Совершенно секретно: актеры сериала «Адаптация» о премьере на ТНТ

Источник: Вслух.ру

Американскому шпиону придется разрываться между дружбой, любовью и своей миссией. И с каждым днем выбор будет становиться все сложнее…

Grey

Новый комедийный сериал ТНТ «Адаптация» – это история американского шпиона Эштона Айви, засланного ЦРУ в Россию. Под видом русского инженера Олега Меньшова он внедряется в региональное подразделение крупной российской газодобывающей компании в городе Ноябрьске, чтобы получить секретную информацию о новейшей разработке российских ученых в области добычи газа. В идеальной подготовке шпиона есть только один пробел: он совершенно не понимает наш менталитет, что ставит под угрозу проведение всей операции.

В ходе своей миссии герой знакомится с простым, но только на первый взгляд, кубанским парнем по имени Валера и местной красавицей Мариной, к которой у него постепенно возникают чувства. Американскому шпиону придется разрываться между дружбой, любовью и своей миссией. И с каждым днем выбор будет становиться все сложнее…

Новый комедийный сериал ТНТ «Адаптация» — это смешной, ироничный и острый взгляд на самих себя глазами американца, где наша искренность и щедрость соседствуют с воровством и коррупцией, тотальное равнодушие – со способностью сплачиваться вокруг общей беды, а известные всем слабости – с невероятной силой воли, стойкостью и характером.

left

Евгений Геннадьевич Евдокимов, подполковник, глава отделения ФСБ в Ноябрьске, гражданин РФ, Юрий Стоянов, актер:

«Впервые в жизни играл сотрудника госбезопасности»

– К счастью, с подобными людьми я в жизни не встречался. Подполковник Евдокимов – человек с не сложившейся судьбой. Мне нравится, что он живой, неоднозначный, со своим внутренним фокусом: со своей правдой, болью, чувством юмора – не показным, не остро проявляющимся. Природа его чувства юмора отличается от природы чувства юмора других людей, потому что, когда у тебя власть — любая полушутка становится полноценной шуткой. Этот человек знает обо всех чуть больше остальных. А когда ты владеешь тайной каждого, всеми скелетами в шкафу – это придает силу и уверенность.

«Я не думаю, что существует некий штамп сотрудника службы безопасности»

– Человек должен быть интересным, таким же, как я, как вы, как он, но с той лишь разницей, что у него другая работа. А дальше надо понять, в чем заключается эта работа, почему он этим занимается: в чем его беда, в чем его боль. Я понял, что боль подполковника Евдокимова в том, что жизнь не состоялась. В том, что он сидит в этом городке, даже в том, что у него есть власть. Внутри этой профессии он остался порядочным человеком: никого не предавал, не закладывал, не рвался к высоким должностям, выводил на чистую воду подонков. Он профессионал и внутри своей профессии честный человек.

«Кино – это производство, театр — процесс»

– На мое участие в том или ином проекте влияют сразу несколько факторов. Пообщался с режиссером, он тебе понравился, почитал сценарий, плюс компания, в которой ты будешь работать. Здесь все эти факторы совпали для меня идеально. Да, и если будем снимать второй сезон, то мы начнем с того, что я сбриваю усы. Я ненавижу клей, я ненавижу постиж в любом его виде.

«Сверхзадача фильма иногда выясняется только в конце монтажа» 

– А иногда картинка складывается даже после постпродакшна, когда видишь все целиком. В чем сверхзадача сериала, в двух словах и не скажешь. А третьего у меня нет. Не может автор, когда садится писать, думать о сверхзадаче. Его беспокоят очень простые вещи, связанные с отношениями людей: как они шутят, что они любят и ненавидят, что за среда, в которой они обитают. Из этого вырисовывается история.

«В комедии нельзя сниматься с желанием насмешить»

– В каком по жанру проекте я снялся? Получится комедия? А я нигде никого не смешил, нигде не комиковал, не плюсовал, не кривлялся и никого не старался развеселить. Если я поверю тем, кто говорит, что, оказывается, я снимался в комедии, значит, это действительно очень хорошая комедия. Когда смешно на площадке, аплодисменты после каждого дубля, значит, зритель или переключится, или заснет, или пойдет намазывать бутерброд.

