать.

Явныч: – В областную научную библиотеку мы по традиции пригласили представителей общественности. Сегодня здесь молодые ученые и предприниматели, инженеры, педагоги, работники АПК и культуры, студенты. Предоставим им слово.

Таисья Погодаева, кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и международного бизнеса Тюменского государственного университета: – Владимир Владимирович, вы в своем послании обозначили правильную цель – удвоение ВРП региона к 2020 году. Но в сложившихся в мировой и национальной экономике условиях достижение поставленной цели требует не просто мобилизации усилий, а серьезного качественного рывка. Какие сектора экономики, на ваш взгляд, могут обеспечить данный рывок, где есть необходимый потенциал?

Якушев: – Сразу бы хотел сказать: обычно, как только мы ставим перед собой амбициозную задачу, а затем не можем ее решить, то начинаем находить оправдания этому. В таком случае мы никакой задачи решить не сможем. Естественно, в предвыборной кампании, когда я начал говорить об удвоении нашего ВРП, нашей экономики, скажем так, экономическая ситуация была несколько получше. Сейчас можно найти всевозможные объяснения, чтобы эту тему не муссировать и постепенно забыть про нее. Но еще раз хочу сказать: у нас огромный потенциал, накопленный резерв, у нас очень много возможностей, которые до последнего времени не так активно использовали. В таких ситуациях я всегда вспоминаю Конфуция, который сказал: тяжелая ситуация всегда открывает новые возможности. Мы еще сами не знаем, что можем сделать, каков запас прочности. Чем амбициознее мы будем ставить задачи, тем большего достигнем.

Ни в коем случае не хочу отказываться от этих планов. Напротив, сегодня региональное правительство, муниципалитеты выстраивают политику таким образом, чтобы эту задачу решить. Прорывной отраслью экономики, естественно, остается нефтедобыча. Об этом я говорил неоднократно. Это новый проект по развитию нефтедобычи в Тобольском районе. В итоге мы должны выйти на добычу, сравнимую с Уватским проектом. Еще одно направление – переработка углеводородного сырья, продолжение крупного проекта на базе Антпинского НПЗ. Продолжение масштабного проекта, который реализует СИБУР на Тобольской промышленной площадке.

Агропромышленный комплекс. Мы все время говорим, что сегодняшняя ситуация создала очень хорошие условия для развития сельского хозяйства. Это действительно так. Но при этом мы почему-то забываем про наших машиностроителей. У них открылись огромные возможности при реализации программы импортозамещения. Мы привыкли все покупать за границей, не задумываясь о том, можем ли это сделать в Российской Федерации. Мне кажется, у машиностроителей открылись возможности ничуть не меньше, чем у агропромышленного комплекса. Учитывая то, что мы находимся в условиях санкций, и нефтяникам приходится все больше прибегать к помощи отечественных машиностроителей, это шанс, которым нужно воспользоваться.

Еще одна точка роста — нефтесервис. Не нужно забывать об образовании. Вузы, техникумы, профессиональные училища — тоже точки роста. Если мы не занимаемся образованием, то как мы будем развиваться? В данный момент мы все мобилизуемся: нам нужны новые знания, новые специалисты, чтобы работать над созданием новых технологий. Мы должны задумываться о том, что еще одна точка роста — здравоохранение. Мы находимся под угрозой, что может прерваться поступление препаратов, а мы привыкли к зарубежной фармацевтике. В свое время у нас была неплохая фармацевтическая промышленность, давайте вспоминать, восстанавливать себя на мировом рынке. Это и оказание медицинских услуг, создание медицинской техники, которая вся импортная. Это все дает возможности сегодня серьезно развиваться. А если мы сядем, сделаем грустные лица и скажем, что все кончилось, жизнь остановилась, вот тогда можно не бороться, а продолжать дальше деградировать. Сегодня нужно объединиться, что мы и делаем. Мы все сплотились вокруг президента, мы – патриоты своей страны. Давайте использовать предоставленный шанс.

Явныч: – Одна из обсуждаемых по всей стране тем — налоговая политика в отношении малого бизнеса. Прошу передать микрофон представителю общественной организации «Деловая Россия». Это Антон Язовских.

Язовских: – Владимир Владимирович, мы знаем вас как защитника интересов предпринимателей. В Тюменской области выстроена серьезная уникальная инвестиционная среда. Но в последнее время предпринимательское сообщество снова лихорадит – то один налог предлагают ввести, то другой. Мы можем рассчитывать на то, чтобы правила игры не менялись хотя бы несколько лет?

Якушев: – Я об этом тоже неоднократно говорил. На региональном и муниципальном уровнях правила останутся неизменными. Не могу гарантировать этого на федеральном уровне. Но, думаю, что любое решение, которое будет приниматься Федерацией, будет спускаться на уровень региона. Во всяком случае, именно такая позиция сейчас. Нам предоставят право решать: устанавливать сборы или нет. Например, по единому налогу на вмененный доход мы можем 15% ставку установить, а можем 5%. Достаточно долгий промежуток у нас держится ставка 5%. Ее и оставим.

По налогу на имущество я уже объявил, что ставка в этом году будет нулевая. Потом спокойно сядем, проведем консультации. Должен быть диалог и понимание. Мы не планируем нововведений, ничего не меняется. Двигаемся в том формате, в котором двигались. Напротив, сейчас достаточно тяжелая задача стоит перед нами. Мы же очень многое наработали за последнее время, и у малого бизнеса есть много хороших проектов. В последнее время, например, мы активно развивали придорожный сервис. Трафик на федеральных трассах растет, люди оставляют приличные деньги, потому что двигаются из округов. Почему не воспользоваться. Банки как всегда заняли консервативную позицию. Мало того, что ставка возросла, кредиты сложно стало получить. С точки зрения банкира, все правильно. Я могу сказать, как бывший банкир поступил бы таким же образом.

Но сейчас я на другой стороне баррикад, мне нужно, чтобы эти проекты двигались. Государственные банки нас в этом плане не поддержали. Мы выработали решение с региональными банками, заложили областное имущество, то есть твердый залог, до этого никогда не делали такого. Привлекли ресурсы для реализации малого бизнеса через инвестиционное агентство. Причем привлекли денег столько, насколько у нас есть готовых проектов. Все проекты, которые прошли достаточно серьезную экспертизу, получат поддержку на пять лет под 7% годовых. Это очень важно. Мы сейчас будем постоянно бороться, чтобы сохранить экономический рост. Региональная экономика ежегодно росла на 10–16%,какую-то долю вкладывал в рост малый бизнес. И если сейчас эти проекты провалятся, то экономический рост будет тормозиться. Поэтому все наши действия должны быть направлены на то, чтобы сохранить экономическое стимулирование. Поэтому малому бизнесу мы будем помогать. Не предусматриваем ухудшения.

Хотел бы обратить внимание на один момент. Я недавно заслушал доклад налоговой инспекции. По их статистике, малые предприниматели, даже которые находятся на ставке 5%, умудряются не платить налоги. Должен быть честный диалог. Если несмотря на все сложности мы поддерживаем малый бизнес, то и малый бизнес должен идти с открытым забралом. Если даже по такой пониженной ставке совершаются махинации с налогами, то мы должны принимать какие-то решения по таким предпринимателям. И само бизнес-сообщество не должно поддерживать таких предпринимателей. Тогда мы с вами сформируем нужный экономический климат.

Явныч: – В ходе подготовки программы мы принимали вопросы и по телефону, и через Интернет. И вплоть до окончания эфира вы, уважаемые земляки, можете задать свой вопрос по телефону 68–88–86, код Тюмени -3452. И даже если ответ не прозвучит в эфире, повторюсь, вы получите его по почте. Не забудьте только представиться и указать обратный адрес. Итак, слово колл-центру. Сегодня там работает моя коллега Айгуль Рахматуллина. Айгуль, добрый вечер, вам слово.

Айгуль Рахматуллина: – Добрый вечер, Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые телезрители. Пока сложно подвести статистику по темам, мы сделаем это чуть позднее. Но в продолжение разговора в студии надо сказать, что много вопросов поступает от предпринимателей прямо сейчас. Например, Ольга Петровна Кошкина (Тюмень), Зоя Леонидовна Пасларь также интересуются введением муниципальных сборов. На это вопрос ответ уже прозвучал.

А вот более конкретный вопрос. В этом году в области всерьез взялись за нарушителей закона о продаже алкогольной продукции в ночное время под эгидой кулинарий или рюмочных. Несколько дел было передано в суды и по ним приняты конкретные решения – о запрещении торговли. Но спустя некоторое время, многие точки продолжали торговать зельем как ни в чем не бывало. Есть ли способы борьбы с такими откровенными нарушителями, которым легче заплатить штраф, чем выполнить закон?

Якушев: – Тот, кто задал этот вопрос, практически на него ответил. В Кодексе об административных правонарушениях размеры штрафа настолько малы, что это позволяет платить этот штраф чуть ли не каждый день. Незаконная деятельность с лихвой эти потери восполняет. Мы вышли с законодательной инициативой: усилить ответственность до ста тысяч рублей, чтобы это действительно било по карману. Мы буквально вчера проводили большое межведомственное совещание, говорили о том, что есть серьезные проблемы. Одна из них – на рынке начинает появляться очень много поддельного алкоголя. Помимо того, что это уход от налогов, это еще и здоровье наших граждан. Потребление легального алкоголя снизилось почти на 40%, но не думаю, что люди стали меньше пить. Мы можем получить ситуацию с отравлением алкоголем, который присутствует на рынке незаконно, что мы уже проходили в 1990-е, и нам бы не хотелось повторения.

