Banner

Казачьи патрули помогают тюменской полиции

Автор: Татьяна Максимова, Константин Фирсов, Павел Храмов

Их используют наряду с народными дружинниками.

Grey

Согласно опросу телеканала «Тюменское время», не все горожане знают, что в городе до сих существуют добровольные народные дружины (ДНД), которые патрулируют улицы и следят за порядком. Кто же такие современные дружинники и какими полномочиями они обладают? Об этом телеведущим Константину Фирсову и Татьяне Максимовой в прямом эфире программы «Добрый день, Тюмень» рассказали атаман Южно-Тобольского отдельского казачьего общества Николай Белослудцев и депутат тюменской гордумы Альбина Селезнева.

– Альбина Михайловна, известно, что в Тюмени вы стояли у руля воссоздания добровольных народных дружин (ДНД). Так ли это?

Альбина Селезнева: – 20 лет назад Лесобаза, Мыс и ДОК «Красный Октябрь» были криминальными местами. Мы думали над тем, что можно сделать, чтобы Лесобаза стала безопасным районом, и ставили эти вопросы перед городской администрацией, перед областным правительством.

В 2001 году первые народные дружины создали как раз в трех этих районах. Жить в них было достаточно тяжело – преступность, высокий уровень наркомании. Поэтому добровольцев у нас было много – из школ, библиотек. Неравнодушные люди. Сама я тоже дежурила в качестве народного дружинника.

Тогда мы ходили в патрули не раз в неделю, как сейчас, а хоть каждый день, если было нужно. Знали все «злачные места», приводили туда участкового, милиционеров, беседовали. Предприниматели местные нам помогали.

Наш эксперимент показывал хорошие результаты, которые отмечали и в милиции, и в администрации города. После этого народные дружины стали появляться и в других районах – сегодня их уже 25 плюс одна казачья. А начинали всего с трех.

В 2011 году Лесобаза выиграла областной конкурс на самый безопасный микрорайон – благодаря и дружинам тоже.

– Как выглядят дружинники? Как люди узнают, что это человек, у которого есть полномочия?

Альбина Селезнева: – У них есть жилеты и синие повязки с надписью ДНД. Сейчас они не всегда носят повязки, но у них всегда при себе удостоверения.

– Кто сегодня чаще всего идет в дружинники?

Альбина Селезнева: – Родители, педагоги.

– Сколько лет самым молодым?

Альбина Селезнева: – Точно я не могу сказать, но они все точно старше 18 лет.

– Можете перечислить полномочия, которыми обладают сегодня дружинники?

Альбина Селезнева: – Совершенно точно они не имеют права применять физическую силу. Не могут составлять протоколы. Они наблюдают, беседуют, призывают к порядку. Не всегда получается, конечно, но дружины у нас очень хорошие.

– Чем казаки отличаются от других народных дружинников?

Николай Белослудцев: – Правовое положение просто дружинника и конкретно казака-дружинника, по сути, одинаково. Единственное отличие – казаки, которые вступили в Государственный реестр казачьих обществ и взяли на себя обязательство служить государству, могут быть членами народных казачьих дружин. Со своей формой, атрибутикой, использованием коней и нагаек в рамках правового поля.

– Есть казаки конные, а есть пешие?

Николай Белослудцев: – Да, именно так. И все они реестровые казаки. Например, наше Южно-Тобольское отдельское казачье общество – это организация, объединяющая реестровых казаков Тюменской области. Реестр ведут органы внутренних дел.

– Действительно все казаки выходят патрулировать с нагайками?

Николай Белослудцев: – Нет, не обязательно. Шашки мы не берем, а вот нагайка – это разрешенный атрибут, особенно для конников: ее используют и для управления конем, и для самообороны. Потому что конные патрули, в отличие от пеших, несут службу полностью самостоятельно, без участия сотрудников полиции. В том числе в отдаленных и труднодоступных местах.

– Альбина Михайловна, а какие дружины эффективнее – просто народные или казачьи?

Альбина Селезнева: – Трудно сказать: эффективны и те, и другие. Пешие казаки ведь – это те же добровольческие народные дружины. Но преимущество сегодня отдается казакам – может, из-за формы, может быть, потому, что на сегодняшний день около 60% членов ДНД – пенсионеры.

– Есть мнение, что на обычных дружинников не очень обращают внимание, а вот казаков действительно побаиваются. Так или это?

Николай Белослудцев: – Правда, конечно, где-то посередине. Казаки все мужчины, случайный человек в казачью дружину не попадет, там все дееспособны – и в физическом, и в умственном плане. Прежде чем попасть в казачью дружину, нужно пройти отбор и у казаков, и в органах внутренних дел. Немалую роль играет и физическая подготовка, потому что патрулирование – это большая нагрузка.

Поэтому казакам, в отличие от простых дружинников, позволяется вести патруль самостоятельно. Например, когда в прошлом году многие наши полицейские уезжали работать на чемпионате мира по футболу, на освободившиеся места ставили казаков для самостоятельного несения службы.

– Зоны ответственности у казаков и простых дружинников поделены?

Николай Белослудцев: – Конечно. Мы ведь не просто патрулируем там, где захотели. Места патрулирования согласуются с органами власти, с органами местного самоуправления, с МВД.

– Сколько раз в неделю казаки выходят в патруль?

Николай Белослудцев: – В Тюмени – ежедневно.

Альбина Селезнева: – Народная дружина патрулирует 12 часов в месяц, а казаки – 180.

Николай Белослудцев: – То количество обязанностей, которые сегодня возложены на полицию, просто не позволяет их в полной мере реализовывать. Например, у участкового, условно, 157 разных обязанностей – и до некоторых дел руки просто не доходят. Часть этих вещей можно было бы делегировать – и основой могут послужить как раз казачьи народные дружины.

– Когда у нас везде по городу пойдут конные патрули, чтобы каждый горожанин мог сказать: вот теперь-то можно спать спокойно?

Николай Белослудцев: – Конь такая скотина – на асфальте не пасется. Их мы применяем в труднодоступных для обычного транспорта местах. Например, прошлой зимой конные патрули очень хорошо себя показали в дачных массивах. Все занесено снегом – на автомобиле не проедешь, а на коне – пожалуйста. Плюс конник сидит высоко и ему все видно. Поэтому это эффективно.

В парках конные патрули тоже работали – например, в Гилевской роще или в парке им. Гагарина, где на автомобиле по тропинкам не проедешь. Так что мы это развиваем – но ведь и конь не может быть просто случайным. Как минимум он должен быть привитым.

ДНД, народная дружина, казачья дружина, казаки, дружинник

Просмотры: 134

Комментарии