Banner

Уехали, но вернулись

Автор: Елена Познахарёва

Три истории о том, почему тюменцы, решив сменить место жительства, вновь оказались в родном городе.

Grey

Истории о переезде из Тюмени, как из любого провинциального города, не редки: выпускники отправляются в столичные вузы на учебу, молодые специалисты – в более крупные города устраиваться на работу, состоявшиеся профессионалы – на поиски новых карьерных перспектив или тихой жизни. По официальным данным Тюменьстата, только в 2016 году из Тюменской области уехало около 170 тысяч человек, при этом в том же году прибыло в регион – более 186 тысяч. Точных данных о том, сколько из них бывших тюменцев, вернувшихся домой, конечно, нет. Корреспондент «Вслух.ру» нашла таких людей и поговорила с ними.

Наталья Храмова. Вместе с семьей прожила пять лет в Германии

В Германию я, мой муж, родители, бабушка и многочисленные тети и дяди переехали в 2002 году. Наша бабушка — немка, поэтому мы все решили воспользоваться правом возвращения на историческую родину. Думаю, для бабушки это не было возвращением домой, ведь она родилась на Волге. Но бабушка думала, что ее детям и внукам в Германии будет лучше.

center

В Германии мы сначала оказались в перевалочном лагере для приезжих. После разместись в общежитии с маленькими комнатками на два человека в городке Тюбинген. Больше месяца родители добивались от государства социального жилья.

Каждой из наших семей предоставили квартиры в городе Бургхаузен на границе с Австрией. Мы начали потихоньку обустраиваться. Власти Германии пытались помогать. Например, нам выдали талоны на бесплатные мебель, вещи, технику, которые уже были в пользовании, но еще находились в хорошем состоянии. Конечно, нам платили пособие, но его хватало только на продукты. Хотя это все мелочи, ведь у нас была крыша над головой.

Мы пытались поддерживать друг друга, ведь переехать в другую страну — это начать жизнь с чистого листа. Родители прямо говорили, что в Германии ищут лучшей жизни. Во время переезда все предстоящие перемены кажутся радужными, интересными, исключительно положительными. Но, в определенной степени, человек наивен.

Конечно, нам было очень важно интегрироваться в немецкое общество. Проще всего это можно сделать на учебе и на работе. Не всем из нашей семьи удалось найти хорошую работу. В стране много говорят о том, что заинтересованы в привлечении инженерных кадров, но если тебя не пригласили на конкретное место на конкретном предприятии, то трудно утверждать, что тебя ждут где-то с распростертыми объятиями.

Большинству моих двоюродных братьев и сестер, которые в Германии пошли в школу и университеты, удалось найти себя. А вот моим родителям и взрослым родственникам было сложнее. У большинства из них теперь рабочие специальности.

Рядом с родными я, мой муж и родившаяся в Германии дочь прожили до 2005 года. К тому времени супруг уже год учился в университете, и мы приняли решения жить рядом с местом его учебы — в Аугсбурге. Именно в этом городе мы прожили до весны 2007 года, пока не собрались возвращаться в Тюмень. Стоимость обучения в вузе выросла, муж был вынужден пойти работать на завод, чтобы обеспечивать семью. Я еще была в декрете.

Вопрос о возвращении возник именно из-за желания профессионального роста. Но с российским дипломом устроиться на хорошую инженерную специальность было практически невозможно.

center

Мы приехали в Тюмень под Новый год, сходили на прежнюю работу, поговорили с руководством. Оказалось, что нас будут очень рады принять обратно. И в апреле 2007 года вместе с дочерью мы прилетели в Тюмень.

Родные отнеслись спокойно к нашему возвращению. Хотя, конечно, они хотели, чтобы мы воспользовались шансом устроить свою жизнь за границей.

Для меня было откровением: спустя какое-то время мама рассказала журналисту Der Spiegel, что, провожая нас на самолет, они с отцом плакали. Им было жаль, что мы уезжаем далеко, что будем жить отдельно, что забираем их единственную внучку. Но они уважительно отнеслись к нашему решению и ни в коем случае не препятствовали.