В межведомственную группу входит управление внутренних дел, Роспотребнадзор, УФМС. Как показывает практика, продажей нелегального алкоголя занимаются в основном представители различных этнических группировок. Нужно сказать, что «Молодая Гвардия Единой России» занимает достаточно принципиальную позицию, ребята делают нужную работу, так как необходимо выявлять и знать, где расположены точки продажи, и привлекать органы внутренних дел. Ребята со стороны группировок подвергаются серьезным угрозам. Эту тему мы вчера на совещании тоже поднимали.

Обращаюсь к предпринимательскому сообществу: мы будем поддерживать тех, кто находится в правовом поле, в свою очередь само сообщество должно тоже реагировать и посылать сигналы, что они не поддерживают горе-предпринимателей и стоят на стороне власти. Создавая атмосферу неприятия, мы можем это зло победить. Но нужны законодательные рычаги: увеличить штрафы за административные правонарушения. Если нарушения фиксируются неоднократно, должна наступать уголовная ответственность. Здесь должны работать все инструменты, которые понудят горе-предпринимателей отказаться от незаконного бизнеса вообще, либо зайти в правовое поле.

Рахматуллина: – Председатель совета предпринимателей пос. Винзили Сивков Олег Станиславович. Будут ли предприняты меры для уменьшения отчетности для малых предприятий, а также уменьшения количества проверок «малышей» различными структурами?

Якушев: – Что касается проверок, то прокуратура достаточно жестко следит за этим. Для того чтобы выйти проверять малый бизнес, если это не согласованная заранее проверка, необходимо получить специальное разрешение. Причем согласование прокуратура дает крайне неохотно. Я считаю, что эта норма на территории Тюменской области достаточно серьезно работает. Не знаю, чем занимается автор вопроса, но если он работает в правовом поле, вопросы проверок его волновать не должны.

Есть технические моменты, мы это обсуждали на совете по предпринимательству. Например, регламент, связанный с противопожарными мероприятиями, мы упростили. Что касается налоговой инспекции, то отчеты должны предоставляться, хотя вы знаете, что я выступаю ярым сторонником патентной системы, чтобы как можно больше предпринимателей подпадало под нее. Там все очень просто — купил патент и занимаешься предпринимательской деятельностью, патент сдал или вовремя не продлил — ты вне правового поля. Тогда не нужно держать никаких бухгалтерий. Мы знаем, что на федеральном уровне произошла серьезная подвижка по этому вопросу, патентная система не исчерпала своих возможностей, можно законодательство в этом плане сделать еще более соответствующим требованиям малого бизнеса.

Явныч: – По традиции в ходе подготовки программы на ряде популярных интернет-сайтов проводилось голосование за самый актуальный вопрос. Так, на сайте «Наш город» победил вопрос о будущем программы «Молодая семья»: «Известно, что в резервном списке по программе «Молодая семья» стоит около восьми тысяч семей, а программа между тем заканчивает работу в 2015 году. Могли бы вы поделиться планами в отношении этой программы?»

Якушев: – В этом году на программу мы потратили и потратим до конца декабря порядка полутора миллиардов рублей, на следующий год в бюджете заложено около 800 миллионов рублей. Действительно, это серьезное падение. Программа нужная, как только будут ресурсы, мы их направим на ее реализацию. Допускаю, такая возможность появится. Мы знаем, что у нас реализуется очень финансовоемкая программа по сносу аварийного жилья, признанного таковым до 1 января 2012 года. На программу направлено 10 миллиардов рублей, мы планово ее реализуем, предполагаем, что она будет завершена не к 2017-му, а к 2016 году.

Что касается поддержки молодых семей, то считаю, что это наиболее актуальная программа, правильная, поскольку молодежь – экономически активное население. Мы отдаем себе отчет, что программу надо наполнять финансами. Плюс ко всему эта программа даст нам возможность поддержать строительную отрасль. Единственное, что изменится — правительство региона не намерено выделять денежные средства для покупки жилья на вторичном рынке, а только для покупки жилья в новостройках. Нам сейчас очень важно поддерживать те программы, которые будут поддерживать экономический рост. Учитывая, что мы строим полтора миллиона квадратных метров ежегодно, мы ни в коем случае не должны опуститься ниже этой планки.

Явныч: – Впервые в нашей программе принимают участие представители Тюменского городского портала Megatyumen.ru. У них сразу несколько вопросов к вам, Владимир Владимирович. Но за один проголосовало большинство посетителей портала: «Появятся ли в Тюмени бесплатные многоуровневые парковки и аквапарк?»

Якушев: – По последнему вопросу: проект аквапарка уже достаточно серьезно проработан. Я не буду называть инвестора, не люблю поднимать ненужный ажиотаж. Надеюсь, к весне строители выйдут на площадку. Денежные средства предусмотрены, инвесторы не зависят от банковских кредитов. Поэтому вряд ли что-то изменится. Сделаем все, чтобы этот проект в Тюмени состоялся.

Что касается многоуровневых парковок в Тюмени. Вы видите, что мы системно в этом направлении работаем. Чтобы появились места для парковок, нужно снести аварийные дома. Ни одну площадку мы пока не выставили на аукцион. Думаю, если эти площадки сегодня выставлять, то можно выручить за них неплохие деньги в городской бюджет. Площадки в центре города, пользуются большим спросом у строителей. Но это опять дома, опять точечная застройка. Главное — это не решает проблемы нехватки парковок. Но сейчас появилась территория, можно приступать к строительству многоуровневых парковок.

Явныч: – Спасибо за ответ. Вновь передаем слово call-центру. Пожалуйста, насколько активно звонит наша аудитория?

Рахматуллина: – Люди звонят и пишут очень активно. Следующий вопрос от интернет-пользователя, очевидно, это псевдоним. Пишет Василий Теркин: «Почему у Тюмени такой высокий рейтинг коррупции среди российских городов, и что делается, чтобы он снизился до минимума?

Якушев: – Василий Теркин, наверное, очень плохо следит за социологическими исследованиями, которые проводятся сегодня в России. По последнему опросу «Российской газеты», Тюменская область, напротив, заняла самое последнее место по уровню коррупции. Причем опросы проводились среди предпринимательского сообщества, граждан, которые пользуются государственными и муниципальными услугами. Нужно сказать, что мы и дальше будем делать все, чтобы коррупционная составляющая была минимальной. Я тоже неоднократно об этом говорил, но напомню всем телезрителям и присутствующим в зале молодым людям об электронном правительстве. Оно помогает гражданам получать услуги в электронном виде и не входить в контакт с чиновниками. Это убивает напрочь коррупциогенный фактор. На это нацелено строительство многофункциональных центров, куда опять же человек приходит для получения муниципальной или государственной услуги в режиме одного окна. Коррупциогенная составляющая тоже отсутствует. И все, что касается вопросов, связанных с реализацией крупных проектов, мы стараемся сделать так, чтобы у нас не было коррупции. Инвестиционный бум в Тюменской области — это еще один показатель, что коррупция у нас лежит на полу. Она присутствует, конечно, я не могу говорить, что ее сегодня нет. Но она не столь заметна, как в других регионах.

«Российская газета» достаточно серьезное издание, поэтому можно ей доверять и сделать определенные выводы. Есть территории, где не могут реализоваться инвестиционные проекты в связи с тем, что высока коррупционная составляющая. Если бедного предпринимателя будут обирать в каждом кабинете, то никакого проекта он не реализует. Бывает, что напрямую требуют взятку. Она может выглядеть несколько иначе, не в виде наличных денег. Например, крупной компании, чтобы реализовать ее проект на территории, предлагают перечислить средства в некий фонд на поддержку, допустим, футбольной команды. Это не в прямом виде взятка, но предприниматель уже начинает нести расходы, не получив ничего взамен: не создав производства, не запустив его, не получив прибыли. На это у нас табу. Мы не ведем подобных переговоров. Мы можем уже потом вести диалог с бизнесом о каких-то совместных социальных проектах, когда предприятие построено и вышло на проектную мощность. Это очень важно. Потому что, к сожалению, такая практика в России присутствует.

Рахматуллина: – Я следующие два вопроса объединю, они волнуют многих, особенно молодые семьи, живущие в новых микрорайонах областного центра: «Владимир Владимирович, когда планируется строительство детского сада и поликлиники в новых микрорайонах «Тура» и «Восточный-2»?» А жителей микрорайона «Ямальский», которые благодарят за благоустроенное жилье, волнует вопрос строительства поликлиники: «В нашем районе в основном пенсионеры и инвалиды. А поликлиника, к которой мы относимся по прописке, очень далеко, пешком дойти сложно, приходится пользоваться услугами такси".

