К юбилею Великой Победы. Запоздавшее звание

Автор: Подготовила Татьяна Панкина

На электронную почту нашего издания пришло особенное письмо: с просьбой к одному из участников…

На электронную почту нашего издания пришло особенное письмо: с просьбой к одному из участников проекта "Гость "Вслух.ру" и "Вслух о главном" обратился Александр Анатольевич Дорофеев. Он просил помочь увековечить в Тюмени память его отца, Анатолия Васильевича Дорофеева (1920 - 2000), Героя Российской Федерации, к которому заслуженная награда запоздала ровно на 50 лет. Представлен к званию Героя Советского Союза в 1945-м, награжден званием Героя РФ - в 1995-м. Со своей стороны мы попросили Александра Анатольевича поделиться этой историей с нашими читателями. Рассказ продолжает рубрику "К юбилею Великой Победы".

- У меня есть автобиография отца, где он своей рукой пишет, хотя не очень много, о Тюмени. Вот что он рассказывает: "В декабре 1939 года Юрьевский РВК (еще Вятской губернии) дал путевку на учебу во вновь образованное Тюменское пехотное училище. Училище новое. А командиры и преподаватели - мы по праву гордились ими, - все прошли Халхин-Гол, имели боевой опыт и правительственные награды.

Овладевать боевой и политической подготовкой мне было очень легко. Не надо было думать о питании, одежде и обуви (он до этого писал, что приходилось тяжко, заметил Александр Анатольевич). Учили тактику, огневую подготовку, топографию, связь, инженерное дело, занимались строевой выучкой, очень много проводили стрелковых тренажей: перебежки, переползания были главным в наступлении. Ползали по-пластунски по 100-200 метров. Совершали марш-броски на 10-25 километров, часть дистанции в противогазах и накидках. Много было ночных занятий и учений. Все учили немецкий язык. В свободное время участвовал в художественной самодеятельности, писал стихи, два или три стихотворения были опубликованы в училищной газете.

Первый год в Тюмени я был рядовым курсантом-пулеметчиком, носил на занятиях РПД (ручной пулемет Дегтярева) 8,4 килограмма. Второй год - стал командиром отделения-сержантом.

Особо крупных военачальников из нашего выпуска не получилось. Все четыре батальона, шестнадцать рот, за исключением сорока человек, были отправлены после 19 июля 1941 года в теплушках на фронт. Подавляющее большинство наших лейтенантов, видимо, в этой мясорубке и погибли. За всю послевоенную жизнь и 34-летнюю службу в армии я встретил всего четырех однокашников, которые дослужились до званий старших офицеров (майор, подполковник, полковник), в том числе и народного артиста СССР Евгения Семеновича Матвеева.

Я, как и 39 других лейтенантов, окончивших училище по первому разряду, был направлен наркомом обороны во вновь формируемое Ульяновское пехотное училище командиром взвода курсантов. Правом выбора тогда отличники у нас не пользовались. Война: приказ есть приказ".

- Я так понимаю, - продолжает Александр Анатольевич, - что эта напряженная военная подготовка и дала ему возможность выжить, и умело потом командовать. В составе пятой гвардейской стрелковой дивизии он участвовал в Невельско-Городокской и Восточно-Прусской наступательных операциях, штурмовал крепости Топиау, Кенигсберг, Пиллау.

Именно за успешную боевую операцию при Пиллау он и его боевые товарищи были представлены к наградам. Батальон под командованием отца форсировал пролив в Балтийском море, на американских амфибиях. Они захватил плацдарм, отразили три атаки и пошли в наступление, захватили населенный пункт Русский лагерь. Шли на Пиллау, главную морскую базу противника.

За эту операцию восемь его подчиненных были представлены к званию Героя Советского Союза, и все получили. Командир батальона гвардии майор Дорофеев тоже был представлен, но так и не был награжден.

Дело было в том, что в 1942 году в Ульяновске отец женился на моей матери, Ирине Александровне Кривчиковой. Как выяснилось, она была дочерью врага народа. Дед мой по матери служил в царской армии, в белой гвардии, был из дворян. Дослужился до командира стрелкового полка. Перешел в Красную армию и получил даже орден Красного знамени. Отец не знал, что в 1937 году деда арестовали и расстреляли как врага народа (реабилитирован в 1956-м). И уже потом нашлись эти пометочки в личном деле: женат на дочери врага народа. Только через пятьдесят лет, 6 июля 1995 года, Указом президента Б. Ельцина ему присвоили звание Героя Российской Федерации. Буквально за несколько дней до этого умерла мама. Не дождалась.

Отцу открыто не говорили, по какой именно причине звание его обошло. К тому же он тогда нарушил дисциплину. Полагалось спрашивать разрешение на заключение брака, а отец женился и только потом поставил начальство в известность. Ему тогда велели это решение изменить, разойтись с женой, чтобы не мешать карьере. Но он предпочел любовь, и с этим жил.

Надо сказать, что подчиненные отца при нем не носили геройские звезды.

А вообще это редкость, когда в одном батальоне восемь Героев Советского Союза. Полки и дивизии столько не имеют. И некоторые армии.

Порадовался ли он присужденному званию? Ну, конечно. У него я, сын, и дочка, шесть внуков и восемь правнуков. Вот они порадовались.

Жаль только, что он как бы везде чужой: там служил, там воевал. И звание Героя к нему запоздало на пятьдесят лет. Его сослуживцы, награжденные раньше, - кто на доске почета, кто в училище на памятной доске, кто отмечен в городах, где они жили и служили. А он - нет. И многие не знают, что он в Пиллау, где я, кстати, родился, избирался депутатом в городской совет, а в Тюмени будущий Герой учился. Такая история. Хотелось бы, чтобы знали и помнили.

Что запало мне из рассказов отца о войне? Что самое мощное психологическое воздействие на бойцов имела клятва над могилами погибших товарищей: что они будут отмщены. А также, что было святое правило: не бросать никогда раненых и убитых на поле боя, выносить обязательно. Мне так запомнилось.

*На фото А.В. Дорофеев в мае 1996 года уже со Звездой Героя

 

Просмотры: 1810

Комментарии