«Лет 10 назад я бы не снимался на ТНТ, а сейчас мне интересно»

– Целевая аудитория ТНТ, к моему удовольствию, становится разнообразной. Не только молодежной. ТНТ такой канал, в котором разные люди смогут что-то найти по своим интересам. Мне нравятся эти перемены.

«Я никогда не читаю сценарии!» 

– Представьте, вы играете роль – у вас монолог о том, как вы любите свою страну. Это нужно сыграть очень искренно. А в следующей сцене выясняется, что вообще-то вы предатель и хотите свалить. Если бы я знал, что будет в следующей сцене, то как бы я сыграл предыдущую? А тут вдруг: «Вау, оказывается, я такой?!» На самом деле, я вру. Конечно, я читаю сценарии.

«Однозначно, эта история не на «хи-хи» с первого кадра» 

– В «Адаптации» очень странно проявляется юмор. Ни одна сцена не подчинена тому, чтобы насмешить. Например, есть блестящие американские комедии, есть тупые. Есть фильмы Данелии, а есть плохие кинокомедии. Вы сможете сказать, что «Осенний марафон» — это кинокомедия? Сейчас это называют драмеди, но не странное ли это определение, когда одновременно пишут: драма и комедия? В Советском Союзе для таких фильмов придумали термин «лирическая комедия».

«Мой юмор»

– Это будет не очень форматная история, но я сужу только по тому, что происходило в сценах с моим участием. Это всегда было очень мягко, никто не нажимал на газ, не форсировал. Чуть больше нюансов, чем принято в комедиях. Вообще, природа юмора – это многогранная история. Вот очень простой пример: бежит человек, поскользнулся, упал, долго подпрыгивая, пытаясь держать равновесие, а вы сидите в кафе и смотрите на это. Он падает. Смешно? Как правило – смешно, можно снять. Для меня история начинается с того момента, когда я понимаю, что, помимо смешного, ему еще и больно. Вот когда это вместе – это мой юмор.

«Разница менталитетов» 

– Можно съесть котлету, а можно сделать гамбургер. Это очень серьезный вопрос, и здесь я не в тренде, я уважаю американскую культуру и обожаю американское кино. Но сейчас на эти темы не очень модно говорить. Хотя повеяло ветерком надежды.

«Знаете, в чем разница между американским артистом и русским?»

– Американский актер пришел на съемки, ему говорят: «Берешь поднос, идешь вот отсюда, доходишь туда, снимаешь фужер, ставишь его на стол и говоришь: «Ваше вино, сэр». Уходишь». Как правило, он все это делает блестяще, не задает никаких вопросов и бежит дальше сниматься. Русский артист берет этот поднос, точно так же несет, но только с внутренним монологом, который блестяще читается на лице: «Как же меня это все задолбало! Бездарные режиссеры, я, который был предназначен играть главную роль в фильме… Сейчас подойду и какому-то бездарному уроду поставлю стакан. Чтобы он подавился!.. » Вот разница в профессиональных подходах.

right

Дойл Брансон, руководитель операции «Розильда» (позывной: Гимли), полковник ЦРУ, гражданин США, Питер Джейкобсон, актер:

«Агент Айви – мой протеже»

– Дойл Брансон – руководитель отдела в ЦРУ и непосредственный начальник агента Айви – Олега Меньшова. Они прекрасно ладят друг с другом и общаются не просто как начальник с подчиненным. Полковник Брансон пытается изо всех сил привести миссию «Розильда» к успеху, но, должен вам сказать, сделать это будет непросто.