Якушев: – В Восточном-2 детский сад почти готов. Планируем построить там достаточно большую школу. Проект готов, и мы в ближайшее время приступим к строительству. Необходимость поликлиники мы еще оцениваем. К сожалению, заполнение Ямальского микрорайона пока не очень высокое. Но надо действовать на опережение. Хотя время сейчас такое, что строить социальные объекты на опережение очень сложно. Но вопрос надо решать, и мы его решать будем.

Хочу еще раз подчеркнуть, что в первую очередь мы будем выделять финансирование на те программы, которые будут поддерживать экономический рост. Этим решается две задачи: и поддержка граждан, и поддержка бизнеса. Социальные объекты мы все равно строим. Но мы можем оказывать поддержку одной строительной компании, создавая тем самым проблемы остальным, либо выделить средства гражданам, чтобы они приобретали жилье, тем самым поддерживая весь строительный бизнес. Допустим, направляя миллиард рублей на программу «Молодая семья», мы возмещаем 35 процентов стоимости жилья участникам программы. Две трети это их собственные средства. Значит, на строительный рынок поступит уже не миллиард, а три миллиарда рублей. Мое четкое убеждение, что все социальные программы должны обеспечивать экономический рост.

Явныч: – Продолжаем, в студии присутствует наш коллега из Югры, журналист телекомпании «СургутинформТВ» Екатерина Севастьянова.

Севастьянова: – Здравствуйте, продукцию Тюмени покупают в том числе в Югре. На наших прилавках мы видим молочную продукцию, мясо, картофель. Но если честно, хотелось бы узнать, свежие овощи — тепличные огурцы и помидоры — увидим ли мы их? Какую продукцию в ближайшее время можно будет также купить в Югре?

Якушев: – Что касается огурцов и помидоров, то у нас наблюдается серьезный дефицит. Как только возникла проблема с импортными поставками, именно на эти продукты питания выросли цены. До последнего момента в регионе работала только одно компания на рынке — Ритза в Заводоуковском районе. Но сейчас в Тюменском районе строится тепличный комплекс на площади в 11 гектаров. Поэтому у нас появятся огурцы и помидоры. Но этого тоже будет недостаточно, чтобы покрыть потребительский спрос на них в Тюменской области, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах. Поэтому в этом направлении мы будем наращивать объемы производства.

По молочной продукции компания «Данон» продолжает инвестиционной проект. Ялуторовский молочный комбинат достаточно серьезно модернизируется. Появляются новые интересные продукты, которые поставляются не только на тюменские прилавки, но на Ямал и в Югре. Строятся другие перерабатывающие предприятия. Последняя сельскохозяйственная выставка показала, что этот год не прошел даром, продуктовая линейка АПК значительно расширилась. Приоритет отдается экологически чистой и полезной продукции. Очень активно развивается сейчас производств сыров. По мягким сырам у нас ситуация, я считаю, очень хорошая. Мы наращиваем объемы, покрываем свои затраты. Тюменский сыр начинает появляться на полках в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах. Твердые сыры у Ишимского молочного комбината очень качественные. Я об этом сказал даже в своем послании, что мы уделяем мало внимания раскрутке сельхозпродукции. Сегодня дело сдвинулось, склады разгружаются, продукция начинает пользоваться спросом. Сама ситуация с продуктами питания открывает достаточно широкие горизонты для движения ее на новые рынки.

Явныч: – Одним из флагманов регионального АПК является агрофирма «КРиММ». Если картошка — второй хлеб, то криммовская картошка известна по всей России. У нас в студии представитель агрофирмы Вадим Гринев.

Гринев: – Добрый вечер. Хотел сказать, что в последнее время ряд сельхозпроизводителей Тюменской области довели свой продукт до торгового стандарта, активно продающегося в сетях. В нашем производстве лимитирующим фактором является сбыт. Наше предложение заключается в строительстве логистических центров принципиально нового формата. Они, по нашему мнению, должны быть ориентированы на северные города. При этом они должны торговать мелким оптом, и свой продукт каждый аграрий должен представлять лично. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому.

Якушев: – Мое отношение только положительное. Некоторые перепугались: рожать – не рожать, а предприниматели, которые смотрят далеко вперед, понимают, что логистический бизнес достаточно прибыльный. У нас состоялось несколько встреч с крупными логистическими компаниями по этим вопросам. У них достаточно серьезный интерес к Тюмени и одному из северных городов. Охотнее всего рассматривают Сургут: там хорошая транспортная инфраструктура, железная дорога, недалеко до Ямала. Рассматривается вариант создания целой цепочки логических центров. Над этими проектам плотно сейчас работаем.

Неоднократно обсуждалась тема и с тюменскими сельхозпроизводителями. Если мы не найдем крупную компанию, которая готова инвестировать, то, как говорят, нужно будет скинуться и строительство логистического центра профинансировать. При этом отдать в управление все равно нужно профессионалам. Потому что логистика — серьезная тема. В следующем году нужно уже четко понимать: либо это будет делать профессиональный инвестор, либо мы должны объединиться с сельхозпроизводителями, чтобы логистический центр на севере появился. Потому что без него экспортировать — значит нести огромные затраты. И второе — чтобы продукция появлялась постоянно на прилавках северных городов, ее надо накапливать в логистическом центре, который будет находиться там же. А из него мелким оптом поставлять в розницу. Проект очень важен. Думаю, в 2015 году мы должны серьезно продвинуться в этом направлении.

Рахматуллина: – Люди готовы «Покупать тюменское», но зачастую цены на нашу продукцию значительно выше аналогов из других регионов. И желание сэкономить в итоге побеждает. Будет ли как-то пересматриваться ценовая политика, или объясните тогда — почему высока стоимость?

Якушев: – Давайте вопрос несколько перефразируем. Не почему наша продукция стоит дороже, а почему другая продукция стоит дешевле? Потому что качественную, экологически чистую продукцию, за которую производитель несет ответственность, и себестоимость которой составляет рубль, он не может продаваться за 90 копеек. Никто не задавался этим вопросом? Покупая продукты питания, с одной стороны, потребитель голосует рублем, но с другой стороны, люди должны голосовать и своим здоровьем. Питание — это в первую очередь здоровье.

Явныч: – Владимир Владимирович, любая логистика не будет успешной без хорошего дорожного хозяйства. На эту тему есть вопрос, который поступил на электронную почту: «Этим летом много говорилось о проекте реконструкции дороги из Тюмени на север через Уват и Салым. Много сделали! А дальше? Будут ли завершены все работы, как планировалось, к 2016 году?»

Якушев: – В планах в 2015 году дорогу привести в нормативное состояние. Ничего не меняется.

Явныч: – В прошлой программе мы говорили о решении дорожного вопроса в Тюмени. Спустя год мы видим: открыт мост на Монтажников. А что дальше? Как будет развиваться дорожная инфраструктура, и не только областного центра, но и других территорий?

Якушев: – Помимо моста на ул. Монтажников, должен быть построен мост на ул. Челюскинцев, и работы там ведутся. Дальше мы начнем возведение моста по ул. Мельникайте. Должно начаться строительство Восточного обхода. Кто еще не видел, в том районе началось строительство моста через р. Тура на ул. Дамбовской. Все, что было озвучено ранее в части развития дорожной сети, выполняется. Планируется расшивать развязками перекрестки, которые имеют круговое движение, как на ул. 50 лет Октября, так и на ул. Федюнинского.

Явныч: – Здесь нужно уточнить. То есть в 2015 году, в условиях стесненного бюджета, все эти работы будут проводиться?

Якушев: – Естественно.

Рахматуллина: – Вопрос на злобу дня из Тобольска: «В нашем городе много ветхого и аварийного жилья. В последние годы очень многое сделано в этом направлении, десятки семей улучшили свои жилищные условия. Но почему-то не все спешат переехать в благоустроенное жилье, а решают корыстные вопросы – хотят получить или огромную компенсацию, или больше, чем положено законом, квадратных метров. В итоге из-за таких шантажистов страдают их соседи. Может, стоит изучить опыт Сочи, в котором тысячи семей были отселены из районов под олимпийскую застройку?»

Якушев: – Опыт Сочи мы давно уже изучили. Вопрос только в том, что под Сочи была принята специальная нормативная база на уровне России. К сожалению, ситуация, о которой я неоднократно говорил, не меняется. Мы бы и переселяли быстрее, и денег меньше на это тратили, потому что пока в судах воюем, инфляция съедает определенные бюджетные средства, а те, кто стоят в очереди, могут этих денег не дождаться. Но когда очередь доходит до конкретного человека, он упорно выдавливает все до последней копейки. Хотя практика показывает, что он проигрывает все судебные инстанции. Но все равно пытается доказать, что его жилье стоит дороже, чем оценили. Мы не делаем халтурную оценку, а называем реальную стоимость жилья.

В судах мы несем огромные потери, но по другому двигаться не можем. Вот это наша гражданская позиция, наша забота о ближнем: «Я должен получить все, а что будет с тем людьми, которые после меня стоят в очереди, не очень интересует».