Теперь мы летаем в Германию раз в пять лет, зато родители бывают у нас каждое лето. Но о переезде они не задумываются. Для них дом — там.

Мои родные в Германии достигли своих целей: все имеют хорошую работу, местное образование, семьи. Они все считают Германию своим домом. А те, кто переехал в юном возрасте, даже не задумываются, чтобы приехать в Тюмень в гости.

У нас же с мужем сложилась жизнь в Тюмени. Мы работаем по специальности: я — преподаю иностранные языки в университете, он – инженер в собственной компании. Живем в своей квартире.

Муж считает, что мы поступили правильно. А я никогда не жалею о прошлом, ведь изменить его невозможно. Кто-то может интегрироваться в новое общество, а кто-то нет. Мы прекрасно ладили с немцами, но карьера не сложилась. Думаю, именно это в значительной степени повлияло на наше решение вернуться. У меня до сих пор ощущение, что в Германии мы были «чужие на этом празднике жизни».

Знакомые были рады нашему приезду. Конечно, кто-то удивленно спрашивал, почему мы вернулись. В любом случае такая поездка была полезным жизненным опытом, а еще у нас с дочерью двойное гражданство, которое позволяет путешествовать, забыв о визе.

Андрей Чапыгин. Год прожил в Москве

В Тюмени я родился и вырос: школа, университет, работа. Но всегда чувствовал, что город мне не очень нравится. Здесь, конечно, моя семья, много друзей, но само место мне казалось маленьким и довольно скучным. Были и совсем простые вещи, которые бесили. Например, отсутствие возможности добраться из центра города на Червишевский тракт на общественном транспорте после десяти часов вечера.

center

В общем, я решил сменить обстановку. Выбор был очевиден — Москва. Это удобный и комфортный город с развитой социальной и культурной жизнью. Да и друзей у меня там достаточно.

В середине прошлого лета я купил билет, а через полторы недели уже оказался в столице. Конкретной цели у меня не было, жилья и работы тоже. По большому счету я летел в никуда.

На два дня остановился у подруги, за сутки нашел съемную квартиру и сразу переехал. Конечно, начал искать работу, но не сильно старался — работать я вышел лишь спустя полгода.

У меня был опыт в сфере маркетинга и копирайтинга, но начальство смущало, что я в Москве недавно. Видимо думали, что как приехал, так и уеду.

Жизнь в этом огромном городе очень интересная, даже если у тебя не так много денег. Обычно думают, она очень дорогая и сложная. Но это не так. Бывает очень много бесплатных мероприятий, концертов, выставок, чего угодно. Сам город красивый и ухоженный.

Первое время мне нравилось все, потом стало раздражать количество людей в час пик, но и к этому можно привыкнуть. Какого-то серьезного раздражителя не было, кроме цен на билеты в Тюмень: дешевле порой было слетать за границу, чем домой. В Тюмени за это время я был пять или шесть раз. Но билеты покупал скрепя сердце.

В июне этого года я уволился с работы. Другую найти не смог и решил вернуться на какое-то время в Тюмень, где через месяц уже вышел на новую работу. Поэтому зимовать точно буду дома.

Я не воспринимаю свою поездку в Москву как неудачу. Так случилось. В возвращении нет ничего страшного, но и хорошего тоже особо нет. С одной стороны, я не нашел там новую работу, и это, безусловно, неудача, с другой — все это опыт. Мне кажется не очень правильным делить все в жизни на «хорошо» и «плохо». Через какое-то время можно будет сказать определенно, была ли моя поездка удачной или нет.

Окружение отнеслось к моему возвращению достаточно хорошо. Но, видимо, решили, что эта тема для меня болезненна, что не было правдой, и мы особо об этом не говорили.

После возвращения стали заметнее как какие-то изъяны Тюмени, так и ее преимущества. Все же наш город ухоженный, культурный и хорошо развивается. И до работы я доезжаю за 15 минут. Это не может не радовать.

