Banner

7 января 1878 года. Сражение при Шейново

Вслух.ру

Нашими трофеями были: два паши, четыре полковника, 280 офицеров, а всего пленных около 30 тысяч.

Grey

В этот день, 7 января, в 1878 году началось решающее сражение Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. за освобождение славянской православной Болгарии от векового османского ига состоялось южнее знаменитого в истории той войны перевала Шипка у селения Шейново. Победа в сражении 26 – 28 декабря 1877 года (7– 9 января 1878 года) принесла славу русской армии и ее военачальникам – прежде всего «белому генералу» Михаилу Дмитриевичу Скобелеву.

Турецкая армия располагалась главными силами в укрепленном лагере у Шейново перед Шипкинским перевалом, перекрывая здесь противнику удобный путь в Южную Болгарию. Командовал ей Вессель-паша, относившийся к числу наиболее опытных военачальников султана, не сумевший, однако, овладеть перевалом Шипка.

План русского командования состоял в двойном охвате армии Вессель-паши колоннами генерал-лейтенантов М.Д. Скобелева (16,5 тысяч человек) и Н.И. Святополка-Мирского (19 тысяч человек). Они должны были преодолеть Балканские перевалы (Имитлийский и Травненский), а затем, выйдя в район Шейново, нанести совместные фланговые удары по расположенной в укрепленном лагере турецкой армии. Основу колонны Скобелева составляла его 16-я пехотная дивизия (4 пехотных полка, артиллерийская бригада), подкрепленная семью болгарскими добровольческими дружинами.

Находившийся на Шипкинском перевале командир Южного отряда Ф.Ф. Радецкий (третья ударная колонна) с остальными силами должен был нанести отвлекающий удар, чтобы не позволить Вессель-паше стянуть в укрепленный лагерь всю свою армию.

Утром 24 декабря колонна Святополк-Мирского выступила из окрестностей Тревны и Дренова. Несмотря на то что вперед выслано было около 2 тысяч болгар, для расчистки занесенной снегом дороги, движение через перевал оказалось настолько затруднительным, что полевую артиллерию пришлось вернуть в Тревну, и при колонне осталась одна горная батарея. 26 декабря, около 5 часов пополудни, колонна эта спустилась на южную сторону гор.

Войска Скобелева 2-го выступили от деревни Топлиш вечером 24 декабря, и при движении через перевал встретили еще большие трудности, чем западная колонна, так как приходилось пробиваться сквозь снежные завалы, доходившие местами до 1 сажени вышины. Полевую артиллерию и здесь оказалось невозможным провезти. Утром 26 декабря (передовые войска колонны подошли к южному спуску с Балкан, но так как пришлось выбивать турецкие отряды, занимавшие командовавшие над спуском высоты, то авангард (6 батальонов) лишь к вечеру успел спуститься к деревне Имитлия; главные силы в это время были еще растянуты по всему перевалу.

Занимаемый турками укрепленный лагерь имел около 7 верст в окружности и состоял из 14 редутов, с пехотными окопами впереди и между ними. Стратегическое значение принадлежало южному фронту лагеря, с потерей которого турки лишались своего пути отступления. Подступы к лагерю с востока и запада были одинаково невыгодны для атакующих, так как им приходилось наступать 2–3 версты по совершенно ровной и открытой местности. Утром 27 декабря Святополк-Мирский повел атаку на восточный фронт и к 1 часу дня овладел первой линией укреплений, но взять вторую линию ему не удалось. Боковой его отряд беспрепятственно занял Казанлык и стал на путь отступления турок к Адрианополю.

Авангарду Скобелева 27-го числа снова пришлось сбивать турок с высот, откуда они своим огнем мешали движению остальных сил западной колонны. Хотя эти отряды и были отброшены, однако Скобелев, ввиду незначительности тех сил его, которые успели спуститься с гор в долину, не решился в этот день вести настоящую атаку и ограничился демонстрациями.

Ранним утром 28 декабря турки перешли в наступление против войск восточной колонны. Все натиски их были не только отражены, но русским удалось овладеть деревней Шипкой и несколькими окопами. Дальнейшее развитие этого успеха оказалось невозможным, так как в это время (около 10 часов утра) со стороны Скобелева атака еще не начиналась.

Святополк-Мирский, понеся значительные потери и израсходовав большое количество боевых припасов, считал свое положение весьма трудным и в таком смысле послал донесение Радецкому. Последний, не видя за густым туманом, покрывавшим долину, начала наступления Скобелева, решился оттянуть на себя часть турецких сил атакой на фронт их позиции. Для этого назначено им было 7 батальонов. В 12 часов дня они спустились с горы св. Николая; но дальнейшее наступление по узкой и обледенелой дороге, под перекрестным артиллерийским и ружейным огнем противника, сопровождалось такими огромными потерями, что они, добравшись до первого ряда окопов, должны были отступить.