Долго через суды решать вопросы, но другой процедуры нет. К сожалению. Единственное, сейчас министерство, которое отвечает за программу переселения из ветхого и аварийного жилья, подготовило закон. В соответствие с ним, те люди, которые будут относиться к категории малоимущих, будут по договору социального найма или некоммерческого найма жилья переселяться только тогда, когда они откажутся от собственности на свое жилье. Это даст возможность более оперативно продвигаться. Но как показывает практика, люди, которые выжимают последние деньги, это люди не относящиеся к категории малоимущих. Они, как правило, давно в этом жилье не живут. Это просто законная возможность получить определенные деньги из бюджета, поэтому мы и обращаемся в суд. Нам это мешает, но самое главное, страдает большое количество людей, которым сегодня мы могли бы улучшить жилищные условия гораздо быстрее.

Рахматуллина: – И вопрос из Ноябрьска: «Будет ли в 2015 году продолжена программа переселения жителей севера?»

Якушев: – Конечно, будет.

Рахматуллина: – И вот еще один вопрос, его задает Регина Хаустова: «Когда в других муниципалитетах области заработают интернет-площадки подобные сайту «Тюмень – наш дом», где обычные граждане могут задать вопрос и решить коммунальные проблемы?"

Якушев: – В послании облдуме я такой сигнал главам администраций муниципалитетов направил. Думаю, что это достаточно хороший пример консолидации общества. Уверен, что другие муниципалитеты сделают подобные ресурсы. Тюменский сайт право на жизнь доказал.

Явныч: – Тема подготовки кадров из разряда вечных. В послании вы сказали, что мечтаете превратить Тюмень в инженерный центр России. Не скрою, цель очень амбициозная. Но насколько она выполнимая? Ведь чтобы выращивать инженеров, вначале необходимо вырастить тех, кто их будет готовить. Сегодня для обычной школы сложно найти талантливых педагогов. Где будем брать учителей физики, математики, биологии?

Якушев: – Возвращаясь к вопросу, с которого мы начали: если изначально говорить, что это нельзя делать и не получиться, то лучше этого и не делать. В свое время в Новосибирске строили академический городок и ставили амбициозные задачи. Что это будет центр науки, никто в это не верил. Прошли годы, и мы прекрасно видим, что вся радиоэлектроника, вся высокотехнологичная промышленность сосредоточена в Новосибирске. Потому что там существует академгородок, масса школ, где готовят талантливых ребят. Поэтому задачу сделать из Тюмени инженерный центр нужно ставить перед собой.

Если говорить о педагогическом сообществе области, то я не могу понять. Кто запустил мысль, что учителя не талантливы? Кто так думает, посмотрите статистику, сколько за последнее время учителей из Тюменской области получили президентские гранты, сколько педагогов успешно выступали на всероссийском конкурсе «Учитель года» и сколько выигрывали его.

В регионе качественные педагогический состав. Самое главное этот ресурс надо собрать и правильно организовать, направить в нужное русло. У нас есть все возможности талантливых ребят готовить, а затем продолжить их обучение в высшей Политехнической школе. А после эти ребята должны работать на региональную экономику. Тогда у нас появятся совершенно иные технологии, иные разработки, то, чего нам на данном этапе не хватает. Кстати, с инженерами, работающими в нефтесервисе, у нас все очень хорошо. Много толковых людей. Просто эту систему нужно собрать и заставить работать на то, чтобы такие люди появлялись в геометрической прогрессии.

Смотрите по количеству молодых людей, которых мы набираем в вузы на инженерные специальности: в 2013 году – 38%, остальные — гуманитарные науки. В 2015 году их будет уже 53%. Мы переходим психологический барьер, когда начинаем брать на инженерные специальности уже большую часть молодых людей. Это не простая работа, она требует усилий большого количества людей, работающих в разных направлениях. Поверьте, у нас все получится.

Явныч: – У нас в студии учитель физики и математики Голышмановской средней школы №1 Александр Смолин. Кстати говоря, победитель регионального и лауреат всероссийского конкурса «Учитель года», к слову о талантливых учителях.

Якушев: – Именно на этих молодых учителей мы и рассчитываем.

Смолин: – Среди моих учеников есть ребята, которые серьезно занимаются естественными науками. И вот вопрос: может ли сельский школьник рассчитывать на поступление в физико-математическую школу, которая откроется в Тюмени в 2015 году?

Якушев: – Технология такая. В 2015 году мы такую школу создаем. Наиболее талантливых ребят отбираем, в первую очередь из областного центра. Школа начинает работать. Те талантливые ребята, которые обучаются в том числе и у вас, будут иметь возможность учиться дистанционно. Средства связи позволяют нам это делать: проводить определенные лекции, занятия, давать задания, которые вы со своими учениками будете выполнять. Затем мы планируем построить интернат. Это займет некоторое время. Но это не мешает уже сегодня работать в дистанционном формате.

Естественно, потом будет проведение круглых столов, совместных презентаций, мозговых штурмов. На базе этой школы обязательно должно проводиться обучение ребят из других муниципалитетов. У нас уже есть задумки, как мы будем это делать. Конечно, должен быть единый кампус, чтобы ребята постоянно находились в этой атмосфере. Я уже неоднократно говорил, что у талантливых ребят, как правило, очень своеобразное поведение. В простонародье их называют ботаниками. Но это очень талантливые люди, их надо беречь. Поэтому им нужно создать хорошие, комфортные условия. Потому что, как мы, наверное, привыкли говорить: когда они учатся в одном классе с хулиганами, не всегда это идет на пользу таким ребятам. Поэтому мы должны их холить и лелеять, создавать им все условия, чтобы их таланты максимально раскрывались. Только талантливые люди двигают мир. Мы понимаем, что если бы в свое время не было талантливых ребят, инженеров, не появился бы Интернет, Скайп, и все то, что пришло в нашу жизнь. Это делали как раз такие люди. И мы должны сегодня отношение к этому менять.

Еще раз говорю, что в первую очередь мы должны формировать к этому правильное отношение, двигаться по этой программе. Но при всем при этом все жители региона должны стать участниками процесса и понимать, что все вместе мы должны такую школу создать. В физико-математическую школу нужно вкладывать широкий смысл. Почему в Голышманово не может появиться такая прекрасная школа? Молодой учитель, увлеченный своей профессией, имеет хороших учеников. Что мешает там создать аналогичный центр? Ничего не мешает. Ребятам создать условия, чтобы они имели возможность куда-то выезжать, что-то смотреть, расширять кругозор, постоянно находиться в этом процессе. И звездочки появятся и в Голышманово без всяких проблем. Да они наверняка уже есть, правильно я говорю?

А если мы будем ждать, пока появится кампус, стены, время уйдет. Ничего не мешает сегодня это все продвигать и создавать в каждом муниципалитете. И именно этим департамент образования и науки и будет заниматься.

Явныч: – Что касается стен, уточню: это то самое здание на базе строящейся 16-й гимназии?

Якушев: – Да, мы обсуждаем этот вопрос. Естественно, старое здание школы несколько меньше предполагаемого количества учеников. Но площади позволяют, и скорее всего, одно крыло после строительства мы под это направление отдадим, чтобы проект запустить, чтобы его можно было, как говорится, потрогать руками. Но еще раз говорю, что мы будем отрабатывать методики дистанционного обучения особенно с молодыми учителями физики и математики. Эти преподаватели обязательно должны владеть английским языком, и мы отдаем себе отчет, что таких условий в Голышманово меньше, чем в Тюмени. Тем не менее мы должны создать в Голышманово такие условия, чтобы ребята, владея языком, могли принимать участие в каких-то мероприятиях за пределами России, читать литературу иностранных авторов, ученых в оригиналах, и так далее. Вот это все не мешает нам сегодня развиваться, создавая в общеобразовательных школах такие центры вокруг талантливых учителей. Только у талантливых учителей могут появиться талантливые физики и математики. Поэтому вокруг таких преподавателей нужно создавать инфраструктуру. И именно она и будет основой физико-математической школы.

Явныч: – Уточню, как отец двоих детей, и, думаю, у многих родителей есть такой вопрос, известны критерии отбора детей в такую школу? Эти требования уже есть или еще формулируются?

Якушев: – Департамент образования и науки над этим работает, требования будут сформулированы. Естественно, будет отбор, тестирование. И отбор будет достаточно серьезным. Потому что программа, которую им предстоит осваивать, должна быть несколько шире школьной. По звонку и по блату туда никто не попадет, потому что этот человек просто не сможет освоить программу. Учиться там будут действительно талантливые и одаренные люди.

Явныч: – У нас в студии представители команды «Формула нефтегаз». Напомню, что это те самые ребята, которые своими руками создали настоящий болид, который довольно успешно смог поучаствовать в нескольких международных соревнованиях. В студии куратор команды Альберт Маршаков.

Маршаков: – Здравствуйте, Владимир Владимирович. В вашем послании одной из главных тем стало создание инженерного центра в Тюменской области. Какие механизмы будут применены, чтобы такой центр появился? И сможет ли научно-конструкторское бюро команды «Формула нефтегаз» стать одним из резидентов этого центра?

Якушев: – Давайте начнем с конца. Естественно «Формула нефтегаз» – достаточно интересный проект. Я у ребят был, они своим проектом заражены в хорошем смысле, и будет очень плохо, если проект погибнет. Конечно, его надо развивать, и он сможет украсить любой инженерный центр.