Если говорить о выводах из поездки, то стоило бы бережнее относиться к деньгам. У меня были кое-какие накопления, поэтому много времени я посвятил развлечениям. И мой банк в прошлом году написал мне в итогах года, что я трачу на бары и рестораны на 20% больше своих сверстников.

Мария Ковтун. Полгода прожила в Москве

Последние пять лет я работала директором тюменского филиала екатеринбургской полиграфической компании. Летом 2017 года я решила уйти, так сложились обстоятельства. И встал вопрос о трудоустройстве. Планировала сначала отправиться в путешествие, подумать, куда хочу двигаться дальше. Но увольняясь, поняла, что с поиском работы в Тюмени будет сложно, ведь моя специфика — управляющий в малом бизнесе, которым чаще всего управляют собственники.

center

Так в планах появилась Москва. Для меня это город свободы и возможностей. Именно поэтому я уехала туда с 50 тысячами рублей и двумя кредитками в кармане. Жилья у меня не было, знакомых тоже. Первый месяц снимала комнату, после — квартиру около работы за 32 тысячи рублей.

Первые несколько месяцев в Москве у меня было воодушевление: другие город, люди, ментальность, способы общения, существования и даже потребления. Времени на адаптацию не было — я искала работу.

Были и сложности: я уехала в феврале, а в мае прилетела в Тюмень, чтобы продать машину. К тому моменту мой заработок в Москве не позволял себя полностью обеспечивать.

Работу искала на известном рекрутинговом сайте, переписывала резюме и портфолио, консультировалась со специалистами. Но в какой-то момент поняла, что мне не хватает внутренней уверенности, чтобы претендовать на управленческую должность, ради которой я и приехала. Поэтому пошла работать «продажником» в интересную для себя сферу – организации бизнес-форумов.

Хватило меня на пару месяцев. Оказалось, не так-то просто заглушить в себе «управленческие инстинкты». Несовершенства бизнес-процессов, «упаковки» продукта, кадровой политики так и бросались в глаза. С этой работы я ушла, зато вернулась вера в свои силы. Я поняла, что Москва — обычный город и никакими суперспособностями люди там не облают.

Довольно быстро я нашла хорошую работу директора по развитию в школе английского языка, но через месяц мы расстались по их инициативе. С учетом того, что у меня за 15 лет работы никогда не увольняли, это было стресс.

Я снова начала искать работу и решила, что буду полезна в той отрасли, в которой трудилась до этого — в полиграфии. В какой-то момент первоначальные критерии забываются, на первое место выходит банальное выживание, когда работа нужна, чтобы платить по счетам. Конечно, в таком состоянии легко ошибиться. Что я, собственно, и сделала, проработав три месяца без всякого вдохновения.

center

Чтобы иметь высокие результаты, мало потенциала, профессионализма, опыта – нужна дисциплина и правильный образ жизни. Я решила, что поиск работы стоит продолжить лишь после восстановления своих сил. Позвонила родным и близким и сказала, что возвращаюсь в Тюмень к коту и друзьям, к маленьким улочкам, к знакомым на каждом шагу, к уютным небольшим паркам.

Воспринимаю ли я возвращение как поражение? Формально – да. Я ехала, чтобы найти интересную работу с большей возможностью реализации, чем была на прежнем месте, интересное окружение. Эти задачи я не выполнила.

Расстроена ли я? Конечно, нет. В Москве я, как минимум, поняла, куда хочу двигаться дальше, как максимум – получила интересный принципиально новый деловой опыт.

Иногда я расцениваю Москву как часть своего путешествия. Пробыв там всего полгода, поработав в разных местах, по факту я не влилась в обычную жизнь, когда появляются досуг и друзья. Сейчас рассматриваю предложения о работе в разных городах, но не в Москве, к стоимости жизни и ее ритму я пока не готова.

Тюмень, переезд, Москва, Германия, Россия, дом, возвращение

Просмотры: 348

Комментарии