Перед западным фронтом турецкого лагеря местность была совершенно открытой и ровной, но были два лога, допускавших укрытие резервов. Турки открыли огонь более чем из 20 орудий, а с 1500 шагов сильнейший оружейный огонь. Стрелки храбро овладели передовыми ложементами, но в эту минуту неприятельская кавалерия произвела бешеную атаку на левый фланг 11-го стрелкового батальона, и был ранен командовавший здесь граф Толстой.

Хотя атака кавалерии была отражена, но произошло некоторое замешательство, и говорят, что Скобелев смутился и даже сказал: «Опять начинается Плевна».

Однако он немедленно послал на выручку батальон владимирцев. Внимание турок было отвлечено на их правый фланг, а потому Понютин с 9-м стрелковым батальоном, подкрепленный дружиной и угличанами, овладел одним из важнейших редутов. Таким образом, первая линия укреплений перешла в наши руки, но за ней находились еще сильнейший редут и укрепленная опушка леса.

Несмотря на самоотверженные порывы смельчаков-одиночек, массы не могли преодолеть турецкого огня и не двигались, но случайно выручил один барабанщик, неожиданно обратившийся к Понютину с такими словами: «Ваше высокоблагородие, что вы на них смотрите: пойдемте в редут. Пропадать – так по присяге. Тут все равно всех перестреляют». Он забил в барабан и пошел, а Понютин, взяв знамя, двинулся также вперед. Одним махом стрелки, болгары и угличане бросились на редут и захватили в нем три орудия и одно знамя; пленных было мало, потому что сгоряча всех перекололи.

Таким образом, во втором часу пала последняя линия обороны турок на западе, и они бросились через лес на восток, к лагерю и главному кургану. Нашим войскам оставалось только преследовать их по пятам, что они и сделали. Нельзя не отметить того искусства, с которым вел бой Скобелев. В ту минуту, когда он достиг решающего успеха, у него остались нетронутыми лишь девять свежих батальонов, уже подходивших к опушке леса; вероятно, один вид этой грозной массы должен был много способствовать последовавшему решению Весселя капитулировать. Контратака турок, направленная из лагеря, была отбита, а равно не удался прорыв на юг, где кавалерия приняла их в шашки, а пехота в штыки. Тут сдались 73 офицера и 2500 солдат, да 300 кавалеристов были изрублены казаками.

К Скобелеву приехал подполковник Саид-Бей в качестве парламентера, а в скором времени генерал Столетов привез и Весселя, который вручил Скобелеву свою саблю; Скобелев потребовал немедленно послать приказание войскам, занимавшим горные позиции, сдаваться. В 16 часов 10 минут уже выставлялись караулы к имуществу, а затем всех пленных постепенно стали отправлять в Иметли, причем Скобелев позаботился об их продовольствии.

Нашими трофеями были: два паши, четыре полковника, 280 офицеров, а всего пленных около 30 тысяч; 27 орудий, из которых 12 взяты с боя, семь знамен и много значков; а также большие запасы продовольствия. Наши потери составили: в отряде Мирского 2100 человек, в отряде Скобелева – 1700; против наших 33 тысяч сражалось около 27–28 тысяч турок.

Стратегическое значение Шипко-Шейновской победы было очень большим. В турецкой обороне в Балканских горах образовалась широкая брешь, через которую открывался прямой и удобный путь к столице Османской империи, которая к тому же лишилась в Шейново одной из лучших своих армий. Теперь две оставшиеся у нее армии Сулеймана-паши и Восточно-Дунайская, блокированная русским Рущукским отрядом, были надёжно изолированы друг от друга.

С учетом этой обстановки русское командование приняло решение немедленно наступать на город Адрианополь, находившийся на ближних подступах к Стамбулу. Наступление вновь велось отдельными отрядами. Скобелеву был вверен авангард центрального отряда с правом вести самостоятельные боевые действия. Наступление началось 3 января 1788 года. За один день пехотинцы и конница Скобелева прошли, спускаясь с гор, 80 вёрст (более 85 километров).

Внезапным ударом русские захватили город Адрианополь, крепостной гарнизон его капитулировал. Отряд Скобелева вступил в город под звуки военного оркестра. Среди прочих адрианопольских трофеев в крепостном арсенале оказались 22 новых крупнокалиберных орудия с германских заводов Круппа, которые турки так и не успели применить в военных действиях.

В феврале войска Скобелева заняли Сан-Стефано, стоявший на ближних подступах к Стамбулу, всего в 12 километрах от него, и вышли на прямую к турецкой столице дорогу. Стамбул защищать было некому — лучшие султанские армии капитулировали, одна была блокирована в Придунавье, а армию Сулеймана-паши незадолго перед этим разгромили южнее Балканских гор.

Источник – история.рф.

история, память

Просмотры: 66

Комментарии

Памятные даты военной истории Отечества

Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey
Grey