Что касается вопросов, связанных с инженерами. Речь шла об укреплении политехнической школы. На самом деле она есть сегодня в Тюмени. И у многих опять создалось впечатление, что это некий объект, здание с соответствующей вывеской. Но речь идет о политехнической школе в широком смысле. Потому что физики, математики, из которых потом вырастают инженеры, у нас готовятся и в ТюмГУ, и в ТюмГНГУ, и в строительном университете. Эти вузы как раз и должны поднять на совершенно иной уровень вывести нашу политехническую школу. А это огромная работа, которая, опять же, связана и с преподавательским составом, с изменением требований к студентам. Поэтому все вузы будут принимать в этом самое непосредственное участие. У ТюмГНГУ уже есть действующий проект – «Формула нефтегаз».Но таких проектов должно быть не один и не два. Думаю, они должны исчисляться сотнями. Тогда наши вузы и станут такими центрами. Тогда ребята, помимо получения теоретических знаний, будут иметь огромный практический опыт, приходя работать на производство. В этом смысл.

Явныч: – Вновь возвращаемся в колл-центр.

Рахматуллина: – Следующий вопрос от Ильназы Фаизовой. В деревне Варвара, что в Ярковском районе, нет детсада. Численность детей небольшая. Их 140. Разъясните, при каких условиях открывают детские сады в сельских поселениях.

Якушев: – Речь уже может идти о детсаде. Поэтому возьму вопрос в работу.

Явныч: – А что делать, к разговору в начале программы, — рожать.

Якушев: – Да, чтобы вместо 140, когда детсад будет сдаваться, было уже 240 детей.

Явныч: – Работаем на опережение. Причем, с обеих сторон.

Рахматуллина: – Следующий вопрос был оставлен на портале «Тюменская линия». Он стал победителем в ходе голосования. Мария спрашивает: «По данным Министерства здравоохранения России, федеральная национальная онкологическая программа в 2015 году продолжена не будет. Как отразится это решение на качестве оказания онкологической помощи в регионе и будет ли построен главный корпус онкодиспансера в Медицинском городе?»

Якушев: – Я, честно говоря, о таком решении не слышал. Независимо от того, будет федеральная программа действовать или нет, все, что касается онкологии, как развивалось, так и будет развиваться в Тюменской области. К сожалению, это страшное заболевание все больше поражает людей. Мы должны сделать все для того, чтобы люди имели возможность с этим злом бороться, так как если болезнь обнаружена на ранних стадиях, то человека можно спасти, а если это уже запущенная болезнь, то исход, к сожалению, летальный. Мы ни в коем случае по этим направлениям останавливаться не будем.

Строительство третьей очереди нашего онкоцентра. К сожалению, но это не связано с санкциями, мы прошли большой путь с одной из австрийских компаний. Мы хотели, чтобы австрийцы не просто поставили нам оборудование, но и взяли клинику в управление. Они, мягко говоря, очень долго протянули с этим вопросом, и мы потеряли очень много времени в переговорах с ними. Потому что сначала заверили, потом аккуратно с этой темы соскочили. Я уже сказал о том, что это высокотехнологичный центр. И мы себе прекрасно отдаем отчет в том, что сегодня у нас есть примеры в России, когда построены огромные центры, но они не работаю в силу того, что, во-первых, были построены с нарушениями, во-вторых, технологические вопросы не были отработаны, как и вопросы логистики: куда поступает пациент, где он потом диагностируется и проходит лечение. Ну и, главное — кадры. Здание есть, а врачей нет.

Мы хотим создать такую клинику, чтобы она управлялась профессиональной компанией. Это моя принципиальная позиция, и мои коллеги по правительству меня поддерживают. Чтобы не получилось так, что мы построили очередной пустой медицинский объект. Этого делать нельзя.

Мы не теряли времени даром, шлифовали проект. Сегодня понимаем, какое оборудование там необходимо, какие специалисты нам нужны, и в принципе уже работаем над тем, чтобы в перспективе специалисты у нас появились. Кадры решают все, в этом направлении мы двигаемся.

От этого проекта мы не отказались. Хотя финансирование там было 8 млрд рублей. Чуть больше половины суммы — оборудование. Учитывая, что это высокотехнологичное оборудование, которое производится за рубежом, на 30% оно подорожало. Тем не менее проект нужен. Я говорил и снова повторю, что мы его построим, только выстроим все еще более грамотно, чтобы избежать ошибок, чтобы это была работающая клиника. И с первого дня, как только она будет запущена, там полноценно могли бы получать помощь пациенты. Чтобы не тренировались на живых людях. Как бы жестко это не звучало, тем не менее такие примеры тоже есть. А чтобы там работали профессионалы, которые способны качественно оказать высокотехнологичную помощь.

Поэтому от проекта мы не отказались, удорожание нас не напугало, у нас есть несколько финансовых механизмов, по которым мы планируем двигаться. На проект мы однозначно будем выходить, и, думаю, что эта пауза даст нам возможность еще более жестко подойти к реализации проекту, оценить его и избежать определенных рисков.

Явныч: – То есть сейчас главная проблема — найти альтернативу той австрийской компании?

Якушев: – Совершенно верно.

Явныч: – Интернет-ресурс «Детки.ру», Елена Кашкарова.

Кашкарова: – Здравствуйте. Я хочу начать не с вопроса, а с просьбы наших посетителей передать большое спасибо за мост по улице Монтажников, который в народе называют мостом Счастья или Радости.

Якушев: – уже народное название появилось!

Кашкарова: – с 2015 года каждый тюменец будет платить за капитальный ремонт своей многоэтажки. Мы считаем принятый по этому поводу закон не продуманным и не справедливым. Разве можно эффективно накапливать деньги на ремонт в течение многих лет при такой большой инфляции? Кроме того, отдавая свои деньги на капремонт, жители многоэтажных домов не смогут ими свободно распоряжаться, так как нужно доказывать кому-то, что эти деньги необходимы на ремонт домов не через 20 лет, а сейчас, заказывать за свой счет техническую экспертизу, нанимать юриста и так далее. Кроме того, закон ставит в неравные условия жителей многоэтажек и индивидуальных домов. И, собственно, сам вопрос: что могут сделать власти области и города, чтобы ошибки федеральных законодателей не повредили интересам тюменцев?

Якушев: – Давайте сначала разберемся, ошибки это или не ошибки. Это с вашей точки зрения. Вы в многоэтажке живете?

Кашкарова: – Да

Якушев: – Сколько лет дому?

Кашкарова: – Полгода.

Якушев: – Поэтому и вопрос задаете, что до ремонта еще далеко. А сколько у нас пятиэтажек вдоль Республики стоит, с которыми, по большому счету, лет через пять будет критическая ситуация, они все сыпаться начнут. Что делать будем с этими домами?

Кашкарова: – Ремонтировать будем.

Якушев: – А кто и за чей счет? Откуда будем брать деньги?

Кашкарова: – С жителей тех домов, которые нужно ремонтировать.

Якушев: – Но вот практика показала, что мы столько лет пытались стать собственниками и столько лет говорили об этом, что внесли изменения в Жилищный кодекс. Вроде должны управлять своим жильем, его ремонтировать, нанимать управляющие компании. И что в результате получилось? Собственники оказались не готовы выполнять это. Даже когда приходили компании, которые проводили ремонт за бюджетные деньги, жильцы не соизволили собрать собрание, чтобы те работы, которые проводятся на доме, проконтролировать. Ничего не получилось из этого всего. Эти решения приняты не зря. Знаете, как будет решаться вопрос в противном случае? Люди придут на площадь к зданию правительства с плакатами и будут требовать провести ремонт, потому что это будет угрожать их жизни. Вы хотите ездить по мосту на ул. Монтажников? Хотите, чтобы мы Восточный обход построили?

Кашкарова: – Хочу

Якушев: – Вы автомобилист?

Кашкарова: – Да.

Якушев: – Любите на машине ездить комфортно, чтобы пробок не было? Хотите, наверное, чтобы парков много в Тюмени появилось?

Кашкарова: – Обязательно.

Якушев: – Но этого не будет всего, потому что все деньги мы потратим с вами на ремонт жилья. Это сотни миллиардов рублей. Поэтому давайте коллеги подходить к этому вопросу не с точки зрения того, что мне сегодня хорошо, и трава не расти. Эта ментальность отличает нас от тех же немцев. Буквально недавно общался с одним немцем, он работает в России, у него здесь достаточно приличный бизнес. Я ему говорю: «Слушай, ты же вполне можешь перейти сюда, у вас сегодня не работает закон о двойном налогообложении, платить у нас всего 13 процентов». Он там платит 58 процентов подоходного налога. Он говорит: «Нет, я хочу, чтобы мои дети ездили по хорошим дорогам, я хочу, чтобы у нас работал общественный транспорт, чтобы развивалась медицина». Понимаете? В этом наша ментальность.