«Полковник Брансон похож на всех моих преподавателей актерского мастерства»

- Так же, как и Брансон, мои преподаватели бывали жесткими, но при этом каждый раскрывался и с мягкой стороны. Похож ли я на своего персонажа? Я играю этого персонажа, поэтому он выглядит, как я. Хотя со стороны представляю его немного другим: неопрятным, неаккуратным человеком, который старается держать себя в руках. Но такого, чтобы я шел по улице, вдруг увидел копию Брансона и подумал: «Ну, вот же этот парень» — точно не было. Брюса (актер Брюс Джонсон — исполнитель роли главы ЦРУ), вот кого я представлял, когда играл своего персонажа. 6,5 фута роста, афроамериканец… Но вместо этого Дойл Брансон всего лишь белый мужчина маленького роста с большим носом.

«Я еду в Москву!»

– Я никогда не был в России и перед поездкой сильно волновался. Мне понадобилось некоторое время, чтобы взять себя в руки. Вообще, американские актеры могут столкнуться в России с рядом сложностей, касающихся некоторых пунктов рабочего контракта, ну или хотя бы того, что мы говорим на разных языках. Поэтому какие-то вещи приходилось сглаживать, пересматривать уже на месте. Я был заинтригован и одновременно предвкушал будущую работу в России. Я много снимался в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, где-то еще, но я не знаю никого, кто хотя бы раз получал приглашение на работу в Москву.

«Москва – фантастический город!»

– Самое странное, что я здесь нахожусь именно по работе, поэтому у меня не было возможности подробно посмотреть Москву. На съемки уходило по 12 часов в сутки. Я более-менее видел район, где живу, немного прокатился по окрестностям и могу сказать, что Москва — фантастична! Я бы хотел увидеть ее всю. Она мне представляется большим, красивым, шумным, интересным городом, в котором живут прекрасные люди.

И о погоде

- В США мы представляем, что погода в Москве всегда серая, облачная и дождливая. Это же Россия. Но весенняя Москва оказалась чудесной, просто превосходной!

«Адаптация» — это отличный сериал» 

- Когда я получил на руки английский перевод русского сценария, многие моменты показались мне совершенно бессмысленными. Я вообще не понимал, что там происходит. Позже, благодаря помощи режиссера, переводчика на площадке и других актеров, все встало на свои места. Что могу сказать – «Адаптация» — это очень смешной сериал, в котором поднимается масса серьезных тем. «Адаптация» на одной волне с популярными американскими сериалами, где авторы наполняют историю множеством интересных событий и нестандартных решений. Думаю, что он получился невероятно увлекательным. И это отлично!

center

Владимир Николаевич Нагорняк, генеральный директор газодобывающей компании, гражданин России, Александр Ильин, актер:

«Руководитель на то и руководитель, чтобы было кому-то некомфортно»

– Занял место – командуй, а иначе нельзя, разбегутся, и работать будет некому. Генеральный директор предприятия — это не профессия, а должность. Его функции – отдавать команды: «Пошел, взял, откопал, положил лопату на место!» Иначе мы, я имею в виду всех людей, независимо от национальности и гражданства, разбежимся и не соберемся. Это игра – в хозяина, в подчиненных, и для порядка приходится придерживаться определенных правил. Юность у Владимира Николаевича была такая же как у меня. Это другое время, с нами, хулиганами тогдашними, еще можно было договориться, не то что с нынешними.

«Ему приходится так себя вести»

– Надо постоянно работать, добывать газ, но никто не думает, что когда-нибудь ресурсы будут исчерпаны. Вот все сейчас выкачаем, и в освободившиеся полости уйдет вода. И что тогда? Вот я и говорю, работа у него такая – не видеть дальше своих обязанностей. Нужно качать нефть, добывая газ, а дальше хоть потоп.

«Если мы будем делить людей по национальностям, то не выживем на этой планете»

– Космополитизм – это правильная точка зрения на наше существование. Выживание снимает все межнациональные проблемы. На севере люди живут не так, как мы в центре. Там все по-доброму, люди поддерживают и помогают друг другу. Вот и наши съемки под Мурманском проходили в отличной атмосфере, поэтому ни мороз, ни бураны были не страшны.

Смотрите с понедельника по четверг в 20:00 на ТНТ!

телевидение, сериал, ТНТ

Просмотры: 2418

Комментарии

Читать далее