Вы сегодня всего полгода прожили в новом доме, а на то, что будет спустя 30 лет, я извиняюсь, вам все равно. А если квартира перейдет по наследству вашим детям через какое-то время? Мы все равно должны быть к этому готовы, к внукам потом. Придет время, а в фонде «баранка». Возникает аварийная ситуация. За счет чего будем строить? Нельзя жить одним днем, мы должны создавать условия, чтобы эти процессы в данный момент в достаточно мягком формате, так сказать, двигались. Поэтому закон и предполагает на сегодняшний день создание фонда, потому что все это оказалось темой не разрешимой и в конечном итоге опять прилетело все к власти. Будет образован фонд, будут взиматься взносы в него, будет выстроена программа очередности, разработаны требования к каждому конкретному дому. И из этого фонда будет софинансирование, потому что бюджет еще и деньги налогоплательщиков будет туда направлять на ремонт.

Мы как-то все время с вами забываем, что мы еще и налогоплательщики, так ведь. Мы платим налоги. То есть мы еще и налогами с этим фондом поделимся. У нас же не только нефтегазовые компании платят, хотя большую часть налогов платят они. Но и мы как физические лица. Вот здесь четко должны быть расставлены приоритеты. Когда мы говорим о том, что эта процедура не правильная, я не хочу сдавать в фонд деньги, потому что только заехала в дом. А когда придет проблема, я открою кошелек и дам денег ровно столько, сколько нужно. Не работает эта схема, не работает.

Я с 2005 года будучи еще главной администрации Тюмени очень плотно этой темой занимался. Мы тогда проводили собрания, агитировали людей, создавали ТСЖ, управляющие компании, все рассчитывали на то, что люди будут относиться к своему жилью, как собственники. Не получается. Чуть что – где власть? Дайте денег. Вот балкон в Рощино упал, наверное, они тоже как собственники должны были наблюдать за своим домом. Скинуться, нанять компанию, провести обследование, сделать ремонт. Никто ничего не сделал. Аварийная ситуация, теперь муниципалитет из резервного фонда должен выделять деньги. Деньги налогоплательщиков, те деньги, которые были заложены на благоустройство Тюмени. Вы же хотите ездить по хорошим дорогам! Вот эти деньги сейчас пойдут туда. И мы что-то не доделаем, что-то не достроим. Поэтому если мы хотим, чтобы сегодня реально у нас эта программа двигалась и ремонтировались многоквартирные дома еще с хрущевских и брежневских времен.

Я вообще удивляюсь, как хорошо тогда строили, сколько дома стоят. По идее они повалиться должны были еще 10 лет назад. И вообще для России будет катастрофа, если мы не предпримем каких-то кардинальных мер. Могут произойти достаточно серьезные катастрофы, об этом надо постоянно говорить. А сегодня люди, которые только что приобрели жилье, не задумываются о ремонте. О том, зачем они будут платить в этот фонд. Поэтому у нас и не работают многие системы, например, страхования жилья. Мы же тоже не хотим платить деньги, чтобы потом, когда возникнет аварийная ситуация, была страховка. Ею можно было бы воспользоваться. Мы постоянно ожидаем и находимся в режиме ожидания того, что если такая ситуация произойдет, то государство помощь окажет. Но у нас нет столько денег денег, чтобы выложить в один момент.

Достаточно молодые люди в этой аудитории сидят, давайте мы все-таки будем менять нашу ментальность, смотреть вперед. Да, сегодня я дополнительно по квитанции буду платить 200–300 рублей, но программа капремонта будет работать. Это необходимо делать, и практика показала, что другого выхода у нас нет. Сами граждане не готовы управлять этой ситуацией. Поэтому нужно было принимать кардинальное решение. И федеральное правительство решение приняло. В процессе работы мы будем смотреть на ошибки, которые есть, буем шлифовать закон, менять наши подходы, но в целом в этом направлении нужно двигаться. Других вариантов я просто не вижу.

И еще один момент – никто не отменял норму, что граждане, которые платят более 22 процентов за услуги ЖКХ от собственного дохода, получают субсидию из бюджета. Этот механизм будет работать. Поэтому призываю не раздувать тему, не агитировать за отмену закона. Давайте заботиться о наших детях и внуках, и не жить одним днем.

Ксения Мальгавка, молодежный портал «Мой портал»: – Добрый вечер, Владимир Владимирович. В этом году более 60 вопросов поступило в ваш адрес на наш портал. Интересная тенденция. Ребята не сколько спрашивают, сколько предлагают вам. Все предложения в большей степени связаны с внедрением инновационных технологий. Фантазия у ребят безгранична, они активно смотрят в будущее. Предлагают отапливаемые автобусные остановки, снеготопилки для решения проблемы вывоза снега за пределы города. Понятно, что не все их идеи привязаны к жизни, но может быть, существуют какие-то инновационные проекты, которые рассматриваются в перспективе и уже реализуются в нашем регионе?

Якушев: – В Тюменский технопарк поступают инновационные проекты, практически каждый год появляются интересные наработки. Как правило, за этими разработками стоят молодые ребята и девушки и делают достаточно интересные предложения. По некоторым из них уже получены не только промышленные образцы, но и готовая продукция. Недавно смотрел репортаж про эковату. В Тюменской области разработали не сложное оборудование. Из макулатуры делается достаточно хороший утеплитель, экологически чистый, очень эффективный и самое главное – очень дешевый. Сегодня все больше и больше на него растет спрос, получается неплохой бизнес.

Много разработок в сфере нефтесервиса, направленных на решение экологических проблем при добыче углеводородного сырья. Над ними трудятся выпускники нефтегазового университета. Но вот с внедрением, честно скажу, возникают проблемы, потому что как только обращаешься к нефтяникам, а разработка требует приостановки нефтедобычи, они неохотно идут на эксперимент. Нефтяники любят считать деньги и убедить их в том, что разработку надо проверить, потому что она даст экономический эффект, очень сложно. Поэтому в нефтедобывающей промышленности России применяется очень мало современных российских технологий и интеллектуальных решений. Как правило, рынок занят американскими технологиями. Я считаю, что нужно еще больше использовать административный ресурс, еще больше помогать нашим новаторам. Тогда и нефтяники к ним развернутся. Да и ситуация с введением санкций обязывает. Если с внедрением нефтяники нам будут помогать, думаю, у нас имеются все шансы на импортозамещение американского оборудования и технологий российскими.

У нас очень талантливая молодежь. Есть очень много предложений, связанных с производством новых строительных материалов. Несколько таких разработок мы даже профинансировали через фонд господдержки, и результаты скоро появятся. Разработана дорожная карта по целесообразности добычи йода недалеко от Тобольска. Проводится оценка объемов добычи, необходимых технологий, которые сегодня предлагаются для этого. Потому что как только жидкость будет добыта, из нее надо получить еще чистый йод. Насколько это экономически эффективно? Йод очень востребован на рынке, он стоит приличных денег. Но сама технология извлечения из жидкости чистого йода достаточно дорогостоящая. Если экономическую целесообразность добычи йода удастся доказать, перед нами откроются интересные перспективы. И самое главное, что технология получения йода – тюменского происхождения, что радует.

При Тюменском технопарке создана и работает группа из серьезных предпринимателей, промышленников, действует попечительский совет, который занимается отбором новых проектов, чтобы затем их реализовать и получить государственную поддержку. Несмотря на все сложности мы это направление будем развивать. Ряд проектов уже состоялся, появились новые предприятия, рабочие места. Самое главное, что оборудование на предприятиях разработано в Тюмени, а выпускаемая продукция пользуется серьезным спросом. Это все придает нам силы все больше и больше заниматься такими проектами.

Явныч: – Мне кажется, что такие вопросы и возникают, пока непонятен механизм, по крайней мере основной аудитории, большинству населения России механизм еще не известен, отсюда и вопросы.

Якушев: – Наверное. Просто я говорю, что ситуация довольно простая, будет софинансирование фонда из бюджета, согласно рейтингу будут выстроены дома, которые в первоочередном порядке будут ремонтироваться. Это будет все публично, информация будет на сайте. Обязательно создание при фонде общественного совета, чтобы туда вошли представители тех домов, которым уже по 50 лет, и те, чьим домам полгода, чтобы контролировать, куда уходят деньги. Все должно быть понятно, и ни в коем случае не должно быть выстроенной какой-то коррупционной схемы. Мы должны жестко контролировать компании, которые будут проводить ремонт жилищного фонда. Должны быть компании профессиональные, которые не задирали бы цены и в течение гарантийного срока четко отвечали бы по своим обязательствам.

Рахматуллина: – Вопросы из колл-центра. Биатлонные болельщики интересуются, будете ли вы следить за новым сезоном и за кого будете болеть?

Якушев: – Естественно, буду болеть за своих. На кубке мира — за Россию, на чемпионате России буду болеть за тюменцев. И там, и там достаточно хорошие шансы.

Рахматуллина: – Житель Тюмени, который, к сожалению, не представился, интересуется: «В прошлом году область получила федеральный грант в 1 миллиард рублей как один из лучших регионов страны по эффективности работы органов власти. Их потратили на программу сноcа ветхого и аварийного жилья. В этом году — 201 миллион. На что направим деньги?

Якушев: – Думаю, что мы их направим на ту же программу, чтобы побыстрее ее завершить и заняться другими программами по улучшению жилищных условий. Мы много говорили о той же программе поддержки молодых семей. Посмотрим, если программа сноса ветхого жилья не будет требовать дополнительного финансирования, то эти деньги направим на поддержку молодых семей, чтобы увеличить финансирование.

Рахматуллина: – Завершится ли в следующем году реконструкция ДК «Нефтяник» и начнется ли реконструкция ДК «Строитель»? Какие еще культурные учреждения стоят в очереди на ремонт?

Якушев: – ДК «Нефтяник» мы планируем сдать в 2015 году и, я надеюсь, сможем день рождения Тюменской области отпраздновать уже в новом ДК. ДК «Строитель» давно требует ремонта, он стоит на очереди. Требует определенных вложений филармония, там нужно провести ряд мероприятий по сцене. Есть вопросы и по кукольному театру, там необходима замена кресел. Мы заложили в бюджет строительство домов культуры в поселках Московском и Винзили.

Явныч: – Хорошо, что до Тюменского района дошла очередь. Одно время очень активно шло строительство ДК именно на селе.

Якушев: – Тюменский район — это муниципальное образование, где развивается экономика, где проживет большое количество людей, поэтому мы должны построить там ДК.

Явныч: – Мне кажется, это хорошая новость для жителей этих муниципалитетов. И особенно значимо, что эта информация прозвучала в ноябре 2014 года, который объявлен в России Годом культуры. И в продолжение культурной темы вопрос актрисы Тюменского драмтеатра Эвелины Ризеповой.

Ризепова: – С момента создания Концертно-театрального объединения прошло восемь месяцев. Нам интересно, как вы оцениваете работу нового областного и российского культурного холдинга, и предполагается ли объединение других областных учреждений культуры?

Якушев: – Действительно, мы провели реорганизацию. Создали одну администрацию, сэкономили деньги на административно-управленческом аппарате, которые направили на повышение заработной платы творческим коллективам. Теперь это один центр управления. На творческой деятельности это никак не отразилось. У нас в 2015 году будет около 14 премьер, в этом году — 13. Поэтому ничего не меняется. Двигаемся вперед. Ряд коллективов выступал не только на российских конкурсах, но и выезжал за рубеж, где завоевал достаточно высокие места. Поэтому считаю, что решение было верным. Понятно, что общественность, которая находится вокруг культуры, восприняла это несколько болезненно, но я еще раз подчеркну, что сделано это только для того, чтобы аккумулировать финансовые ресурсы, уменьшить непроизводственные затраты. На творческую деятельность никоим образом это объединение не повлияло. Может быть, вы почувствовали что-нибудь плохое, вы мне скажите, я внесу определенные коррективы.

Ризепова: – Может быть, вам стоит встретиться с труппой театра, и актеры более развернуто дадут ответ на этот вопрос.

Якушев: – Нет проблем, давайте встретимся.

Явныч: – В продолжение культурной темы. Здесь присутствует руководитель филиала Всероссийского хорового общества Тюменской области, заслуженная артистка Российской Федерации, профессор, хормейстер академического хора Тюменской государственной академии культуры, искусств и социальных технологий Ирина Бибеева. Пожалуйста, Ирина, вам слово.

Бибеева: – Добрый вечер, Владимир Владимирович. В Год культуры состоялось очень много творческих проектов. Один из них прозвучал не только на всю Тюменскую область, но и на всю страну — это выступление тысячного хора. Уровень наших исполнителей достаточно высокий. Возникает проблема — отсутствие в нашей богатой области симфонического оркестра. И, перефразируя известную шекспировскую фразу, быть или не быть в Тюмени симфоническому оркестру?

Якушев: – Еще в послании три года назад — а обещанного три года ждут — мы серьезно обсуждали эту тему. В итоге было принято решение заложить под этот проект деньги на 2015 год. Планируется создание симфонического оркестра, но малого. Потому что в процессе долгих консультаций мы все-таки поняли, что надо с малого стартовать, а потом смотреть. Потому что для создания оркестра нам придется приглашать людей, не проживающих в Тюменской области. То есть специалистов такого уровня в регионе мы можем найти лишь частично. Решили начать с малого симфонического оркестра, потому что делать это необходимо. Проект уже в работе. Думаю, в 2015 году результат этой работы мы увидим.

Явныч: – Раньше в 1960–70 годах к нам ездили вахтовики-нефтяники, а сейчас будут ездить вахтовики симфонического оркестра?

Якушев: – Совершенно верно.

Артем Андросов, председатель молодежного крыла тюменского отделения «Опоры России»: – Все мы знаем, что основным фактором роста бизнеса является стабильность. Как-то вы говорили об инициативе объявить мораторий до 2020 года на ухудшение условий введения бизнеса. Нашла ли эта инициатива поддержку на федеральном уровне, и будет ли она реализована?

Якушев: – Валентина Матвиенко недавно заявляла об этом же на бюджетных слушаниях. Я думаю, что не за горами послание президента, давайте послушаем, что скажет глава государства. Что касается региональных полномочий, за которые отвечаю я, то мы такой проект примем и публично о нем объявим.

Ирина Косогорова, руководитель «Школы гостеприимства и сервиса»: – Есть ли у губернатора рычаги влияния на ресурсные компании, которые на сегодняшний день существенно отстают в сервисе от всей нашей экономики? Руководители предприятий делают много для того, чтобы не было очередей, вводят электронные очереди, увеличивают количество окошек, но люди, которые работают с населением, по прежнему чувствуют себя выше тех, кто приходит к ним.

Якушев: – Вы уж конкретно тогда называйте организации, чтобы нас услышали.

Косогорова: – Хорошо. Речь идет о налоговой, Росреестре и ресурсных компаниях, таких как «Тюменьэнерго». Попадая на эти предприятия, стоя там в очереди или общаясь с теми, кто принимает платежи, порой хочется плакать. Эти люди не понимают ни собственной значимости, ни ответственности перед населением, которое к ними приходит. Есть ли возможность указать руководителям этих организация, что с народом нужно работать?

Якушев: – Во-первых, как я думаю, наш сегодняшний разговор послужит хорошим сигналом. Руководителям компании «Тюменьэнерго», налоговой службы и Росреестра наш диалог будет доложен.

В ближайшее время услуги по регистрации недвижимости мы переведем в МФЦ. Это будет уже зона моей непосредственной ответственности. Конечно, мы готовим и обучаем, психологически тренируем персонал. Когда встречается получатель услуги и тот, кто ее предоставляет, правда находится посередине между ними. Тот, кто пришел за услугой, временами не слишком хорошо себя ведет. Но тем не менее, мы должны решать проблемы вместе. Нужно друг друга уважать. Любить не обязательно, а вот уважать нужно.

Поэтому когда мы приходим на прием к врачу или на получение государственной услуги, мы должны вести себя корректно. Человек, который предоставляет услугу, должен быть тоже предельно корректен. Вот тогда диалог будет складываться нормально. Часто бывает так, что тот, кто пришел и нахамил, вторая сторона не сдержалась и нахамила в ответ. Поэтому нужно друг друга уважать, понимать, что у человека, который предоставляет услугу, серьезный поток посетителей и работать ему непросто.

Сервисом занимаются обученные люди, которые должны обладать специальными приемами, позволяющими спокойно объяснить ситуацию даже возбужденным и агрессивным получателям. В определенных случаях даже поставить на место, потому что всякие хамы попадаются. Но если человек предоставляет услугу и ведет себя так со всеми, это называется профнепригодностью и его надо заменить.

Я думаю, что названные вами структуры нас услышали. Время сегодня совершенно иное и требует иного отношения с обеих сторон. Поэтому мы публично посылаем им сигнал, что в их ведомствах не все в порядке.

Явныч: – Друзья, пожалуйста, если вы готовы задать вопрос, собирайтесь с мыслями, а мы пока перенесемся в кол-центр.

Рахматуллина: – Только за эти два часа прямого эфира в кол-центр поступило более 600 вопросов. В лидерах две темы: экономика и строительство жилья и социальных объектов. Зачитаю еще один вопрос от Евгения Петрова, он спрашивает куда направлять деньги внутренних инвесторов?

Якушев: – Куда направлять? Он сам инвестор? Мы бы с ним поговорили, куда его деньги направить. Все, что касается внутренних инвесторов, я уже говорил про прорывные направления. Сегодня отработаны более 300 проектов, есть четкий реестр, финансовая оценка, площадка, где мы предлагаем реализовать эти проекты. Есть предложения подставить финансовое плечо в виде возврата инвестиций по строительству инфраструктуры на этих участках.

Нужно взять этот реестр, посмотреть, поинтересоваться, что и как. При желании машина подхватит и сама понесет инвестора. У нас расписано: если это проект до 300 млн рублей, им занимается инвестиционное агентство со своей выстроенной структурой, если более 300 млн – департамент инвестиционной политики и господдержки предпринимательства Тюменской области. Там тоже отработана структура. Обученные люди разъяснят, пояснят и сделают все так красиво, что останется только деньги из кармана достать.

Рахматуллина: – Еще один вопрос от Юлии Стафеевой. Она пишет: «Дорогой Владимир Владимирович, ведете ли вы экологичный образ жизни? Экономите электричество, воду, сдаете газеты в макулатуру?»

Якушев: – Стараюсь экономить и на электричестве, и на воде. А вот макулатуру, грешен, не сдаю.

Явныч: – В пионерском возрасте наверняка сдавали?

Якушев: – В пионерском возрасте я сделал норму на долгие годы вперед в этом плане.

Язовских: – Владимир Владимирович, возвращаясь к вопросу о внутренних инвесторах. В стране большая работа проведена по внедрению регионального инвестиционного стандарта, и Тюменская область занимает серьезную позицию. Следующий этап – внедрение муниципальных инвестиционных стандартов, чтобы на уровне муниципалитета улучшать условия для предпринимателей. Чтобы они были готовы инвестировать в свои родные муниципальные образования.

По моему мнению, есть два момента, которые требуют решения. Первый касается системы мотивации. На уровне муниципалитетов не все главы районов и сотрудники администраций напрямую понимают ту пользу, которую район получит от создания бизнеса. Я имею в виду налоговые поступления. А второе – приходится сталкиваться с тем, что откровенно не хватает квалификации у тех лиц, которые отвечают за привлечение инвесторов в районы.

Какие предполагаются меры по настройке ситуации и что предпринимается в части обучения специалистов?

Якушев: – Что касается мотивации. Поставлена задача каждому муниципальному образованию по налоговой базе прирастать не менее 5% в год. Это реальная цифра. Но ставя такую задачу, мы должны дать и «пряник». А он заключается в том, что эти денежные средства будут возвращены в фонд развития.

Сегодня каждый муниципалитет при формировании бюджета на 2015–2017 годы получил так называемый фонд развития. Если раньше все деньги мы отдавали целевым образом и это создавало вопросы, связанные со сбором множества документов, смет, то в этом году мы решили поработать совершенно по другому принципу.

Этот фонд обезличен, поэтому муниципалитет может направлять его на ремонт социальных объектов, поддержку малого бизнеса, строительство сетей, дорог, газификацию. Поэтому все плюсы, которые они получают, возвращаются к ним. Система стимулирования выстроена. Куда еще больше? Все вернется в фонд развития, ни копейки в региональном фонде не останется. Мы за этим следим. Наступит 31 декабря, отгуляем январские праздники, подведем итоги и простимулируем все наши муниципалитеты.

Что касается второго вопроса, такая проблема действительно существует. Никто сегодня не рвется на муниципальную службу. Зарплаты, серьезные ограничения, связанные с декларированием доходов и имущества. Это серьезно останавливает людей из бизнеса.

Раньше было так: люди из бизнеса без проблем шли работать в региональные и муниципальные структуры власти. Еще лет пять ничего не надо было декларировать. А потом потихоньку началось: акции держать не можешь, если идешь на государству службу, должен отдать их в трастовое управление, ежегодно декларируешь свои доходы и доходы жены. А теперь еще и на расходы наложены ограничения. Если делаешь какое-то приобретение стоимостью выше трех ежегодных заработков, то ты в обязательном порядке должен указать происхождение этих денег и заполнить декларацию. Поэтому многие толковые люди из бизнеса сегодня на государеву службу не идут.

Мы постоянно проводим обучение. Мы работаем с институтом народного хозяйства при администрации президента Российской Федерации. Специалисты оттуда постоянно обучают наших региональных и муниципальных государственных служащих. Только такой формат позволяет снять проблему квалификации кадров в муниципалитетах. В наших муниципалитетах должны работать люди, разбирающиеся в экономике, новых законах, реагирующие на малейшие изменения.

Явныч: – Спасибо за ответ, Владимир Владимирович. Время подходит к концу, остается меньше минуты. Сегодня ноябрь, но уже уместно говорить о новом годе. На взгляд губернатора, с каким настроением Тюменская область шагает в ближайшее будущее?

Якушев: – Мы должны быть уверены в своих силах. Сложившаяся ситуация своеобразная. И даже сегодняшний диалог показал, что мы порой смотрим на нее по разному. Но главное, что должно объединять нас – уверенность в собственных силах. Не нужно ни на кого оглядываться, думать, что завтра придет какой-то дядя и протянет руку. Нужно надеяться на себя.

Мы должны находиться в диалоге, как бы тяжело ни было. Да, этот диалог может быть неприятным, тяжелым, но ни в коем случае недовольство не должно выражаться «дулей в кармане». Если есть вопросы, их надо обсуждать, а не ждать пока проблема усилится.

Я хочу закончить тем, с чего начал: у нас достаточно серьезные ресурсы, резервы, у нас живут умные, интеллектуальные люди. У нас есть все, чтобы выйти с честью из той ситуации, в которую нас без нашей воли поставили. На этом я хотел бы закончить.

Якушев, прямая линия, вопросы, фото

Просмотры: 109

Комментарии

0
A ad420be6 normal
jokermedia 24 ноября 2014, в 22:11

На днях на сайте tyumentimes.ru были опубликованы видеоролики, снятые комбайнером на полях Тюменской области. На видео автор показывает заснеженные поля с неубранным урожаем, сопровождая комментариями “Стопроцентные потери, в бункер не идет ни одного зерна, убиваем технику..” Вдобавок, в этом году впервые за последние несколько лет, в местных официальных СМИ информация об урожае-2014 была необычна скупа по своему содержанию. Прокомментируйте, пожалуйста, эту информацию. Это просто жареные “кадры” или реальность нашего “рискованного” сельского хозяйства?

Ответить
0
E f02e0a66
Владимир Меркушев 26 ноября 2014, в 9:31

Владимир Меркушев

Хочу выразить мнение практически всех жильцов первых этажей многоквартирных домов До каких пор мы будем платить деньги за неоказанные услуги управляющим компаниям за использование лифтов жильцами верхних этажей. Ссылка управляющей компании на наличие лифта в общем имуществе дома и мы обязаны платить за это. Я считаю необоснованной отпиской не соответствующей Ни гражданскому Кодексу ни здравому смыслу. Нам почему то за грязь, шум и перебранки у наших дверей моральной компенсации никто из жильцов верхних этажей не оплачивает, почему же мы должны платить за конкретные услуги используемые только ими. Это получается что я заказал такси оплатил его и отправил соседа кататься на нем по городу. Прошу вас ответить на вопрос письменно – мой. тел. 89224877210

Ответить
0
Наталья Лаптева 27 ноября 2014, в 12:01

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Хочу от всех жителей микрорайона “Восточный-2” задать вопрос, который волнует нас уже с самой постройки наших домов. Когда будет построена школа в нашем микрорайоне? Департамент образования каждый год обещает начать строительство, но оно так и не началось. Соседняя школа №63 в микрорайоне “Восточный” переполнена, находится в плачевном состоянии, буквально. Ремонта в школе не было очень давно. Мой ребенок пошел в 1 класс, у него уже литер “Л”. А всего набрано 12 первых классов. Утром детям нет места переобуть обувь, при входе в “маленькую школу”. К самой школе невозможно подойти, потому что все заставлено машинами. Одного ребенка опасно отпускать, потому что он может попасть под машину, в которой родители подвозят своих детей к школе. И такие трудности мы испытываем каждое утро: 5 раз в неделю! И это далеко не все проблемы. Хотелось бы услышать в прямой линии от вас конкретные сроки начала строительства школы в “Восточном-2”, а не “пространные” обещания.
Также хочу поблагодарить Вас за открытие моста на ул. Монтажников! Добираться стало быстрее.
Заранее спасибо. С уважением Наталья Лаптева.
мой телефон 89612117336

Ответить
0
ula6160 27 ноября 2014, в 15:25

Искренне порадовалась за тюменцев, услышав в утреннем эфире, что в Тюмени нет темных улиц.Наш город Заводоуковск прератился в потемкинскую деревню, мирно погрузившуюся во тьму. Улицы практически не освещаются.Залинейная часть города- это позорище.Дети идут в школу в темноте, после 23 часов- глаз выколи.Помогите-научите наших чиновников заниматься вопросом освещения.Их фраза “Нет денег” просто смешна.Необъяснимо страшно за детей и стыдно перед гостями города.Спасибо,

Ответить
0
kuzmichov306316 27 ноября 2014, в 18:48

Кузьмичев Максим
Здравствуйте, Владимир Владимирович! Я, как водитель, собачник, будущий отец и горожанин, хотел бы задать вопрос! Когда прекратят сыпать соль на дорогах? Польза, я считаю, от нее сомнительная. Во-первых, она разъедает автомобили, обувь и одежду! Во-вторых, мне приходится, почти каждые выходные водить собаку к ветеринару. Из-за соли у пса появляются раны на лапах, которые очень трудно лечить. В-третьих, Опасность на дороге повышается. Вместо снега образуются лужи, а под ними лед. В-четвертых, машины приходится мыть 2-3 раза в неделю. В пятых, соль, попадая на стекло, разносится по салону автомобиля, попадая на кожу и легкие, вызывая раздражение и аллергию! И последнее, самое главное, наш красивейший город превращается в серую, пессимистичную слякоть.

Ответить
0
tru1981 01 декабря 2014, в 14:38

Такое ощущение, что выполняется план по выбросу соли на дороги города. Но у всех чиновников есть дети, родственники, которые так же плюхаются в этой грязи и дышат общим воздухом. В Финляндии чистят дороги и посыпают гравийной крошкой, чисто везде. Неужели кому то нравится это грязное месиво повсеместно.

Ответить

Все комментарии